Полёт над городом

Размер шрифта: - +

Глава 40

За окном щебетали птицы. Лида вздохнула и перевернулась на другой бок.

Вчера ночью, после того как проснулась, она рассказала Саше и старой цыганке всё, что узнала от мамы. Тут же на кухне развернули штаб по определению места, где бандиты держат родителей, неизвестно откуда появился старенький, но вполне рабочий ноутбук и даже сносный кофе. Часов до четырёх утра ожесточённо спорили, ругались, даже Цагара призывали в судьи, несносный цыган кидал мрачные взгляды, но с ответами не жался, помогал. Старуха ушла спать первой, а вот они втроём досидели до рассвета. Только потом Цагар куда-то слинял, а Лида с Сашей разбрелись по комнатам.

А сейчас на часах уже было – Лида стащила с подоконника будильник – ну да, час дня. Неплохо поспала.

 

Когда она, после всех утренних процедур, зашла, голодная, как тысяча чертей, в кухню, там обнаружился Цагар. И кое-что знакомое на кухонном столе.

 — Откуда это?! – Лида бросилась вперёд и, как коршун добычу, подхватила кошелёк. А другой рукой – телефон. Тот самый, купленный на Сашину кредитку и забытый в гостинице в результате ночного побега.

Господи, она уже не думала, что когда-нибудь их увидит! На скорую руку проверила содержимое: всё было на месте. Телефон сел, конечно. Она заозиралась в поисках розетки. Хотя зарядка всё равно в комнате, в сумке. Пришлось пока оставить телефон в покое, но Лида ещё раз погладила тёмный экран. И кошелёчек, родной.

Цагар только хмыкнул что-то неразборчиво. Он сидел с другой стороны стола, мазал щедро отхваченный ломоть хлеба маслом, да так и жевал. От него опять пахло табаком и немного потом, словно он только что пришёл с пробежки.

 — Чаю себе хоть налил бы, — посоветовала Лида. Она уже начинала чувствовать себя здесь как дома.

Парень её совет проигнорировал, так что Лида по доброй душе решила позаботиться о нём сама. Вскипятила воды, налила в две чашки заварку, добавила кипятка. Одну из чашек молча пододвинула цыгану. Тот будто не заметил, но, зажевав очередной кусок всухомятку, запил.

Лида усмехнулась и открыла холодильник. Старуха сказала накануне, что всем в доме можно пользоваться без разрешения, так что совесть её не беспокоила. А кишки в животе уже пели песни от голода.

 — Яичницу будешь?

Опять молчание. Что за характер у этого парня?

 — Цагар!

Он вдруг встал, со скрежетом отодвигая стул, и навис над Лидой, меряя её свирепым взглядом. Хоть Цагар был ростом и поменьше Сашки, сантиметров в нём хватало для того, чтобы смотреть весьма угрожающе.

 — Опять оделась, как проститутка! Тебя мать не учила, что перед мужчинами нельзя так расхаживать?!

Лида сперва уставилась ошеломлённым взглядом на него, а потом — на свои шортики. Шортики, Карл! Обычные летние шорты чуть выше середины бедра.

Она разозлилась.

 — Хватит навязывать мне свои первобытные обычаи! — упёрла руки в боки и посмотрела на Цагара хоть и снизу вверх, но очень сердито. — Я не знаю, как у вас, но лично я воспитана в другой культуре, понял? И не надо приставать ко мне со своими идиотскими мерками из прошлого века, высокоморальный ты!

 — В другой культуре? – зловеще переспросил Цагар. – В которой тех, с кем спишь, называют братьями? Очень высокоморально.

Лида запнулась. Объяснить ему, что Саша ей не родной? Или что она с ним не спит?

 — И заниматься такими вещами в чужом доме? — продолжал тем временем Цагар.

 — Ничем таким мы не занимались, — быстро отпарировала Лида. — И вообще это не твоё дело. Стучаться надо перед тем, как зайти.

 — Заткнись! – он замахнулся, но не ударил, а вместо этого больно вцепился одной рукой ей в плечо – а вторая стиснула Лиде горло. — Жалкая ракли… тебе бы лишь крутить перед парнями юбкой. Хочешь, чтобы тебя трахнули, да? – склонившись над ней, он выплёвывал слова прямо ей в губы.

Полузадушенная, она не могла произнести ни слова. В ушах шумело. Она уже почти отключалась, когда удачно попала ему носком по голени, и жёсткая хватка разжалась.

Лида закашлялась и сползла на пол, опасаясь, что он начнёт её бить. Но босые ноги прошли мимо, направляясь к выходу. Лида следила за ними, не поднимая взгляд.

На пороге Цагар остановился:

 — Не смей тискаться с парнями в этом доме, — сказал ожесточённо, будто плюнул.

Лида бы ответила ему, куда он может засунуть свои ценные указания, но горло не повиновалось.

 

***

 

После происшествия с Цагаром Лида совершенно потеряла желание куда-либо выходить из своей комнаты. Раскрыла окно пошире и лежала с книжкой, наслаждаясь свежим ветерком. А вот переодеваться не стала. Что-то в глубине её бунтарской души яростно протестовало. Казалось, что если Лида послушается, то словно проиграет, уступит что-то важное.



Анна Мичи

Отредактировано: 14.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться