Полёт над городом

Размер шрифта: - +

Глава 44

Она пришла в себя в больничной палате. Как ни странно, чувствовала себя неплохо. Нигде не болело, мысли не путались, только очень хотелось пить.

Лида медленно обвела взглядом помещение. Судя по свету из окна, наполовину покрытого водоэмульсионной краской, сейчас день или раннее утро. А судя по тому, что на соседних кроватях ещё мирно спят, скорее всего, второе.

Но что с ней случилось? Как она сюда попала?

И что с Сашей? Можно ли верить тому, что привиделось ей в бреду? В него стреляли...

Потом. Все не имеющие ответа вопросы Лида оставит на потом. Она осторожно выбралась из постели. Мельком оглядела себя — какая-то дурацкая явно больничная ночнушка. Где одежда и телефон? И Цагар? Ах да, вопросы потом. Пить хотелось просто ужасно. А ещё в туалет.

Проблема с туалетом решилась первой. На стене коридора тёмно-синей красной были выведены указатели: «К лифтам», «Палаты номер 1300-1330», «Туалеты». Чувствуя себя заблудившейся в зазеркалье Алисой, Лида пошла, куда её направили.

Завершив с самым насущным, она помыла руки и тщательно изучила своё отражение.

Выглядела Лида, мягко говоря, нездорово.

Загорелая обычно кожа, то ли из-за отсвета от крашенных в зелёный больничных стен, отливала зеленью, глаза ввалились и болезненно блестели. Немытые волосы свисали космами. Зато в лице появилась некая изысканность. Что-то вроде аристократки былых веков: «я умираю от чахотки, ах-ах».

Смеясь над собой, Лида пошла искать сестринский пост. Надо же узнать, что с ней, как она сюда попала и когда её выпишут.

Благодаря всё тем же указателям на стенах она не блуждала, а голоса медсестёр услышала за миг до того, как повернуть за угол коридора. Но не повернула. Остановила фраза одной из женщин:

— А привёз её цыган.

Лида прижалась к стене.

— Ужасный тип, хамит, грубит, правил не соблюдает, всё ему как с гуся вода. Ушёл, только когда пригрозила, что охрану позову.

Лида невольно подавила усмешку. Удивительно точное описание Цагара.

— Бедная девочка, угораздило её с цыганом связаться.

— Любовь штука злая. А откуда ты знаешь, что он именно цыган? Сам сказал?

— Да навидалась я их. Часто тут бывают. Правда, обычно всё больше таборами. Приведут одну и рассядутся рядом, разложат платки, устроят ярмарку. А эти парочка. Он её, наверное, из дома увёл, дурочку. Покупаются русские девчонки на их внешность всё-таки, конокрады, костры, романтика…

— Конокрады! — вторая женщина рассмеялась.

Забавно. Стоило покрасить волосы, и вот уже её считают русской.

Слушать надоело, и Лида, пошаркав ногами, медленно вышла к посту. Обе женщины, что сидели там за столиком, вмиг замолчали, меряя её настороженными взглядами.

— Вам чего, больная? — спросила та, что сидела слева, блондинка лет тридцати, с двумя резкими недовольными складками от носа вниз.

— Можно где-нибудь достать воды? Очень пить хочется.

— На этаже кулер стоит, — медсестра махнула куда-то влево. — Не разберётесь, подходите.

— Хорошо, — вежливо ответила Лида. — А не подскажете, когда меня выпишут?

— Спросите у врача, когда будет обход.

М-да, похоже, тут Лида ничего не узнает. Она поблагодарила и повернулась в указанном направлении. И не отказала в удовольствии бросить напоследок небрежное:

— Тот парень, что меня привёз. Он, кстати, армянин.

Молчание, провожавшее её до самого уголка с кулером, больше всего прочего свидетельствовало, что шалость удалась.


 

Вдоволь напившись, Лида уселась в старое вытертое кресло рядом с кулером. Уставилась во включённый телевизор, да так и замерла, покачивая в руке картонный стаканчик из-под воды. Впала в какой-то полутранс-полусон, не замечая, что происходит вокруг, не слушая монотонное бормотанье диктора и даже ни о чём особенно не думая.

Такой её и нашёл Цагар.

— Идём, — сказал он отрывисто. — Где твоя одежда?

Лида заторможенно пожала плечами. Потом вспомнила, где находится, перевела взгляд на стаканчик в своей руке и чуть его не выронила.

Стаканчик до половины наполнял чёрный пепел.

Лида вскочила и поспешно отставила стаканчик на столик рядом. Что за?..

Цагар заглянул в него, потом посмотрел на Лиду. Не сводя с неё взгляда, взял стаканчик и поднёс к губам, будто собирался глотнуть. Лида молча наблюдала за его действиями.

Глотать Цагар не стал, лишь осторожно шевельнул ноздрями. Пожал плечами и обмакнул в пепел мизинец. Лизнул самым кончиком языка.

— Пепел, — озвучил он вердикт. — Обычный древесной пепел. Откуда?

— Понятия не имею! — неужели Лида была в такой сильной отключке, что не заметила, как ей в стакан насыпали пепла? Но кто? И зачем?

Она обвела взглядом уголок перед телевизором, но никто не вызывал подозрения и не смотрел в их сторону. Да и народу-то было немного. Бабулька у окна, быстро-быстро перебиравшая спицами, мужчина средних лет, шевеливший губами и напряжённо всматривающийся в экран. Ни один из них не походил на любителя странных шуток.

— Выброси это, — сказала она Цагару и поспешила выйти в коридор. По спине прошёл холодок.

Чертовщина.

— Идём, — повторил Цагар, выходя следом. — Нужно получить твои вещи.

— Что со мной случилось?

Он посмотрел на неё долгим пристальным взглядом. Из-за тёмного цвета его глаз или из-за общей невозмутимости Лида никак не могла понять, о чём он думает.

— Ты что-нибудь помнишь? — спросил он наконец.

— Н-нет.

Не говорить же ему, что видела, как он нёс её? И как они неслись в больницу на его джипе, и её пристёгнутое ремнём, закутанное в плед тело безвольно моталось на переднем сиденье?



Анна Мичи

Отредактировано: 14.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться