Полёт над городом

Размер шрифта: - +

Глава 45

До дома ехали молча. Лида сначала терзалась в догадках, откуда берётся пепел, потом плюнула на бесполезные мысли и стала следить за дорогой, пытаясь угадать, куда именно они возвращаются: в дом пуридаи или на дачу, где её прятал Цагар.

Судя по всему, второе.

Удивительно, но она только сейчас поняла, что упустила шанс сбежать. Эта мысль банально не пришла ей в голову. Может быть, Лида не до конца оправилась от приступа? С тех самых пор, как очнулась в больнице, она чувствовала себя непривычно аморфной и расслабленной. Даже тревога за Сашу немного отступила. И сон стал забываться, как обычный сон. Может, всё было не на самом деле? Будь у неё телефон, Лида бы попробовала ему позвонить, но Цагар вряд ли с восторгом воспримет такую идею.

Машина въехала в тихий дачный посёлок и затарахтела колёсами по грунту. Лида с интересом смотрела наружу. В прошлый раз её привезли ночью, и она была слишком напугана, чтобы обращать внимание на окружающее. При свете дня посёлок выглядел мирно. И безлюдно. Наверное, дело в том, что ещё не сезон. На выходных здесь наверняка много народа, а в рабочие дни пусто.

Значит, сегодня рабочий день. Интересно, какое число? Со всем этим Лида потеряла счёт времени. Интересно, последний звонок уже был?

Цагар остановил машину и выбрался. Пока Лида сражалась с пристяжным ремнём, успел обойти джип и открыть дверь с её стороны. Перехватил Лиду за локоть, помог подняться. Она встала и убрала руку:

— Не надо, я не сахарная. Нормально себя чувствую.

Нырнула в машину за стаканом с кофе. Цагар не спешил уйти в дом. Стережёт?

Лида выпрямилась и посмотрела ему в глаза.

Странное ощущение. Натянутое молчание. Она вроде как всё ещё пленница. Он всё ещё похититель.

Но почему-то Лида ощущала себя почти хозяйкой положения. Он мог не отпускать её, мог связать и запереть в подвале, но всё равно — она ощущала какую-то власть под ним. И не хватало самой малости, чтобы понять, какую именно.

— Что случилось? Почему я очнулась в больнице?

— Иди в дом, — сказал Цагар тоном мягче, чем можно было ожидать. — Потом поговорим.

И она пошла.


 

Внутри было прохладно и сумрачно. Лида с любопытством обвела взглядом помещение. По всей видимости, гостиная: в углу стоял старенький, с выпуклым экраном телевизор, на полу ковёр в виде медвежьей шкуры. Диван с продавленными сиденьями был заботливо накрыт не скрывавшим продавленности пледиком. И множество вышитых подушек, видимо, для удобства. Чуть дальше стоял крепкий широкий стол, накрытый бежевой скатертью.

Цагар, наверное, ночует здесь, на этом диване. Или в доме есть ещё комнаты?

Интересно, он снова отправит её в подвал? Или поверит на слово, если Лида скажет, что не собирается сбегать?

Пока что она и правда не собиралась это делать.

Саша уехал, причины возвращаться в дом старухи нет. Ворочалось в душе беспокойство: за Сашу, за маму с дядей Серёжей, но попереживать Лида может и здесь. А вероятность, что её тут найдут бандиты, казалась ей гораздо ниже.

Цагар вошёл в дом, щурясь после яркой залитой солнцем улицы. В подвал Лиде не хотелось, и она поспешила сказать:

— Есть охота. Может, что-нибудь приготовим?


 

Он всё-таки попытался отправить её вниз. Сперва настаивал, что сам займётся приготовлениями, потом, когда Лида в лоб спросила, что, кроме яичницы, он в состоянии приготовить, сердито бросил, мол, кухня — женское дело. Таким образом сиденья в подвале удалось избежать.

Очищая картошку, Лида даже мурлыкала под нос весёлую песенку. Ещё было бы лучше, если бы Цагар отправился в магазин за продуктами (не хватало мяса, тех же яиц, кофе, если на то пошло), но он никак не хотел верить её обещаниям послушно ждать его дома. И с собой брать не хотел, ссылаясь, что она ещё не оправилась от болезни. А может, не хотел, чтобы она узнала местность или заговорила с кем-нибудь, попросила бы о помощи.

Ничего, у Лиды ещё есть время, чтобы Цагар умерил свою подозрительность.

Когда уселись за стол, Лида завела разговор:

— Расскажи, что со мной было.

Цагар, не отвечая, потыкал вилкой жареную молодую картошку. По-деревенски, в тонкой гладкой кожуре.

— Это вкусно, не бойся. Так почему я очнулась в больнице? Мне вообще какой диагноз поставили?

— Острая инфекция на почве стресса, — неохотно отозвался парень. — Не запомнил точнее. По-моему, они и сами не совсем выяснили.

Лида вспомнила, как вызывала скорую помощь, когда Саша свалился на улице. Тогда ему, кажется, тоже не поставили никакого определённого диагноза. Хотя нет. Тогда Саша просто удрал из больницы при первой возможности.

— А… расскажи, как ты заметил. Я что-нибудь говорила?

— Да, — буркнул он. — Несла всякий бред.

— Например?

— Неважно.

Лида замолчала. Он не скажет. Оставалось лишь рыться в собственной памяти, но ничего, кроме уже знакомых картинок, не вспоминалось. А Цагар, поняв это, будто вздохнул свободнее.

После еды он недвусмысленным жестом указал ей на лестницу в подвал.

Лида замотала головой:

— Не хочу! Я не убегу, только не запирай меня там. Запри в доме или бери с собой, только не в подвал. Я боюсь, что мне опять станет там плохо. И если ты запрёшь меня и уйдёшь, я даже в туалет сходить не смогу.

Цагар посмотрел на неё долгим взглядом. Потом молча отвернулся. Встал. Лида настороженно за ним следила.

Он вытянул палец в сторону коридора:

— Туалет там. Вода в бутылях в кладовке. Кладовка тут, — палец передвинулся в другом направлении.

— Хорошо, — кивнула Лида, стараясь не улыбаться.

Это была маленькая, но победа.



Анна Мичи

Отредактировано: 14.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться