Полное затмение Луны

Размер шрифта: - +

IV.

Take another look

At yourself what do you see?

You drift alone in circles

And you can't reach the sun

Are you a prisoner

Of an endless war

Or trapped in sadness

You can't reach the sun

 

Demons & WizardsLunar Lament

 

Покрытый сетью бороздок и темными пятнами лишайника камень отдавал последнее накопленное за день тепло, а в воздухе мятным настоем разливалась вечерняя прохлада. К склонам противоположного края ущелья горстками пуха прилепились облака, саму Долину постепенно заполняли сумерки и серебристая дымка. Снизу доносилось приглушенное бормотание Казыркана. Здесь же, на высоте почти полукилометра, было совершенно тихо, и только потрескивание крохотного костерка нарушало умиротворенное безмолвие.

Ольга сидела на самом краю площадки Теплого камня, свесив ноги с обрыва. Орсо стоял шагах в пяти позади и смотрел на ее силуэт на фоне синих склонов гор, подернутых темно-серой пеленой тумана. Он умел перенастраивать зрение на здешний позитив, но сейчас ему нравилась именно эта цветовая гамма как обрамление для полупрозрачной, словно бы отлитой из цветного стекла фигуры женщины с фиолетовыми волосами и бледными, почти белыми руками и плечами – почему-то цвет человеческой кожи не подчинялся странным законам инверсии цветовосприятия в разных пространствах.

Он был здесь, в этом мире, уже три месяца. Или же – всего три месяца. Но иногда ему казалось, что он был здесь всегда, что именно эти сине-фиолетовые горы под алым небом и есть его настоящий дом. А иногда – как сейчас – его охватывало сладкое и жуткое ощущение нереальности происходящего. Как будто он видел сон и понимал, что вот-вот проснется. А так многое еще не сказано и не сделано...

– Скоро полнолуние, – негромко сказала Ольга.

– Ты ее чувствуешь? – Орсо подошел ближе, опустился на колени позади Ольги и положил ладони ей на плечи. – Что она говорит?

Та сторона неба, где сейчас всходила Луна, была затянута облаками.

– Ничего, – Ольга вытянула руку, и с ее пальцев сорвалась и медленно полетела вниз крошечная капелька голубого света. – Просто заметила.

Орсо осторожно распустил узел из волос на Ольгином затылке. Перенастроил зрение: этим видом он хотел наслаждаться в его настоящем цвете. Вьющиеся медные пряди ленивыми змейками стекли по спине и плечам, блеснули оранжевыми искорками в отсветах огня.

Ольга откинула голову назад и прижалась затылком к груди Орсо. Повозилась, устраиваясь поудобнее в кольце его рук.

– Ты не замёрз? – спросила она шепотом.

– С тобой? – Орсо усмехнулся. Собрав Ольгины волосы в горсть, он отвел их в сторону и коснулся губами ее шеи. – Ты же солнце. С тобой не замёрзнешь.

Ольга изогнулась в его руках, запрокинула голову еще сильнее и поймала его губы своими. Орсо почудилось, что крохотный костерок, зажженный не ради тепла или света, а скорее как символ уюта, полыхнул на всю площадку перед домиком, и Теплый камень вмиг стал обжигающе горячим.

 

Она стояла на краю обрыва и смотрела на льдисто-голубоватый, будто подтаявший снизу и слева диск Луны. Белизна Ольгиной кожи казалась призрачным свечением на фоне темных склонов гор и почти черного неба. Орсо смотрел на нее снизу вверх и видел не обнаженную женщину с развевающимися на ветру волосами, а ожившую стихию, духа гор, наполненный жидким лунным сиянием сосуд в форме человека.

– Я всегда считала, что заниматься любовью прямо под открытым небом, под ЕЕ взглядом, – Ольга подняла руку и плавным движением словно бы погладила серебристый бок Луны, – неприлично и даже кощунственно. А теперь я понимаю – это вполне может быть ритуалом в ее честь. Во всяком случае, я вижу, что она не сердится. И скорее даже довольна.

– Хочешь сказать, ей нравится наблюдать за... подобными сценами? – усмехнулся Орсо. – Я, конечно, всегда считал безумную ипостась нашего божества слегка извращенцем, но не в этом же смысле...

Ольга тихонько хихикнула, обернулась и легко спрыгнула с валуна. Ее босые ноги бесшумно ступали по остывшей шершавой поверхности камня. Орсо, который по-прежнему сидел среди вороха разбросанной одежды, поднялся на ноги и поймал ее в объятия.

– Я хочу доказать ей, что если я буду счастлива – вот так остро, прямо до боли, до слёз – от меня будет намного больше толку, – зашептала Ольга, обжигая ухо Орсо губами и горячим дыханием. – И она... Она, кажется, мне верит. Я прошу ее... Прошу не трогать нас. Молю постоянно, говорю, что я все сделаю, ну, почти всё, как она желает, только бы она не тронула тебя. Потому что если... – Ольга всхлипнула и обняла Орсо, стиснула его ребра со всей немалой силой своих натренированных рук, содрогаясь от страха и горного ночного холода, застыла, словно собираясь простоять так до рассвета, когда лучи солнца помогут ей оттаять.



Ксения Крутская

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться