Полное затмение Луны

Размер шрифта: - +

VI.

«What created me

What and where and how?»

 

Bruce DickinsonAccident of Birth

 

– Помоги мне найти Бьёрна, – вместо приветствия сказал Орсо, подходя к Матиушу со спины.

Учитель сидел на табурете, сгорбившись и едва ли не уткнувшись носом в потрепанный том большого формата. От неожиданности он вздрогнул, резко обернулся и картинно возмутился:

– Вот взял привычку подкрадываться и пугать старого человека!

– Ты еще скажи, что тебя удар с перепугу хватит, – отмахнулся Орсо. – Можешь пойти со мной прямо сейчас? – он покосился на книгу, потом перевел взгляд на лицо Матиуша. Тот посерьезнел и понимающе кивнул.

– Идем.

 

Та часть пространства внутри ядра, которую местные обитатели не посчитали нужным «застроить» по собственному вкусу, была заполнена тем самым серебристым туманом, в котором поначалу пребывал Орсо – до того, как Саанд «извлек» его оттуда и научил воплощаться. В тумане легко было заблудиться, и основные «обжитые» части пространства соединялись хорошо различимыми черными дорожками. Матиуш с учеником шли по такой тропинке уже довольно долго. Орсо считал и запоминал повороты на случай того, если когда-нибудь ему захочется повторить эту прогулку в одиночестве.

Время от времени из тумана справа и слева выплывали строения, ограды, деревья, скульптуры… Матиуш коротко пояснял:

– Тут живет Маини Трай. Скульптор, кроме всего прочего. Заметно, да? Вот этот стеклянный кошмар – дом Вернера Олатта. Это один из самых старых наших ученых. Умер в тысяча восемьсот восемьдесят пятом. Поэтому у нас тут он немного помешался на архитектуре нового времени, и это тоже очень хорошо заметно…

Орсо вертел головой, удивляясь, восхищаясь и иногда – что уж греха таить – пугаясь или же давясь смехом. Разнообразие порождений фантазии ученых поражало. Глядя на это, невозможно было не проникнуться мыслью о том, что всех этих людей ни в коем случае не следует выпускать за пределы ядра – они такого могут натворить в реальном мире…

Некоторое время по обе стороны от тропы не было ничего, кроме перекатывающего клубами тумана.

– Скоро начнутся дикие ячейки, – вполголоса сказал Матиуш. – Помнишь, Саанд упоминал о части ядра, которая соответствует поврежденным участкам разума Архитектора? Так вот, дикие ячейки – пограничная зона. Там пространство уже нестабильно. А за ними… – он замолчал и махнул рукой.

– Кто-нибудь знает, что там?

– За всё время туда отправлялись четверо, – вздохнул Матиуш. – Два раза по двое. Никто не вернулся.

– А в диких ячейках, значит, можно находиться?

– Ты пришел оттуда, – улыбнулся Матиуш, коротко глянув на Орсо. – Это место, где хранятся модели, которые по разным причинам не воплотились здесь. Поскольку твоего знакомого нет среди наших коллег, то если он вообще где-то здесь, внутри ядра, он может быть только в диких ячейках.

– Хорошо. А для нас самих это не опасно?

– Нет, не опасно. Мы уже достаточно надежно осознаем себя, держимся за воспоминания друг о друге – вряд ли кто-то из нас способен там развоплотиться. Единственная опасность – заблудишься. Там трудно отслеживать тропы, особенно с непривычки. Не теряй меня из виду.

Орсо кивнул и, отстав на шаг, пошел за Матиушем след в след.

– Смотри, – учитель остановился и указал вперед.

Орсо вгляделся в белесое колеблющееся ничто впереди и затаил дыхание. Он видел. Туман был живым.

Призрачные фигуры, похожие на столбы пара, поднимающиеся в морозный день над ведрами с горячей водой, медленно и, казалось, без всякой цели и системы перемещались в пространстве, обтекая друг друга и неожиданно ловко избегая столкновений. Матиуш осторожно двинулся вперед, скользя между дымными столбами, время от времени касаясь то одного, то другого и быстро отдергивая руку. Наконец он остановился и оглянулся.

Орсо быстро нагнал его, чувствуя, как позорная паника сжимает грудь. И плевать, что грудь – плод воображения. Паника самая настоящая.

– Вот он, – тихо сказал Матиуш, указывая на один из призрачных силуэтов. – А я, пожалуй, подожду тебя на границе… На самом деле мне чертовски не по себе, коллега. Он – почти ты. Но не ты. Будто я встретил тебя на улице, заговорил, а оказалось, что это не ты, а совершенно посторонний человек, который меня не узнает…

Орсо кивнул, обошел учителя и еле слышно проговорил: «Спасибо».

Матиуш торопливо скрылся в тумане.

Орсо подошел вплотную к колеблющемуся столбу серебристого тумана и протянул руку.

Это было как…



Ксения Крутская

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться