Полнолуние чужой реальности

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава 1

– С новым годом! С новым счастьем! – доносились радостные крики с улицы.

Даже сквозь закрытое окно, этот праздничный шум, невероятным образом, проникал в квартиру. Детский смех, песни, поздравления звучали отовсюду, перемешиваясь с громкими выстрелами красочных фейерверков.

Народ радовался. Встречал новый год, не менее радостно провожая старый. Бой курантов уже давно отзвучал, но для многих, веселье только начиналось. Для меня же, просто закончился ещё один день. Немного суматошный, и до боли грустный. Моё веселье и чувство праздника потерялось три года назад, когда на мокром асфальте столкнулись фура и серебристый ниссан.

В тот день мы с родителями возвращались домой с областных соревнований по танцам. Настроение было радостным, я так вообще, пребывала в восторженной эйфории. Первый призовой кубок, пусть не золотой, всего лишь бронзовый, выстраданный утомительными тренировками, не хуже печки, грел душу.

Я очень долго готовилась к этому выступлению, выматываясь морально и физически. Это, только, кажется, что современные танцы легки в исполнении, и не нуждаются в тщательной подготовке, продумывании композиции и движений, сплошная импровизация. Это и есть мастерство, иллюзия лёгкости и удержание внимание зрителя. У меня сегодня получилось приблизиться к цели, ещё на одну ступеньку. Все труды были не напрасны, и сейчас, я была просто счастлива, с трудом вникая в слова моих, не менее счастливых, родителей.

Мама, с тёплой улыбкой, в сотый раз пересказывала, как здорово я смотрелась на паркете, как вопила от восторга публика стоило мне выдать своё коронное движение. Стойка на одной руке с горизонтальным шпагатом. Папа с энтузиазмом ей поддакивал, весело подмигивая мне в зеркало заднего вида.

В один из таких моментов нам на встречу и вылетела эта смертоносная громадина. Папа ничего не успел сделать, только выкрутил руль в тщетной попытке уйти от столкновения, но машину закрутило. Раздался визг тормозов, в салоне резко запахло гарелой резиной, а потом, сильный удар отбросил меня сначала вперёд, а потом назад, ощутимо приложив затылком о сиденье. В глазах потемнело, уши заложило от жуткого скрежета и крика.

– Мама! – вскрикнула в отчаянье, но слова застряли на подходе вместе с воздухом.

Грудь сильно сдавило, я не могла ни вздохнуть, ни выдохнуть. Темнота, она была кругом, и становилась всё плотнее. В ушах всё ещё был вакуум. Ничего не понимая, не видя и не слыша, я отчаянно барахталась в этой темноте, с ужасом понимая, что даже тела своего не чувствую. А потом, пришла она, боль. Обжигающая, выворачивающая наизнанку, ломающая кости и рвущая связки. По-моему я кричала, беззвучно, теряя последние крохи кислорода, но новая волна боли в ногах заставила меня замолчать.

В себя пришла уже в больнице. Загипсованная и обмотанная бинтами по самую макушку. Первое, что увидела, это как осунулась, и ещё больше постарела моя бабушка, стоило мне открыть глаза, и она бросилась ко мне, поспешно вытирая слёзы с бледных щёк. Серые глаза поблёкли, горестные морщинки глубокими шрамами пересекли её светлое лицо.

– Карина! Девочка моя, ты очнулась! Слава богу, – шептала она, осторожно гладя меня по голове.

Даже смогла улыбнуться. Через боль, что затаилась в её глазах, через отчаянье, что ещё секундой назад накрывало её с головой. Ради меня, ради нас, она осталась сильной. Готовая бороться, за мою жизнь, чего бы это ей ни стоило.

И мы боролись, вместе. Поддерживая друг друга, помогая пережить общее горе и не скатиться в отчаянье. Ещё там, в палате, только посмотрев на бабушку, я сразу поняла, в этом мире, мы с ней остались одни друг у друга. Мама, моя улыбчивая, добрая мама и, всегда готовый прийти на помощь, и защитить от всех бед папа, погибли. Их смерть была мгновенной, а вот я выжила, только навсегда осталась калекой, прикованной к инвалидному креслу.

Мне было девятнадцать. Возраст, когда хочется влюбляться, мечтать, столько планов на будущее, столько желания жить и дышать полной грудью, наслаждаясь каждым моментом, каждым днём. Но судьба жестоко решила подрезать мне крылья на взлёте. За что? Почему? Вопросы без ответа.

Сейчас мне двадцать два. Два года мы с бабушкой пытались снова научиться жить без них, вместе привыкая к новым правилам и трудным реалиям инвалидов. Выкарабкались, я даже смогла найти себе занятие по душе и начала зарабатывать деньги, которые, были очень нужны на лечение. Благо интернет позволял это сделать. Пригодились мои дизайнерские таланты, замеченные ещё мамой, но так и оставшиеся в зачаточном состоянии, а вот учёбу на ветеринара пришлось оставить.

От воспоминаний на глаза навернулись слёзы. В неровном свете свечи я смотрела на родные лица, улыбающиеся мне с большой фотографии. Мама, папа и бабушка, вся моя семья, которой больше нет рядом, только в моём сердце навсегда отпечатался их образ. Год назад бабушка умерла, тихо ушла во сне. Она никогда не жаловалась, а я, как могла, берегла её и помогала по мере сил и возможностей. И всё же судьба решила забрать и её. Возраст, сильный стресс, в какой-то миг сердце просто не выдержало.

Последний раз бросила взгляд на фотографию и затушила свечку. Руки привычно легли на холодный металл колёс инвалидной коляски. Темнота комнаты гнала меня вперёд, туда, где вспыхивал свет от взрывающихся фейерверков, и ждало живое тепло.

Нейна – странная кошка несколько месяцев назад ворвавшаяся в мою жизнь, неподвижно сидела на широком подоконнике, любуясь разноцветными всполохами через стекло.

Почему такое странное имя у обычной российской кошки? Так и сама киса была не совсем обычной. Крупная, с симпатичными кисточками на кончиках настороженно торчащих ушей, и невероятно зелёными глазами. Тёмная, густая шёрстка красиво переливалась на свету, но не была целостного окраса. Если приглядеться, можно было рассмотреть небольшие двухцветные пятна, словно спрятанные под тёмным цветом, но проглядывающие при движении мышц.



Санса Чароит

Отредактировано: 26.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться