Полосы Аффармата Альбы

Размер шрифта: - +

Заложница чужой интриги

 

**

Когда Зарина вошла в клинику, её удивила тишина.   Обычно в коридоре административного крыла ей встречалось человека два-три, которые либо курили у запасной лестницы, либо переходили их кабинета в кабинет. Сегодня же и все двери были закрыты и народа – не наблюдалось. Лечебно-диагностическое отделение тоже пустовало, лишь регистратор Саша стучала по клавиатуре, традиционно удерживая телефонную трубку плечом.  Не нравилось этой красавице носить на голове гарнитуру – прическа, видите ли, важнее удобства, а включать громкую связь, отвечая на вызов, директор настрого запретил.

Кивнув Саше, ветеринар Горлова прошла в ординаторскую, скинул верхнюю одежду, переобулась и спустилась в лечебное отделение.  Она спешила встретиться с тигриком, который уже давно должен был проснуться. Двери комнаты, где стояла клетка для крупных животных – той самой комнаты – были распахнуты настежь. Несколько человек толпились там, внутри.

- Пустите, пропустите меня, - встревожилась Зарина и принялась проталкиваться вперёд.

- А, Горлова, - поднял голову Лев Давидович, сидящий на корточках возле оранжево-черного тела, -  вовремя ты. Очень вовремя. Тут вот господа-товарищи тебя ожидают, извелись уже.

- Кто? – изумилась девушка, оглядывая присутствующих.

Кроме Яны и Бориса, в комнате стояли мужчины в камуфляжных бушлатах и чёрных вязаных шапочках. Вооружённые автоматами и пистолетами. Лица их, суровые, не изувеченные печатью интеллекта, выражали решимость, оставалось лишь понять – в чём? Зарина так и спросила:

- А в чём дело?

- Несколько вопросов, -  ответил один из камуфляжных, надвигаясь на неё.

Крупный, комплекцией похожий на медведя, он отличался от остальных наличием погонов с одной большой звездой. И только. Изо рта у него пахнуло сивушных душком, что заставило ветеринара Горлову отстраниться и отступить на шаг.

- Пройдёмте в ваш кабинет и поговорим, - продолжил наступление майор.

- У меня нет кабинета.

- Тогда в кабинет начальника. Вы ведь не возражаете, господин Мельник? – последовало обращение к Льву Давидовичу.

- Возражаю. Сейчас я закончу обследование, впишу данные, и вместе пойдём. Пара минут. –возразил начальник, вставая и рассматривая показания глюкометра. – Зарина, а сахарок у него поднялся. Оживает тигр, оживает! Видела бы ты, как он мясо уплетал. Всё смякал, и свининку и крольчатину и индюшатину. Ни косточки не оставил. С таким аппетитом он у нас быстро выздоровеет…

Говоря это, Лев Давидович  заполнил очередные клетки  картонного вкладыша для лабораторных данных, закрыл папку и вышел из комнаты, не обращая внимания на камуфляжную группу. Зарина просунула руку в клетку, дотянулась до морды тигрика, погладила по лбу, тронула нос, подняла веко. Зрачок сузился от света, но смотрел он вбок, не фокусируясь.

- Отдыхай, я скоро приду, - шепнула она спящему зверю и поспешала вслед за шефом.

В кабинете Лев Давидович предложил вооружённым гостям сесть на диван. Зарине он показал на стул у Т-образной добавки к своему мощному, не офисно-бюрократическому, а сталинских ещё времён, монументальному, зелёносуконному столищу. Майора диван не устроил, он самовольно занял второй стол, напротив ветеринара Горловой.  Главному врачу клиники это не понравилось, он нахмурился и потребовал:

 - Итак, господа, представьтесь полностью.

- СОБР ФТС, - недовольно буркнул и взмахнул удостоверением майор.

- Точно, таможенники? Позвольте, я прочту, - протянул  к его книжечке руку Лев Давидович, - а то сказать можно всякое.

- Да вы что, совсем обнаглели?

- И всё же. Предъявите. Таков порядок.

Мягкий голос главного ветеринарного врача обрёл вдруг прочность стали и холодок, свойственные, как правило, высокопоставленным чиновникам. Майор, вероятно, хотел выругаться, но сдержался, лишь энергично пошевелил губами, поднёс удостоверение к глазам Льва Давидовича.  Тот прочёл, опустился на стул, записал что-то на раритетном перекидном календаре, вынул мобильник и набрал номер. В тишине кабинета несколько раз прозвучал слабый сигнал идущего куда-то вызова, который довольно быстро сменился мужским голосом: «Что? Быстро, я занят!»

- Тысяча извинений, но ко мне в клинику ворвались вооружённые люди во главе с майором Афанасьевым. Должен ли я и мои сотрудники отвечать на их вопросы? Понял. Спасибо. Извините за беспокойство.

- Вы что, полковнику звонили? – спросил майор, зло сверкая глазами.

- Генералу. И он разрешил мне отвечать на вопросы, если я захочу. Или у вас есть соответствующий документ? Как он там называется, ордер на обыск?

- Не ордер, а постановление.  Обыскивать мы не собирались, только задать несколько вопросов врачу Горловой. И вам, господин Мельник.

Лев Давидович пожал плечами, глянул на Зарину:

- Я отвечу, а ветеринарный врач Горлова решит сама. Может, вы объясните, что вас привело сюда, господин майор Афанасьев?

Суровые лица бойцов Таможенной Службы не изменили своё выражение, но майор надел более вежливую маску. Теперь он выглядел озабоченным. И слова его соответствовали фейсу:

- Мы получили сигнал, что кто-то из вашей клиники поставляет контрабандистам органы диких животных. Для отправки в Китай. Вы же знаете, там у них, в народной медицине, это бешеных денег стоит.

Зарина удивилась.  Искать в их клинике органы диких животных? Какие органы? Вырезать у живого тигра или медведя желчный пузырь без операции невозможно, а кроме одного медведя и трёх тигров через клинику ни один дикий зверь не проходил. И те были всего лишь обследованы после отлова, а потом уехали в Якутию. Лев Давидович озвучил майору то же самое, разве что указал, куда увезли тигров?



Таш Меккелиг

Отредактировано: 10.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться