Половина души. Обжигающий вкус надежды

Размер шрифта: - +

Глава 1

Кажется, я спала. Из темноты плыли лица, но не получалось их вспомнить. Они сменяли друг друга и ускользали, не позволяя всмотреться. В голове перекатывалась боль свинцовым шаром, в ушах стоял монотонный гул. И он всё усиливался, пока не перешёл в звон, похожий на звук большого медного колокола, по которому ударили чуть не в такт. Его отголоски мучительно сдавили виски, и я распахнула глаза. Заморгала, но ничего не увидела. Кромешная тьма.

Я лежала на боку, сзади что-то мягкое, похожее на подушку, прижималось к спине. Одеяло укрывало меня по пояс и казалось неимоверно тяжёлым. Я подняла руку, чтобы проверить, но кожа на ней натянулась до боли, закололо в онемевших пальцах. Ахнув, я дёрнулась, и меня скрутило судорогой, во тьме вспыхнули черно-белые искры. Цепляясь за край матраца, на котором лежала, я с усилием сглотнула. Пульс колотился в пересохшем горле, в неподъёмных веках, в обессиленном теле. Чувствовала я себя одним сплошным оголённым нервом, голова грозила лопнуть. Во рту появился кисло-сладкий вкус, и темнота завертелась. Беззвучно застонав, я уткнулась лицом в подушку, но стало только хуже. На лбу проступила испарина – хреновый признак. Кажется, меня сейчас вывернет.

Приподнявшись на локте, я глубоко вдохнула воздух, пахнущий цветами и кондиционером для белья. Тошнота стремительно подбиралась к горлу, но не хватало сил даже на то, чтобы сесть. Тогда я стала помогать себе рукой, сбрасывая одеяло, но снова натянулась кожа на локтевом сгибе, к ней было что-то прилеплено. Я свалилась обратно на подушку, нащупывая другой рукой, что же это может быть. И тут спина вспыхнула огнём, словно кожа на ней ссохлась и разошлась. Я выгнулась, завопив без голоса, и перекатилась набок, продолжая искать пальцами другой источник боли. Пластырь, а под ним игла. Игла? Затаив дыхание, я ощутила движение, потоки воздуха мазнули прохладой по лицу. Какая-то неотмирная энергия поползла от рук к плечам, к шее, поднимая волоски дыбом. Но я не успела испугаться, лишь покрылась мурашками, как вдруг кто-то навис надо мной. И когда поняла это, пугающую тишину разбили звуки - легкий шорох одежды, ровное глубокое дыхание и сильный пульс, отдающийся в висках ударом молота. Этот «кто-то» что-то поставил, шевельнулась игла под кожей, натянув пластырь. Протестующе мыкнув, я попыталась выругаться, но не смогла и закашлялась. Воды, мне нужно воды! Прижав руки к груди, я училась заново дышать. Свернулась в комок, боясь лишний раз двигаться. Тот, кто стоял надо мной, склонился ниже, лицо обдало теплом его тела и новыми запахами – душистого мыла и лосьона после бритья, а под ними второй волной окатил аромат кожи, сладко-свежий, чистый, невозможно знакомый.

Адреналин потёк по венам и ударил в голову. Охваченная паникой, я поползла назад, перебирая непослушными ногами, и упёрлась в спинку кровати. Одной рукой удерживая край одеяла, другой провела вокруг себя, пошарила по постели, надеясь найти хоть что-нибудь, чем можно защищаться. Но тщетно. Кровать, на которой проснулась, оказалась просторной, я лежала близко к краю. Дотронуться до того, кто стоял рядом, смелости не хватило. Или чувство самосохранения сработало, как знать. Я не могла вспомнить, где нахожусь и с кем. В неясном сознании звенела пустота, а все попытки думать отзывались ударами боли в висках. Пульс трепетал во рту пойманной бабочкой, в ушах нарастал мерзкий, давящий на слух гул, и в целом состояние у меня было паршивое. Сжав руку в кулак, я опустила её на одеяло – если незнакомец приблизится, то есть крохотный шанс его оттолкнуть. В полной темноте непросто обороняться, но можно хотя бы попробовать. А у меня буквально кожу сводило от желания отбиваться.

—Привет,— сказал приятный мужской голос, но я его не узнала.

—Кто здесь?— заговорить получилось только со второй попытки – хриплым свистящим шёпотом.

—Я,— тихо ответил мужчина, ни чуть не прояснив ситуацию. И загремел, зашуршал чем-то у меня над головой.

—Что это?— спросила я и облизала пересохшие губы.

—Ты уронила капельницу,— шевельнулся диван – он сел рядом, вес его пристального взгляда ощущался, как нажим ладони.

Я похолодела и сильнее вжалась в спинку кровати, стараясь оказаться как можно дальше от невидимого незнакомца.

—Капельницу?— сипло повторила я.— Я что, в больнице?

—Нет,— выдохнул он и потянулся ко мне, коснулся локтя, но я отшатнулась, как от удара. Он не отодвинулся – держал руку над мой, не дотрагиваясь.

—Да что….

—Позволь снять пластырь и вытащить иглу, пока ты не поранилась.

Какая-то часть меня отчаянно протестовала, но умом я понимала, что он прав. Внутренний голос вопил от ужаса. Какого чёрта происходит? Я балансировала на грани обморока, да ещё истерика душила изнуряющими вспышками. Все самообладание потребовалось, чтобы заставить себя протянуть трясущуюся от слабости руку навстречу мужчине. Его горячая ладонь охватила её, я вздрогнула, но не вырвалась, хотя безумно хотелось. Другой рукой незнакомец отлепил пластырь и вынул иглу, каждое движение ощущалось остро и болезненно, хотя действовал он осторожно. Слабость растекалась по телу ломотой и накатывала волнами жгущей глотку тошноты, в висках стучали молоточки. Мужчина прилепил новый пластырь, пригладил его, я тут же высвободилась и потёрла кожу вокруг.

—Если я не в больнице, то кто мне её поставил?— с трудом вымолвила я и сглотнула.

—Я,— лаконично бросил он.

—Ты не очень-то разговорчив и не похож на врача.

—А на кого я похож?— кажется, он усмехнулся.

Я закрыла лицо ладонью и едва-едва качнула головой.

—Воды. Можно мне воды?

Ничего не говоря, незнакомец поднялся с кровати, а минуту спустя вернулся и вложил в руку холодный стакан. Помог поднести к губам, охватив мои ладони своими. Они были такими горячими, почти обжигающими. Я сделала жадный глоток и закашлялась.



Katrina Sdoun

Отредактировано: 23.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться