Половинка тебя

Размер шрифта: - +

Глава IX

Боже! Как же болит голова! Даже не рискую открыть глаза, потому что, вполне вероятно, что солнечный свет выжгет мне их к чертям собачьим. Во рту царит пустыня, в которой, судя по ощущениям, сдох конь и несколько верблюдов. Тошнотворное, во всех отношениях, чувство. И как только люди, испытав похмелье хоть раз в жизни, напиваются снова!?

Лежа на спине, потираю лицо ладонями. Собрав все силы, что смогла в себе найти, решаюсь хотя бы повернуться на бок. И утыкаюсь лицом во что-то мягкое и тёплое. Вернее - в кого-то. Либо Стас вчера после клуба перепутал спальни и завалился на мою постель, либо это сделала я. Третьего не дано.

Всё же открываю правый глаз, чтобы понять у кого из нас сбился компас. Вслед за правым, тут же распахнулся левый глаз, а вслед за ним и рот в шокированном вдохе, который я тут же прикрыла ладонью, чтобы не закричать.

Как такое может быть? Как оно вообще случилось? И что теперь будет? Твою-то мать! Вот это я влипла.

Я проснулась в одной постели со своим преподавателем. Под одним, мать его, одеялом! Преподаватель спал рядом сладким сном младенца и, даже во сне, выглядел исключительно довольным собой. Ещё бы! Затащил молоденькую студентку в постель и теперь посапывает, будто так и надо. Чтоб его!

Лихорадочно пытаюсь вспомнить как я докатилась до жизни такой и каким ветром меня занесло в одну кровать с Максимом Александровичем. Который, к слову сказать, лежал обнаженный по пояс. На груди, в районе сердца, красовалась незамысловатая татуировка в виде буквы "К", рядом с которой сидела небольшая пандочка. Весьма необычный выбор тату для мужчины. Интересно, какой смысл она в себе несёт? "К" и панда - кунг-фу панда?

- Сейчас дыру во мне просверлишь, - его хриплый после сна голос вывел меня и раздумий о тату и напомнил о том, что я нахожусь в весьма пикантной ситуации.

- Эээ... Здравствуйте, - только и смогла выдавить я.

- Серьезно? - его губы тронула усмешка. - Ты только что проснулась с преподом в одной постеле и решила вести себя так, будто вошла ко мне в аудиторию, а не лежишь тут в одном нижнем белье?

Что?

Опустила взгляд и осознала, что действительно нахожусь в одном нижнем белье. Взвизгнув, с головой укуталась в одеяло. Только не это! Какой позор! Не зря говорят, что пьяная женщина своей кхм-кхм не хозяйка. 

- У нас... это... было? - вещаю из-под одеяла, боясь показать лицо залитое багрянцем. - Нет-нет, ничего не говорите! И так понятно же, что было. Капееец. 

Едва сдерживая слёзы, констатирую очевидное. Что подумает обо мне Костя? Что я ему скажу? Чем вообще можно оправдаться в такой ситуации? Костя, ты все не правильно понял? Бред!

- Да не было ничего, - успокоил меня преподаватель, садясь в постели, лениво потирая глаза. - Мы оба были пьяные в кашу и просто уснули.

- Ага, конечно, - показала из-под одеяло лицо, максимально выражающее недоверие и презрение. - Тогда какого хрена я сейчас делаю в вашей постеле в одних труханах и лифчике? Хвастаюсь? Готовлюсь к предстоящему экзамену? Или сразу к защите диплома перешла?

- Борешься за равноправие полов, - его лицо, того и гляди, треснет от широченной улыбки.

- Чё я делаю? 

- По крайней мере, именно это ты вчера, вернее сегодня, говорила, когда я разделся до боксеров, чтобы лечь спать.

Божечки! Страшно подумать, что ещё я могла наговорить и сделать в погоне за равноправием, в полном невминозе. Снова скрылась под одеялом. Кто-нибудь, убейте меня. Слишком много позора для одного утра.

Утра!!! Чёрт! Родители меня убьют. Я им не говорила о том, что собиралась в клуб и, уж точно, не говорила о том, что не буду ночевать дома. Надеюсь, Стас меня прикрыл.

- Где мои вещи? Мне срочно нужен телефон! 

- В посудомоечной машине.

- В где? - не поняла я.

- Ты очень хозяйственная девушка, Алиса, - Максим Александрович уже не старался сдерживать смех, рвущийся наружу последние несколько минут. - Ты решила постирать вещи, чтобы дома никто не понял, что ты пила.

А я оказалась валенком. Валенком, который решил постирать вещи в посудомоечной машине. Поклон. Занавес.

- Да не парься ты так. Я выключил машинку раньше, чем ты разобралась, как её включить. Сейчас принесу твои вещи.

Первым делом проверила телефон, в котором почти пятьдесят пропущенных звонков и более сотни непрочитанных смс.  Семнадцать пропущенных от Стаса, девять от Кати, шесть от Кости, и по паре звонков от парней. От родителей не было ни одного звонка, ни смс. Значит, всё не так плохо, как казалось изначально. И Стас смог меня прикрыть.

Первым делом набрала номер Стаса, который ответил после первого же гудка.

- Твою мать, Алиса! Какого хрена? - братец очень зол. Таким я его ещё не слышала. - Ты где?

- У меня все нормально. Потом объясню. Родители меня не искали?

- Родители пропали.

- В смысле пропали? - не поняла я. 

Меня словно холодной водой облили. Похмелье, как рукой сняло. Страх за родителей заставил напрячься всем телом. Даже преподаватель, сидящий рядом со мной, перестал улыбаться и сосредоточился на том, что говорил Стас по ту сторону телефона, параллельно, набирая что-то в своем.

- В коромысле, блин! Вчера в двенадцать ночи родители выехали домой от Сотниковых. В два уже должны были быть дома, а в три мне позвонили Сотниковы, чтобы узнать доехали они или нет. Как ты понимаешь - нет! Телефоны у обоих вне зоны. Ещё и ты - не алё!

- Одевайся, поехали, -  скомандовал  преподаватель, надевая джинсы.

- Сейчас приеду, - сбросила вызов и быстро оделась.

Ехать на мотоцикле в девять утра восьмого марта в платье - было самым идиотским решением за все почти двадцать лет моей жизни. Ветер нещадно хлестал по обнаженным ногам, капроновые чулки нисколько не грели и не спасали от стихии. Преподаватель гнал по пробуждающемуся ото сна городу на максимально возможной скорости. Если бы я не обхватывала его руками за торс, то меня бы сдуло с сиденья ещё на старте.



Тата Кит

Отредактировано: 28.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться