Полюбить и выжить

ГЛАВА 2

 

             Если раньше Вита лежала и горевала о прошлом, то теперь всецело отдалась мечтам о будущем, планируя и выстраивая линию поведения, но это получалось плохо. Реалий жизни здесь она не знала, как и людей, с которыми придется столкнуться, а спросить не получалось - с речью все было по прежнему. А вот тело, благодаря настойкам и зельям ведьмы постепенно наполнялось силой и приобретало округлости в нужных местах. Комната была достаточно большая, и, как только девушка немного поправилась, Сандра начала гонять ее, что бы укрепить мышцы рук и ног. Зеркал по близости не наблюдалось, так что Вита имела смутное представление о своей внешности, а поглядывая на то, что могла обозревать, каждый раз приходила в ужас. Одно название - дистрофик. Заботливая сиделка раньше только обтирала тело Аманды губкой, смоченной в отварах трав, теперь же старуха потребовала устроить полноценное купание. И странное дело, когда ее начали раздевать, женщина запретила снимать медальон с шеи. Уже давно она почему-то решила, что именно он смог перенести ее душу в это тело и именно он удерживает ее в этом мире. И только лишь она лишиться украшения, как тот час же потеряется во Вселенной. У Виты была Цель и рисковать она не собиралась. А тело было немощным, хилым и слишком много требовалось труда, что бы его привести в нормальный вид. Но она упорно, сцепив зубы, выполняла все наставления колдуньи.

             Постепенно образ опекуна и все его "грязные" делишки представали перед ней во всей красе. Благодаря милому родственнику, кроме имени, этого замка и земель, лежащих вокруг, состоящих из нескольких деревень и маленького городка, Аманде нечего было принести в дом супруга. Все остальные земли король милостиво разрешил ван Дерибье дать в качестве приданного за своими двумя дочерьми, очевидно, из-за того, что те выходили замуж за его близких друзей. Да и зачем больной и немощной девице такие угодья? Но все же, поговаривают, он же наказал саму наследницу тщательно беречь, очевидно надеясь и титул, и знаменитое имя использовать в своих целях. А вот дядюшка со многими сильными мира сего, свел близкое знакомство, и разными способами "прикормил", даже прево этого края.

             Чем дальше вживалась в этот мир Виталина, тем страшнее ей становилось. Слишком он был похож пороками на ее покинутый. Не даром некоторые сановники стремились в этот тихий, отдаленный от столицы уголок. Им было что скрывать. Блюститель законности этой провинции, прево -- герцог де Брисак был страстным любителем маленьких девочек от 8 до 10 лет. Здесь ему и предоставляли возможность удовлетворять свое распутство с теплых весенних деньков по глухую осень, пока еще дороги были в хорошем состоянии. Девочек по приказу опекуна Аманды подбирали то ли на улицах больших городов, то ли покупали у бедных родителей, а привозя сюда, откармливали и приводили в порядок в близлежащей деревеньке, так же как и несчастных девиц постарше для других посетителей. За все это дядюшка Патрик платил исправно деньгами Страдвей. А трупы использованных "игрушек" успешно прятали на местном кладбище. Дядюшка оказался очень предприимчивым и умел заводить "нужные" знакомства. Да и слуг он не стеснялся и, как поняла Вита, за людей не считал, почему-то полагая, что они бесконечно восхищаются его деловитостью и практичностью. Фишта, например, его часто развлекала своими злобными нападками на всех, живущих в замке. Мужчина чувствовал себя в этих стенах абсолютным хозяином, которому позволено все. Кроме нескольких, преданных Аманте людей, все остальные покорно подчинялись проходимцу. Правда, в зимние, студеные деньки, в отсутствии барона, людей в замке было очень мало. Ключница же, желая быть в курсе всего, что связано с Амандой, часто вертелась поближе, но верный Жакоб, а более всего ведьма, были на страже.

             Странным было еще и то, что как только Вита сделала выбор, как только все решила для себя, сны, где главными героями были ее любимые, прекратились. Ко всему прочему, то сумасшедшее чувство потери, невыносимое подчас, словно притупилось и не сжимало больше сердце до потемнения в глазах. Ко всем загадкам добавились и высказывания ведьмы после ее посещения башни Страдвея-отца

-- Защиту накладывал сильный маг и очень давно. Не пять и не десять лет назад. Я не знаток этого раздела магии, так что точно сказать не могу. Ваша сила сродни его. С вашим отцом я никогда не встречалась, он редко бывал при дворе. И что тому виной, не знаю, хотя со старым королем он был очень дружен, и все же, свое время предпочитал проводить в обществе жены именно в этом замке. Говорят, что он был очень замкнутым по натуре, и занимался какими-то исследованиями. Но лаборатория его чиста, как слеза младенца и пуста. В его личный кабинет я даже не смогла пройти. Возможно это сможете сделать вы после инициации. И не могу понять, как такой знающий маг мог решиться дать порошок Забвения 13-летней девочке. Гледис говорит, что на тот момент магия только начала в вас просыпаться. Отец боялся, что вас испугаются, как будущую магически одаренную личность, и то же уничтожат, как и родителей? Как жаль, что ваша память за темной завесой и не с моими способностями даже пытаться ее приоткрыть. Сейчас я молю Создателя, что бы после всех этих неприятностей, вы остались в здравом уме, память же дело наживное.

           Когда начал таять снег, Вита неожиданно, даже для самой себя, заговорила сразу же целыми осмысленными и выстраданными фразами. И тогда ведьма решилась на инициацию, проведя ее в лаборатории отца Аманды, где была специальная пентаграмма, очень точно вычерченная и выложенная особыми камнями. После инициации Вите удалось побывать в кабинете герцога Страдвея, но кроме книг ничего обнаружить не смогла. Ни тайников, ни бумаг, ничего, что могло приоткрыть занавесу над прошлым. Четыре стены, пусть и огромной комнаты, надоели до ужаса. Хотелось на свежий воздух, а еще постоянно мучило любопытство: в той жизни у нее был большой, просторный дом, а вот в замках она бывала только с экскурсией. Ладно бы северная башня, в которой они обитали, была самой старой постройкой, поэтому и переносила в средневековье, но основной комплекс был воздвигнут намного позже. Вот его увидеть хотелось очень сильно. Но замок произвел на Виталину удручающее впечатление - неухоженный, пустой, казавшийся смертельно больным, он был громадным. Пустые, гулкие залы следовали один за другим, словно им не было конца. Темные, не приветливые комнаты должно быть перенеслись сюда из фильмов ужасов. Гледис постоянно убеждала, что при жизни родителей здесь было уютно и очень красиво, но представить этого Вита не могла. В южную башню ход был закрыт, а башню отца им не хватило бы дров отапливать, ведь показывать всем мощь ведьмы было нежелательно, да и привычная комната, хоть и полупустая, стала "своей" и "родной". Тогда герцогиня распорядилась перенести из отцовских покоев в свои несколько ковров, диванчиков, пару кресел и книжные полки вместе с книгами. Жакоб привел крестьян, за которых мог поручиться, и они за пол дня, передвигаясь вместе со старухой, выполнили задуманное Витой. Комната сразу стала удобной и обжитой, но словно уменьшилась в размерах.      



Смык Мария

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться