Полюбить и выжить

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 18

После ритуала стена за девой-рыбой исчезла, а на ее месте проявилась широкая мраморная лестница. Подруги, сопровождаемые герцогом, проследовали на экскурсию по загадочному ярусу. Мебель в комнатах значительно отличалась от той, что стояла внизу и была необычна. Светлая древесина, с фиолетовыми прожилками, очевидно из редких пород деревьев, изысканная оббивка из непонятной ткани с растительным орнаментом притягивали взгляд. Книги и личные вещи мужчин и женщин почти в каждых покоях настораживали, но призраки объяснили, что принадлежат они давно исчезнувшим личностям. То, как осматривались "проводники", то, как они со всеми искали спальню хозяина, говорило, что и им все эти годы сюда прохода не было. На все апартаменты - всего два портрета, и то- в кабинете: чуть седовласый мужчина в старинной одежде, олицетворяющий собой властность и чопорное, официальное высокомерие и женщина - молодая, прелестная, но с каким-то хищным взглядом в огромных, зеленых глазах, своей красотой напоминающих очи Аманды. Ее нелепое платье с огромным многослойным, гофрированным воротником вызывало смех. Все торопились в спальню, оставляя на потом удовлетворение любопытства и подробное рассматривание всего того, что было здесь спрятано. Тайник открывался почти так же, как и проход сюда. И вот, наконец, долгожданные артефакты: огромный знак герцогской власти на золотой цепи, несколько брошей переноса в виде цветка гортензии, чуть больше колец с той же функцией, многофункциональный жезл для магических сражений и множество драгоценностей, вполне пригодных для накопителей магии.


Вернувшись обратно на свой этаж и рассматривая артефакты, Вита поняла, что активировать их может лишь она. На входе стояло небольшое заклинание распознавания - "свой -чужой". Вот только как? Для ответа на этот вопрос, как и на многие другие, необходимо было присутствие Адамины-Клодии. Лорд Арундел отправился на ее поиски. Вообще-то это было странно: только передав сообщение, принцесса скрылась и не показывалась.

- Она несколько лет до вашего прибытия не посещала этот особняк,--поспешил объяснить создавшуюся ситуацию граф Эваро.--Некоторые особы были не очень рады видеть ее, а после того как она по величайшей просьбе металась между двумя странами, поддерживая постоянный контакт и была нужна очень многим, завистливые пустышки дали ей прозвище "почтовый голубь". Принцессу это крайне обидело.

---Есть множество людей, которые даже после смерти совсем не меняются,-- не выдержал Реганн, верно догадавшись кто стоит за сплетнями и обидным прозвищем.-- Уже нет ни власти, ни коронованных любовников-покровителей, а они так же завидуют и злословят.

--А Клоди и при жизни очень болезненно реагировала на все подколки и гадости,-- грустно вымолвил граф.--но такого чуткого сердца и доброй души не было ни у кого. Может быть именно поэтому ей сейчас дана возможность перемещаться на большие расстояния, помогая родным и чужим людям?

Вскоре в комнате объявились пропажа и лорд. Вита, желая прекратить эту многовековую вражду, решила припугнуть неприветливых призраков и объявила, что если кому не нравится присутствие принцессы в особняке, она с удовольствием того развеет. А потом уточнила

--Я не буду разбираться, кто произнес издевательские слова или обидел Ее Высочество, а просто уничтожу с десяток попавших под руку призраков. В этом особняке - я хозяйка, а вы приглашенные, поэтому оставляю за собой право решать любые инциденты как мне будет угодно.

--Здесь же нет никого, кроме этих трех достопочтенных приведений,- не удержался Арман.

- Это так кажется,-- улыбнулась женщина.-- Любопытствующие, как я догадываюсь, теперь висят над нашими головами постоянно, их уже не пугает ни ваша лиана, ни грозный вид. Просто они научились не показываться. А впрочем, мы слишком много времени тратим на второстепенные вопросы, для нас сейчас главное - визит в столицу соседей. И первый вопрос : "Как мне активировать эти артефакты?" и второй: "Не могли бы вы Ваше Высочество предупредить хозяев того дома, на который настроены реликвии переноса, что бы они в момент нашего прибытия, чисто случайно, не уничтожили не званных гостей, приняв их за разбойников?"

Адамина снова отправилась в исчезнувшее герцогство, что бы согласовать многие вопросы и помочь делегации королевства Монтелимара достойно поприветствовать вернувшихся на Родину. Как бы ни хотел граф Труа взять с собой по-больше людей, их количество было обусловлено числом артефактов. Представитель тайной канцелярии страстно возражал против включения в группу Сандры, но Вита настояла, пояснив, что ей, как единственной женщине, положена камеристка, коей и будет герцогиня Дю Жюбер. Супругу поддержал и герцог, как Глава делегации, и на этом конфликт увял, так и не разгоревшись.

Необходимые вещи помещены в пространственный карман, все собраны и вот, наконец, были сказаны заветные слова и девять человек в одно мгновение перенеслись в неведомые дали, во дворец герцога Дю Пети. Приемный зал был огромен и полностью отделан Мармоским мрамором редких голубых оттенков. "Вот это да!"--подумала про себя Вита.-" Ламмерт и то смог позволить себе лишь несколько столиков в собственных покоях и небольшую купальню, чем не уставал хвастаться. Король Арзонии - Фериас владеет только одним столиком и парой подсвечников. Мрамор этот - чрезвычайная редкость. А тут такое количество. От куда, да еще не в королевском дворце, а у, пусть и знатного, вельможи?" Только ноги гостей коснулись пола, откуда-то сверху полилась чудесная нежная музыка, а вскоре в зале появился невысокий, чем-то незримо напоминающий седовласого с портрета в особняке, мужчина с сопровождающими. Это оказался представитель семьи Пети и он, поприветствовав гостей, не мешкая проводил их во дворец по подземным переходам, отделанным уже простым, черным и коричневым минералом, который можно найти в каждой стране. Вита ожидала увидеть в залах дворца Огастинских, которые они миновали, кричащую, безликую роскошь сплошь украшенную позолотой, такую, какую недавно ей довелось видеть в Нантуа, а нашла уникальный музей, каждая комната которого была индивидуальна, благодаря искусству мастеров. Убранные гобеленами с рисунками, очевидно пересказывающими всю историю славного рода, фресками на ту же тематику, изящными вазами, бронзовыми хрустальными люстрами, украшенные мозаичными полами, расписными потолками, фарфоровыми панелями, основным мотивом которых были: цветы и растения или бокалы и гирлянды, залы больше напоминали элегантную лакированную шкатулку. Шитый серебряной нитью шелк на оббивке мебели, лепнина и зеркала - все было сделано в одном рисунке, создавая чудесный ансамбль. А вот, наконец, и зал торжественных приемов.



Смык Мария

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться