Поменяться магией.

Размер шрифта: - +

Глава 16.

Лето в Аламантисе было жарким, светлым, сухим и радостным (хотя всё зависит от конкретного региона и конкретного дня). Саранор из Дома Сливы отдыхал в маленьком садике у своего дома и не понимал, каким образом он, уроженец столицы и верный слуга короны, оказался в этой глухомани.

Что ж, он имел все основания не понимать этого, поскольку его вины не было. Его дядя в своё время очень неосторожно принял взятку от некоего лица, оставшегося неизвестным, и об этом стало известно. Репутация всей семьи была разрушена, дядю казнили, семью выслали из столицы. В том числе и ни в чём не виноватого племянника, который как раз получил чин полковника. Ясное дело, военная карьера была загублена, и вот он уже шестьдесят лет мается в этой глуши, работает в военной Академии, пьёт эльфийские вина и периодически подумывает о самоубийстве. В принципе, его ничто не удерживало: жена с дочерью остались в столице и живут в достатке, род рассредоточен по всему королевству, а он…а что он?

Он влюбился.

Когда он только приехал сюда, его жизнь казалась беспросветным мраком, и ничего не могло быть хуже, как не могло быть и лучше. Но приехала она, прекраснейшая из эльфиек, и жизнь Саранора озарилась светом Эстиэль*. Его род некогда поклонялся этой богине, хотя лично он никогда не справлял её праздники и не приносил жертвы. Должно быть, потому Эстиэль даровала ему истинную любовь, но не даровала взаимности.

Прекрасная Лейтиэн была замужем за Беретримом. За этим безродным, бесталанным, щуплым коротышкой, недостойным называться лесным эльфом. Негодяй работал оценщиком, она служила Кшанти, что могло быть общего у этих двоих? Ничего. Саранор не понимал, почему её брак с этим недоэльфом не распался в первые же три года. Возможно, он её шантажировал? Как бы то ни было, приезжал мерзавец только на праздники и на выходные, и что мешало этой красавице завести любовника? Ничего. Но она хранила верность этому изгою, а на достойнейшего Саранора не обращала никакого внимания.

Саранор действительно был влюблён. Его не смущала её бедность, ибо он и сам жил скромно. Его не смущали её фиолетовые глаза, какие редко встретишь у лесных эльфов. И рост, и сила, всё это лишь распаляло страсть. Да что там, его совершенно не отторгало даже наличие у неё сына. Только муж мешал ему сделать ей предложение руки и сердца.

Только муж.

Отвратительно.

- Твоему горю можно помочь, - услышал вдруг Саранор спокойный мужской голос за своей спиной.

Эльф вскочил со скамейки и выхватил короткий меч на инстинктах, но врага не увидел. За его спиной не было никого и ничего.

- Я невидим при свете дня, - спокойно заметила пустота прямо перед Саранором, - Я могу помочь тебе, достойнейший из эльфов.

- Кто ты? Я не могу разговаривать с пустотой! – чётко возразил эльф.

- Зайди в дом. Там я смогу принять человеческий облик.

- Почему не эльфийский? – скривился Саранор, - Ты человек?

- Нет. Но моя оболочка – человек. Иди в дом, если хочешь меня увидеть.

Саранор, помедлив, вернулся в своё скромное жилище, задёрнул шторы и без малейшего удивления увидел прямо на скамье у стены существо, похожее на человека, но с белой фарфоровой кожей и глазами настолько чёрными, что казались матовыми. Существо не солгало: человеком оно точно не было.

- Ты можешь завоевать её любовь, - начало существо, хотя губы его и не двигались, - Я дам тебе силу вести за собой неравнодушных, ты же совершишь во славу прекрасной Лейтиэн подвиг. Женщины любят героев.

- Всё так. Но что я могу сделать? Я не герой, - покачал головой Саранор, чувствуя смутную тревогу всей своей душой.

- Ты станешь героем. Посмотри в окно. Видишь её?

Саранор выглянул в окно и обомлел: по улицам провинциального города, не столицы и не порта, шла северянка немыслимых для человечки размеров и, кхм, объёмов. Эта пародия на эльфийку и человека быстро прошла мимо его дома и скрылась за углом. Саранор выругался – и досюда добрались проклятые люди!

- Вижу. Что здесь делает человек? Почему её никто не сопровождает? Она что, ничего не боится?

- Теперь ты понимаешь, что происходит с твоей страной. Аламантис – земля эльфов, только эльфов, больше никого. Людям не место здесь.

- И гномам! – не выдержал Саранор, - Именно гном дал взятку моему дяде, за что его казнили, меня сослали, а гномы же неподвластны нашим законам, потому-то его и не обвинили!

- Правда? – вежливо поинтересовалось существо.

- Не знаю! Но я уверен, так всё и было. Гномы треклятые. И люди ничем не лучше, южанам хоть хватает совести не лезть к нам, а эти северяне совсем страх потеряли! И ты хочешь, чтобы я изгнал этих тварей из Аламантиса? Да с радостью, если это поможет мне завоевать прекрасную Лейтиэн!

Пахнуло чем-то не то, чтобы отвратительным, но просто холодным и незнакомым, и эльф вздрогнул. В руках у незнакомца появился некий свиток и костяное перо.

Саранор взял в руки свиток и бегло просмотрел договор. Он получит силу и деньги на благое дело, Тень же получит право вмешиваться в дела организации, которую Саранору ещё предстоит создать. Всё по-честному. Мелкого шрифта, надписей на другом языке, вязи на обороте не было. Саранор, помедлив, подписал свиток костяным пером (чернила были странного тёмно-красного цвета, что наталкивало на определённые мысли), после чего некто «Тень» подписал свиток…ну, вроде бы, потому что из-под костяного пера не выходило никаких слов (что наталкивало на ещё более определённые мысли).

Всё свершилось. Взмах рукой – свиток разделился на две идентичные копии. Одну незнакомец сжал в руках, вторую взял в руки Саранор.

- Твои друзья станут твоими первыми сподвижниками, - изрёк Тень, - Пригласи их к себе. Они послушаются тебя. Создашь организацию, поскольку в одиночку страну не спасти. Никто не сможет вас найти – я это обеспечу.



Куканова Мишель

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться