Поменяться магией.

Размер шрифта: - +

Глава 5.

У Марианны выходной. Притом честно заслуженный: домашнее задание она сделала ещё вчера, а сегодня она может спокойно поваляться в кровати до девяти, штудируя учебник алхимии.
Сочинение, которое нужно сдать ко вторнику, уже написано, проверено и перепроверено. Получилось чуть больше трёх мерок (она относительно быстро разобралась с новыми системами исчисления) убористого почерка и ценной информации. Она сделала даже задание по истории – прочитала параграф «Точки отсчёта времени», хотя следующий урок истории у них только через пять дней. Марианне понравилось учиться в Пандемониуме – немного жарковато, но в целом терпимо. Приятно быть одной-единственной в группе.
На голове у неё уже небольшой ёжик тёмных волос, так что пугаться её перестали. А фигура…ну, бывает. В конце концов, она ведь сюда не романы крутить приехала, а учиться. И учёба идёт.
Со следующего месяца она начнёт учиться заклинаниям – пока что её обучают концентрации, управлению силой и восстановлению оной. Правда, Миллиандр говорит, что весь первый курс она может вообще заклинания не учить – «Око Василиска» у неё гораздо сильнее. А на выходные дал задание – благоустроить сад Саммаила. То бишь восстановить плодородие почвы, выкорчевать сухие кусты и пни и попытаться вырастить на их месте что-нибудь другое. Ну…не сейчас. Сейчас ей хочется поваляться…

- Что, валяешься? Я пришла тебя учить! - объявила Ультара, - Я же не только компаньонка, но и воспитательница! Вставай, лентяйка, я сделаю из тебя леди!

- А может, сначала позавтракаем? – без всякой надежды предложила Марианна, садясь на кровати.

- А у нас за завтраком и будет урок. Пошли-пошли, стол уже накрыт, - и демонесса поволокла Марианну, едва та накинула на себя халат, вниз.

Внизу уже сидел Миллиандр и поедал свой лёгкий салат. Лёгкий-то лёгкий, но порция значительная. А перед Марианной стояла тарелка, полная какой-то странной рыбы. Марианна забеспокоилась – она никогда не видела синего филе.

- А она точно свежая? – осторожно спросила она, укладывая себе на колени салфетку.

- Свежая-свежая, это синька.

- Что?

- Синька. Речная рыба в три мерки длиной. Бери правильный нож, правильную вилку и медленно, по маленькому кусочку отправляй в рот.

Миллиандр оторвался от салата и приготовился к представлению. В то, что Марианна сразу найдёт нужные столовые приборы, он не верил. Ультара тоже.
Марианна же точно помнила: вилка с четырьмя зубцами для мяса, с тремя – для рыбы, с двумя – для устриц, а вилка с одним зубом – нож. Проблема была в том, что на этом столе лежали очень странные вилки: с пятью зубцами, с одним тонким и длинным зубцом, с двумя винтовыми зубцами и, в конце концов, вообще без зубцов. Но вилка с тремя зубцами тут всё же была – её-то Марианна и схватила.
Что до ножа, тут тоже была загвоздка: ножи были длинными, короткими, тонкими, толстыми, широкими, узкими, а один даже был квадратным. Марианна решила проблему просто: взяла нож, находящийся на том же расстоянии от блюда, что и соответствующая вилка.

- Хм, - улыбнулась Ультара, - А в вашем мире давали приличное воспитание!

- Нет, вовсе нет. Я знаю только вилку для мяса, для рыбы и для устриц. А остальные зачем?

- Скоро сама узнаешь. А теперь попробуй есть, как благородная леди. Спину держать прямо, резать мелко, жевать изящно.

Марианна не была благородной леди. Но уж такие-то простейшие правила поведения она знала. Рыба оказалась мягкой и невкусной, так что есть маленькими кусочками было очень просто. Потом подали салат. Оказалось, что вилка с пятью зубцами нужна именно для салата, и она непарная (к ней нож не прилагается). После завтрака Ультара предприняла смелую попытку научить Марианну правильно ходить на каблуках, но, посмотрев внимательно на рост подопечной, оставила это неблагодарное занятие и отпустила её в сад. В саду Марианна, быстро растеряв остатки женственности (коей у неё и так было незначительное количество), надела рукавицы, взяла в руки лопату и начала наводить порядок в саду.
Саммаил, хозяин сада, смотрел на процесс облагораживания оного с истинно-демоническим спокойствием, лишь изредка поджимая хвост от наиболее громких звуков. Этот сад сажал ещё его отец, а землю в карты выиграл ещё дед. Большая часть растений в саду уже давно засохла, оставшиеся наполовину облетели и давно уже не давали плодов. Так что хуже Марианна точно не сделает. Хуже уже некуда.
Опытные маги земли могут одним простым заклинанием заставить сухие кусты и травы сгнить и удобрить собой почву, но Марианна только начала обучение. А потому за каких-то пару часов вырвала с корнями почти все сухие кусты и выкорчевала пни, перетащила всё это за дом и, окончательно выбившись из сил, рухнула она скамейку в центре сада. В общей сложности в саду остался тысячелетний дуб, посаженный в день рождения Саммаила, несколько кустов адского терновника и…и скамейки. Сад, площадью примерно в полторы квадратные верши, пришёл в запустение за считаные минуты.
Но Марианне некогда отдыхать. Она, отдохнув немного, с новыми силами налегла на работу. Она думала о чёрных гримуарах: сколько же в них должно быть интересных и полезных сведений! И ведь в Пандемониуме они тоже есть, Ультара упоминала о целой комнате с книгами. Особенно девушку интересовал Деурум Плисцитус: в конце «Артефактологии» и «Запрещённых Растений» он написал, что написал восемнадцать гримуаров про все запретные области магии. Что такого запретного было в артефактах и морских рыбах, Марианна так и не поняла. Надо будет спросить у Саммаила. Он разрешил задавать по поводу запретной магии любые вопросы (разумеется, когда рядом никого не будет), даже пообещал ответить на них настолько честно, насколько сам знает.
Восстановить плодородие почвы Марианне показалось несложно: она положила руки на землю и уставилась в неё же. Почвы в Геене были неплодородными, хотя по виду и походили на чернозём. Без магов земли страна ослабла, а ведь до Войны Стихий страна даже экспортировала фрукты и овощи. Марианна так и не поняла, почему у демонов больше нет архитекторов (так традиционно называют магов созидательной земли). Надо будет спросить.
Она ослабла ещё сильнее, голова закружилась, но у неё получилось: теперь оставалось лишь засеять семенами, подождать немного и…
Представьте железный шар, полный воздуха. Ничего особенного, давление изнутри и снаружи равно.
А теперь представьте, что из него выкачали солидную часть этого самого воздуха. Опять-таки ничего особенного – подумаешь, небольшой вакуум?
А теперь резко поверните вентиль крана.
Марианна не потеряла сознание. Странно, но она не теряла сознание от боли (хотя у Стеллы Четырёх Стихий ей было так больно, будто она рожает всем телом), она просто костенела и не могла даже звука издать от боли. Горело всё, каждая клеточка, каждая молекула организма. Магия, как сказал однажды Миллиандр, заполняет всё тело колдуна или колдуньи, и при резком снижении её количества происходит…ну, собственно, вот это и происходит.
К концу осени станет полегче. Пока её организм только учится расходовать магию, пока магия входит и выходит из него не одновременно. Позже её внутренний резерв будет восполняться быстрее и безболезненней. А пока она должна тренироваться, тренироваться…и постараться выжить.

- Кто просил тебя направлять свои силы в землю? – спросил её вдруг знакомый голос.

Марианна не теряла сознание, но замкнулась на себе, потеряв временно способность воспринимать окружающий мир. И первое, что она увидела – побледневшее лицо Саммаила. Хвост его дрожал от ужаса.

- Кто тот безумец, что просил первокурсницу, без месяца день учащуюся в Академии, направить свои силы в землю? – повторил Саммаил.

- Это я, - мрачно признался Миллиандр, - Я не думал, что она попытается сделать всё и сразу. Марианна, ты хоть понимаешь, как мы испугались? Особенно я. Да нас чуть приступ не хватил! Ультара сразу в обморок упала, я к этому близок, а ты…

- У меня получилось, - коротко остановила его Марианна.

Тут Саммаил наклонился. Пощупал землю. Хвост его вдруг замер на полувзмахе. Вертикальные зрачки расширились, напоминая теперь ланцеты. Рука его была вся в чёрной, плодородной почве.

- Миллиандр, в дом её. Горячий чай, мёд, сладости, всё как положено. Мне срочно нужно к начальству.

- Что происходит? – шепотом спросила Марианна, чувствуя слабую тошноту.

- Пока ничего. В дом, - скомандовал он и, прошептав заклинание, исчез в сером дыме.

Марианна не сопротивлялась, когда её с громким стоном взвалили на плечо и понесли в дом. Не возражала, когда в неё влили три стакана сладкого чая – от этого действительно становилось чуточку легче. 

- Как же ты нас испугала! – сразу начала читать нотации Ультара, - Один из ста магов-первокурсников именно так и погибает: произносит заклинание, которое ему не по силам, оно срабатывает…а потом он сгорает. Или теряет способности к магии, но это если повезёт. Иногда сходит с ума – вместо или вместе с потерей сил. В любом случае, это очень опасно. Больше никогда не вливай свои силы в землю…ну, хотя бы до второго полугодия. Тогда у мага обычно включаются предохранители, и он чувствует падение давления магии, может вовремя остановиться.

- Уль, будь другом, помолчи, - Марианна схватилась за голову, - И без тебя тошно…

- Ага, тошно, - проворчала Ультара, но всё же замолчала и отошла. Миллиандр, судя по его выражению лица, был близок к истерике.

- Ничего, - попыталась улыбнуться Марианна, - Вы не виноваты.

- Виноват. Такие задания первокурсникам не дают. «Отлично» я тебе, конечно, поставлю, но больше в землю до второго полугодия силы не вкладывай.

Её перенесли в её покои и запретили выходить из них до обеда. Она и не стремилась – её всё ещё немного мутило. Но она нашла способ развлечься по-другому.


Туутикки проснулся рано утром в воскресенье и блаженно улыбнулся. Прекрасный день. Ничего не нужно делать (кроме кучи домашних заданий и новой партии мази от лишая). Четыре с лишним хрома за прошлую партию он уже получил и потратил на новые панталоны и кафтан. Даже осталось девять серебряников, их он побережёт на чёрный день. Что-то ему подсказывало, что чёрный день может наступить довольно скоро.
К счастью, никто не узнал, что Равеллин упал в обморок на первом же занятии магии. Госпожа Мелисса сочла это обыкновенным переутомлением, хотя Туутикки точно знал: природа этого обморока не связана со стихийной магией ни в коей мере. 
Он не хотел подниматься. Это был выходной, притом заслуженный. Но есть хотелось больше, чем валяться, и бедняга полез к холодильному шкафу – хотя прекрасно помнил, что кроме хлеба и масла там ничего нет. Ах да, ещё там была сушёная морковка (которая меньше чем за полминуты исчезла в недрах драконьего желудка, так что её можно не считать). Желудок обиженно забурчал. 

- Да понимаю я, понимаю всё… - попытался оправдаться перед желудком Туутикки, - Еды нет. Можно сходить в курятник за яйцами, только пить их сырыми я не хочу, а огня у меня нет…

Желудок снова обиженно забурчал.

- С другой стороны, у меня есть несколько монет. Можно сходить на рынок за картошкой.

Можно было, конечно, поесть и в школьной столовой, но неделя поноса Туутикки не прельщала. Желудок согласно затих.
До ближайшего города было полчаса драконьего полёта. Туутикки вылез из своей комнаты через окно, отошёл от здания и перекинулся. Небольшой, каких-то четыре степени в длину (и ещё две на хвост) дракон с серебряной чешуёй и короткими ещё спинными гребнями взмыл в небо, описал пробный круг над общежитием и полетел в город. Лететь нужно над морем, экстренно приземлиться негде, а летал Туутикки ещё не слишком хорошо. Драконы – существа магические, но тут всё зависит от родителей. Драконы-полукровки отличаются от чистокровных не только способом рождения. Чистокровные вылупляются из яиц (обычно в кладке не больше трёх яиц), до двадцати не могут превращаться в людей, а полностью контролировать дар перевёртышей могут только после пятидесяти. У полукровок всё наоборот. А так как Туутикки был именно полукровкой, его опасения не беспочвенны. 
К счастью, обошлось: он благополучно долетел до соседнего острова, купил пять морковок и пару яблок, отдохнул и вернулся назад. Но только он вгрызся в сочную акриновку*…

«Привет» - поздоровался с ним кто-то.

- Кто здесь? – подскочил в ужасе Туутикки.

«Это я, Марианна. Помнишь меня?»

- Ещё бы не помнить. У меня из-за тебя такие проблемы…

«Прости меня, пожалуйста. Я о нашей связи узнала только сегодня ночью. А сейчас решила попробовать с тобой поговорить. Я не смотрела твою память, так что…я тебе сильно помешала?»

Туутикки замер. В голове у него пронеслось ночное приключение, встреча с Малекинне, обморок на уроке стихийной магии…

«М-да. А я ничего не замечала…да, я вижу часть твоих мыслей, можешь не говорить вслух. Тебе не трудно?»

«…нет. Вроде бы не трудно,» - с усилием подумал Туутикки, - «Щекотно немного в мозгу».

«Ничего, терпимо. Так ты, получается, дракон, и маг воздуха в придачу! Ух ты. Как первая учебная неделя?»

«Я выжил. А вообще-то мерзко. По алхимии задание гигантское: написать целых три мерки свитка про лекарственные растения!»

«А я его уже написала и сдала. Ещё в пятницу. Мне за него поставили вторую «отлично». А ещё я сварила такое хорошее зелье от насморка, что его отдали в школьный лазарет. А на последнем уроке я изготовила капли от конъюнктивита, и они тоже пошли в лазарет. Учителя мной довольны. А ты как?»

«Я – единственный мужчина в группе! Ты хоть понимаешь, как мне от этого плохо? Я ненавижу магию воздуха, я ненавижу моих одноклассниц, я ненавижу моего соседа по общежитию. Не знаю, как я проживу все эти шесть лет…» - грустно подумал Туутикки, задумчиво пережёвывая акриновку.

«Не может быть всё так скверно!» - возмутилась Марианна, - «Неужели у тебя не появилось ни одного друга?»

«А их у меня никогда и не было. С чего им со мной водиться? Маг я не ахти какой, из бедной семьи, ничего особенного собой не представляю, внешность смазливая, да и только…»

Несколько минут в голове была пустота. Марианна словно обдумывала ответ.

«Я могла бы быть твоим другом. Хочешь, помогу с домашним заданием?»

«Было бы неплохо,» - подумал довольно Туутикки, - «Только как? У нас разные задания. Если уж я, уроженец этого мира, не могу с ними справиться, что можешь ты?»

«А давай посмотрим. Что тебе там задали?»

За какой-то час был написал вроде бы приличный доклад о лекарственных зельях, отвечены вопросы по истории, Туутикки даже потренировался контролировать воздушные потоки вокруг себя. Но когда он закончил с домашним заданием, в его голову неожиданно хлынули чужие мысли: уже знакомый портрет мужчины с синей книгой в руках, какие-то другие богато украшенные книги, а потом короткое «хочу».
Марианна объяснила, что в его школе находятся книги того же автора. Ясное дело, они запрещены для прочтения. Ясное дело, они хранятся под серьёзной защитой. И они – кладезь бесценной информации. «Запрещённые Растения», «Артефактологию», «Запретную Магию», «Опыты Внутреннего Круга» и «Морские чудовища» Марианна уже прочитала, хотя четвёртую книгу только начала. Но она знает, что книги той же серии, того же автора и той же силы могут находиться на Алтаире. И тот, кто их изучит, может узнать такое…
Ещё до того, как она договорила, Туутикки понял, что его школьная жизнь обрела смысл. Его цель – найти тёмные гримуары, прочесть от корки до корки самому и как-нибудь переслать Марианне. Никто ничего не докажет, если книг не будет у него на руках.
Есть лишь одна загвоздка. «Око Василиска», так хорошо развитое Марианной, напрочь отсутствует у Туутикки. А без него, скорее всего, он не сможет взломать заклинания. 

«Не бойся. У меня есть план. Просто посещай почаще библиотеку, поищи запертые комнаты, расспрашивай ненавязчиво преподавателей. А уж там я подскажу, что делать».

«Я в это верю. Спасибо, Марианна. Моя школьная жизнь обрела смысл. Скажи, а среди этих запретных книг найдётся гримуар…ну, допустим, «Тёмная Магия Воздуха», или что-то вроде этого?»

«Может быть. Пока не найдём – не узнаем. Книг-то восемнадцать. Главное – не пытайся взломать замки сам. Тут нужна тонкая работа».

«Всё понял. Конец связи, а то мне кушать очень хочется».

«А мне пора на ужин. Пока.»

Связь оборвалась так же внезапно, как и наладилась. Но Туутикки не хотел есть. Он хотел немедленно пойти и осмотреть каждый кирпичик в замке, каждую трещину. А может, книги в кабинете ректора? Сейчас ректор как раз вне школы, никто ничего не заметит…
Нет. Если кража произойдёт в первую же неделю сентября, будет очень сложно прятать книги весь год. На летних каникулах он, разумеется, сможет свидеться с Марианной, но где прятать книги, полные чёрной магии, целых три триместра?
Особенность таких гримуаров в том, что если их закопать, то за пару дней они снова выберутся наверх. Их можно спрятать в воде, но вода усилит и без того мощный магический фон. Можно их спрятать в шкафу, но они «заразят» чёрной аурой все вещи там всего за пару месяцев. Можно спрятать книгу в дупле, но дерево начнёт стремительно чахнуть и чернеть, что и выдаст тайник. Ещё можно спрятать в какой-нибудь пещере в горах, но такие книги способны передвигаться на огромные расстояния. В общем, такие книги лучше сразу выносить за границу. Марианна, если Туутикки правильно понял её мысли, так и сделала: в день отъезда посетила библиотеку и спёрла две книги (и прочитала ещё три). А ещё Туутикки знает, что об этой краже ещё не известно обществу. Либо учителя ещё не обнаружили пропажу, либо обнаружили и скрывают сам факт, что кто-то смог взломать систему заклятий.
Если так, то есть крохотный шанс, что Туутикки сможет вынести книгу за пределы школы и передать Марианне раньше, чем начнутся тотальные проверки келий.
Во всяком случае, очень хотелось бы на это надеяться.
Туутикки достал из-под кровати котёл, необходимые ингредиенты, надел перчатки и пошёл к Лилли с ножом в руках. Растение послушно вынуло один из длинных толстых корней из земли, Туутикки быстренько отрезал пару отростков и принялся за взвешивание. Рецепт мази он уже знал наизусть: семь стром тёртого корня, пять капель сока ангвы и две сушёные черничины, варить и добавить сырое куриное яйцо. Деурум Плисцитус написал бы учебник алхимии гораздо интереснее, чем Алисия Самельская. Итак, решено – со следующего же месяца Туутикки начнёт медленно присматриваться к Алтаиру. Хуже в любом случае не будет. Хуже уже некуда.


- Итак, Марианна, я должен тебя обрадовать, - объявил с утра пораньше Саммаил.

Марианна изобразила радость, хотя явно ещё не понимала, что же должно её порадовать.

- Я нашёл тебе второго учителя стихийной магии. Исидур согласился обучать тебя делу архитектора. Он ещё не знает, что ты – женщина, иначе ни за что не согласился бы тебя обучать. Дело в том, что он – гном.

- Хорошо, - кивнула Марианна.

- Он гном, а гномы считают женщин чем-то вроде божеств. Он не должен делать тебе поблажек и завышать оценки – за этим проследит Миллиандр. Не упоминай при нём газовые горелки. Просто не упоминай, иначе он тебя заговорит. 

- Не буду.

- После недели поисков я нашёл-таки выпускника их Академии Магии, безработного и из бедной семьи, который согласился меня послушать хотя бы пару минут, а не кинулся сразу с киркой наперевес. Миллиандра и то нашли быстрее. Договор он подписал, пусть и с большой неохотой, но потребовал немедленно показать ученика. Я не стал ему говорить сразу, что тебя зовут Марианна, так что…

- Я всё понимаю, - кивнула девушка, в очередной раз порадовав Саммаила своей покладистостью и разумностью, - А он где?

- Он будет жить в западном крыле дома. Выторговал, подлец, шестьдесят душ в месяц(тут Миллиандр издал хриплый вопль, сполна дающий представление об эльфийской скаредности) «за проживание среди демонов, эльфов и людей». Будь ты эльфийкой, он бы потребовал все семьдесят. Он придёт сюда к семи вечера. Сейчас он осматривает город, от провожатых отказался.

Саммаил был доволен собой. После небольшого, но богатого на выражения разговора с начальством он получил тысячу душ на содержание Марианны (дело серьёзное, поэтому в кармане Саммаила осели только двадцать пять процентов), доступ в Черные Горы и требование немедленно удочерить Марианну.
Дело в том, что Саммаил умел определять потенциал студентов – такая была у него работа, и в ней он изрядно попрактиковался. Так вот: если Сириим поймёт, какую жемчужину он по собственной глупости отослал в Геену, девушке не жить. Её потребуют обратно по закону о несовершеннолетних талантливых сиротах, выдадут замуж за какого-нибудь родовитого аристократа и спрячут от посторонних глаз в поместье, где она нарожает этому самому аристократу многочисленное, не менее родовитое и, что главное, ТАЛАНТЛИВОЕ потомство. Этого допустить было нельзя. Демонам и самим такая схема нравится, но до семнадцати её даже обручить ни с кем нельзя. А ещё у демонов относительное равноправие. Во всяком случае, выдать насильно замуж колдунью-недоучку, даже удочерённую, не получится. Хотя идея такая в совете рассматривалась. Но за девушку вступился сам Саммаил. У демонов всё-таки есть некоторая порядочность. К тому же Марианна им доверяет больше, чем людям. Это приятно. Хочется оправдывать доверие и дальше. Так что дело ограничилось разрешением на удочерение и требованием любыми способами защитить талантливую молодёжь от Пантеона Магов.
Сейчас вечер воскресения, девочка отучилась в Пандемониуме две недели и не получила ни одного замечания. Учителям она не мешала. Учитель алхимии (он же глава гильдии алхимиков, он же декан факультета Воды) даже позволил себе похвалу в её адрес. Ей его предмет явно нравился – она прочитала учебник за первый курс, перечитала «Запрещённые растения», даже взяла в библиотеке дополнительную литературу на эту тему. Единственным, кому она не нравилась, был преподаватель основ предметной магии – у неё не заладилось с теорией, а на первом курсе изучали в основном теорию. Она путала простейшие понятия, не могла отличить «точку силы» от «линии силы» и всё спрашивала, чем отличается энергетическая сеть от энергетического узла, упорно не понимая разницы. Впрочем, в теории предметной магии Саммаил и сам не разбирался, стабильно получая по этому предмету «плохо» и «отвратительно», а однажды схлопотав целое «мерзко» и подзатыльник. В любом случае, училась она всё равно лучше, чем подавляющее большинство первокурсников, которые себя учёбой не утруждали с сентября по апрель – в апреле все хватались за ум, принимали стимуляторы и просветители мозгов домашнего производства, наскребали незаслуженные «отлично» и «хорошо» по предметам и первую неделю каникул маялись от побочных эффектов. Марианне такое не грозит. Магия ей нравится, что встречается среди первокурсников в одном случае из ста. Её нужно беречь. Сегодня Саммаил сообщит ей всю правду и попросит подписать бумагу опекуна. Что-то ему подсказывало, что она (разумеется, когда он ей всё расскажет) сама поставит подпись. 
А там он организует ей нужные знакомства.



Куканова Мишель

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться