Помешательство

Глава 1. Профессиональные трудности Василисы Ужасной.

Несмотря на поздний час, в клинике царил легкий ажиотаж. По дороге в смотровую Сергей видел перешептывающихся медсестер и санитаров, но все, что он мог разобрать из их тихого бормотания, только слово «Бергер». Что такое «Бергер» он не знал, да и вникать в причины оживления младшего персонала у него не было ни сил, ни желания.

В смотровой его ожидала молодая женщина. Эффектная брюнетка с копной иссиня черных волос, небрежно рассыпанных по плечам. Она проводила его заинтересованным взглядом больших серых глаз и изящным жестом поправила сползающую на плечо кофту. Вообще весь облик девушки был маняще-притягательным, и он уж точно не вязался с местом, куда она попала.

Сергей сел на стул и решительно тряхнул головой. Вот уж этого он никак не ожидал. Чертова Алёна с ее шантажом! Чертов его вынужденный целибат! Чертов сам Сергей с его глупыми принципами! Если ему уже такое видится.

На самом деле молодая женщина, ожидавшая его в смотровой, не отличалась ни яркой внешностью роковой красавицы, ни желанием проявить хотя бы элементарную вежливость, при появлении врача. Одетая в черную мужскую толстовку и штаны, со спутанной гривой волос она проводила Сергея настороженным взглядом и уставилась в стол, разделявший их.

«Видимо большая шишка – подумал Сергей, – раз в клинике все на ушах стоят. Хотя если бы она была настолько важна, сдернули бы Михайлова, нашу местную звезду».

– Как вас зовут? – начал с простого вопроса Сергей, еще не до конца придя в себя от возникшего несколько секунд назад видения.

Подняв голову, девушка смерила его презрительным взглядом и ответила:

– Василиса.

– Прекрасная? – невольно вырвалось у Сергея.

– Ужасная, – сказала она, поддавшись к нему, так что Сергей невольно отклонился назад. Женщина удовлетворенно засмеялась и почесала кончик носа тыльной стороной ладони. Сергей обратил внимание на то, что руки у нее были в засохшей крови, впрочем, ее это вовсе не смущало.

«Да она сумасшедшая», – подумал Сергей в ужасе, и внутренне отругал себя и за мысли, и за эмоции. «Конечно, – сказал он сам себе строго, – а как бы еще интересно она сюда попала?». И только тогда Сергей понял, к чему относился его ужас. У него никак не вязалась внешняя привлекательность женщины и место, где она оказалась и оказалась, очевидно, не случайно. «Очнись!» – приказал строго своему внутреннему голосу. И дело было даже не в том, что странно считать привлекательной сидящую перед ним женщину со спутанными космами длинных волос в безразмерном свитере, с руками, испачканными кровью, агрессивно настроенную. Ведь вкусы у каждого свои. Просто время было выбрано не самое удачное. Сергею стало душно и он, стремясь справиться с последствиями возникшего желания, поправил ворот халата, который ему никогда не причинял особого дискомфорта, нервно сжал бумаги, лежащие перед ним, и на всякий случай отвел взгляд от Василисы, вдруг все же дело не в его вынужденном целибате, а в ней самой. Но, несмотря на все старания, заинтересованности Сергею скрыть не удалось, так как пациентка, указывая на себя, спросила:

– Нравится?

Смутившись, Сергей пробормотал что-то невразумительное, не то похожее на оправдание, не то сродное извинению.

– Хочешь меня? – спросила Василиса, резко вскакивая на ноги и склоняясь над столом, разделявшим их. Расстояние между их лицами в таком положении было максимально близким. Сергей поймал себя на мысли, что пытается уловить ее запах.

– Хочешь, – удовлетворенно произнесла она и сев обратно, вальяжно откинулась на спинку стула. – По глазам вижу, что хочешь.

Сергей, стараясь, смотреть куда угодно, только не на нее пробормотал что-то типа:

– Э-э… да… то есть… Что за бред вообще?

А встретившись с ней глазами, понял, насколько жалкими были его оправдания и старания скрыть очевидный интерес. Больше всего конечно выводило из себя ее довольство обнаруженным фактом. Руки Сергея непроизвольно сжались в кулаки, вот тогда-то он и обратил внимание на бумаги, врученные ему Леночкой:

– Так на чем мы остановились? – от волнения голос его прозвучал на несколько тонов выше, и он смущенно прочистил горло.

– Я Василиса, – сказала женщина нехотя. – А Вы?

– Иван, – на автомате произнес Сергей, и тут же поняв свою оплошность, поспешил исправиться. – Сергей я.

Василиса засмеялась.

Чувствуя, как краска заливает его лицо, а такое было последний раз еще в школе, Сергей уткнулся в бумаги таким придирчивым взглядом, словно собирался найти там что-то, скрытое между строк или написанное невидимыми чернилами. И ведь нашел же. Быстро пробежав глазами по тексту, Сергей понял и значение слова «Бергер», услышанное в коридоре и общий ажиотаж дежурного персонала клиники, и кто собственно сидит перед ним.

– А-а-а, так Вы жертва Князя, – сказал он с легкой издевкой в голосе, испытывая садистское, недостойное профессионала удовольствие при виде растерянности на лице Василисы. Он был отомщен.  – Тут и фотография имеется, – взяв в руки небольшой прямоугольник, Сергей с наслаждением наблюдал за реакцией пациентки, но вовремя отругал себя за подобны мысли и действия. Эта странная женщина – несчастная женщина. Пациент, а не объект для насмешек, пусть даже она ненавидит его и откровенно насмехается, ей требуется помощь, его помощь, не зря же она находится здесь. «Да, Сережа, – язвительно заключил он про себя, – до звезды Михайлова тебе еще далековато. Слишком ты человечен».



Лия Чу

Отредактировано: 27.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться