Помешательство

Глава 5. Пособие для юных принцесс по вызволению себя из лап Дракона.

Квартира встретила Сергея угрюмым молчанием, но казалось вся обстановка и атмосфера помещения твердили ему: «предатель». Алёны не было. Зато стояло несколько коробок с обувью, и была рассыпана косметика на зеркальном столике. «Наверняка с девчонками пошла гулять», – предположил Сергей. Патологической ревностью, в отличие от Алёны он не страдал и частенько ее отпускал гулять одну.

Есть Сергей не хотел, поставив телефон на беззвучный режим, прямо в одежде завалился на разложенный диван и, свернувшись калачиком, уставился в телевизор невидящим взглядом. Казалось, целая жизнь пролегла между его вчерашним возвращением домой, утренним пробуждением и этим моментом, когда Сергей чувствовал себя покинутым и забытым всеми. Все-таки в Анне есть какая-то часть той черной дыры, о которой она говорила в первый день их знакомства, эта дыра забирала все светлое и доброе, что было в нем, превращая его в параноика, мальчонку-подростка с вечными поисками смысла жизни. С этими невеселыми мыслями он задремал.

Проснулся Сергей от неясно ощущения, что с него кто-то пытается снять джинсы. Телевизор по-прежнему продолжал тихо бормотать и в полумраке комнаты Сергей увидел Алёну, оседлавшую его, и расстегивавшую ему молнию на джинсах.

– Что ты делаешь? – изумлено задал он наиглупейший в данной ситуации вопрос.

– Соскучился мой сладкий, – проворковала Алёна, пахнув на него таким смачным перегаром, что у Сергея аж защипало в носу. – Девочка знает, как доставить моему мальчику удовольствие, – продолжала она ворковать, не прерывая своего занятия.

 – Алён давай не сейчас, – устало откликнулся Сергей, отталкивая ее руки.

– Что вы за странный народ мужики, – возмутилась она. – То хотите секса каждые пять минут, то ломаетесь, как девочки.

– Алён, серьезно не надо, – продолжал отнекиваться Сергей и повернулся так, что Алёна перекатилась с него на диван, а с дивана упала на пол. Если бы она была трезвой, этого не произошло, но из-за принятого алкоголя она еле держалась на ногах.

– Ой, прости, – Сергей сам соскочил с дивана и протянул ей руку, чтобы помочь подняться.  – Глупо получилось.

– Кто она? – возмутилась Алёна, отталкивая его руку.

– Что? – не понял Сергей.

– Не прикидывайся дураком, – еще больше рассердилась Алёна. – Твоя любовница. Это Вика или быть может это Ксюшенька?

– Что ты несешь? – вспыхнул Сергей, убирая руку и поднимаясь на ноги. 

– А, правда глаза колит, – неприлично громко захохотала Алёна, и хохот ее перешел в истерику.

 – Проспись сначала, а потом мели всякую чушь, – бросил он через плечо, направляясь на кухню.

– А, – крикнула ему вслед Алёна. – Не нравится? Как будто бы я в восторге от твоих пьяных приставаний. Ты даже впервые подошел ко мне по пьяни, зачем я дура только тогда согласилась?

Сергей не отвечал, обыскивая кухонные шкафчики. Алёна, выждав несколько секунд, затянула на всю квартиру:

– Напилася я пьяна, не дойду я до дому…

Пачка сигарет оказалась спрятана в вазе на холодильнике, заставленной другими вазами. Сергей не курил лет 8 уже, попробовав в юношеском возрасте и бросив почти сразу же, в отличие от Алёны, которая бросила только когда у них завязались отношения. Ну, как бросила. Говорила, что бросила, хотя периодически покуривала, думая, что Сергей не знает об этом. Он достал одну сигарету из полупустой пачки, подкурил, не спеша сделал первую затяжку. Организм его принял никотин спокойно и, забыв об осторожности, Сергей затянулся сильнее, закашлялся и, открыв форточку, помахал руками, стараясь отогнать дым от себя.

– Ты что там куришь? – догадалась Алёна, прерывая упражнения в вокале. – Лицемерная свинья! А мне говорил девушка плюс сигарета, вонь изо рта. Все вы мужики одинаковые.

Высказавшись, она завыла другую песню.

– Одиночество сволочь, одиночество скука.

Проветрив кухню, Сергей достал из холодильника початую бутылку водки, которую они никак не могли допить еще с нового года, налил себе полную рюмку, приготовил на закуску кусок колбасы, выдохнул, поднес рюмку ко рту и остановился. Убежденным трезвенником Сергей не был, но и пить алкоголь ему сейчас не хотелось. На душе было мерзко, и больше от того, что он даже не мог ненавидеть Алёну и злится на нее. Ее было просто жаль, а это чувство меньше всего вязалось у Сергея с любовью. Сергей поставил рюмку на обеденный стол рядом с бутылкой и услышал очередную смену Алёниного сегодняшнего репертуара. Одна из самых популярных песен, так часто исполняемая в караоке, звучала как приговор.

– У любви у нашей села батарейка, – орала Алёна, не стесняясь. Пение ее прервалось смехом, потом рыданием с какими-то бессвязными оскорблениями.

Вернувшись в комнату, Сергей обнаружил ее уснувшей прямо на полу, где он ее случайно сбросил. Решив не будить лихо, пока оно весь дом не перебудило, Сергей укрыл ее пледом прямо там на полу. И все-таки приоткрыл форточку. Свежий воздух еще никому не вредил, а в комнате и, правда, сильно пахло перегаром.  Не смотря на резкий и неприятный запах, усиливающийся при каждом выдохе Алёны, Сергей присел рядом, внимательно изучая ее умиротворенное во сне лицо. Непослушные завитки на висках, которые она каждое утро тщетно выпрямляла утюжком для волос, хотя уже к вечеру они опять непослушно торчали во все стороны. Длинные ресницы, покрытые толстым слоем туши. Три родинки на подбородке. Тонкую длинную шею. Губы, подкрашенные хитрым способом, так что они выглядели объемнее, чем есть на самом деле. Сергей практически никогда не видел Алёну без косметики. Такой у нее принцип, всегда быть на высоте. Он изучал ее как вепревые и вспоминал, что с ними происходило за годы совместной жизни. Как когда-то его сводили с ума эти родинки, как целовали эти губы, как он трепал эти волосы, как читал по этим глазам Алёну, словно открытую книгу. Воспоминания отзывались в нем приятным теплом, но в груди его было холодно. И Сергей не верил и упрямился, не жалея признавать, что чувства к ней умерли в нем навсегда.



Лия Чу

Отредактировано: 27.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться