Помешательство

Глава 12. На особом положении или какого́ это быть сыном учительницы.

Заходя в здание «Равновесия», Сергей чувствовал себя вором, у которого появилась острая необходимость вернуться на место преступления. Вопреки его ожиданиям коллеги вели себя, как ни в чем не бывало. Охранник на входе был, как всегда, словоохотлив. Девочки на ресепшене жизнерадостны и язвительны, что было их обычным состоянием. Лисицына исполнена участия.

Она встретила Сергея, словно только его и ждала, расспросила обо всем, как старого друга, проводила в ординаторскую, что уже было лишним, словно Сергей был настолько одержим, что готов в любой момент броситься в палату к Анне с признаниями в любви. Интересно в курсе ли Лисицына тех слухов, что распускают в клинике, хотя на этот раз слухи имели под собой реальную основу, Сергей все же предпочитал думать о них как о слухах, словно и, правда между ним и Анной ничего не было.

В ординаторской сидел Генка и сосредоточенно изучал какие-то бумаги. Сергей бросил ему короткое «привет» и, снимая куртку, все ждал колкости от коллеги, но обычно не заставляющий себя ждать в таких ситуациях Генка, продолжал изучать бумаги, как ни в чем не бывало, Сергей был разочарован. Генка встал, и ничего более не говоря, по-прежнему углубленно изучая бумаги, покинул кабинет. «Если он это делает осознанно, – подумал Сергей, – то это самая лучшая из всех его тактик». Вешая свою куртку, рядом с Викиной, он задавался уже другим вопросом: «Странно, с чего это она сорвалась на работу к концу рабочего дня». Хотя изначально было странно, почему она этот самый рабочий день прогуляла, Лисицына хоть и была лояльным начальником, такие вольности сотрудникам не позволяла. Хотя, наверное, с самого начала было странно явление Вики к нему домой вчера ночью.

Подойдя к стенду с расписанием сеансов, Сергей выяснил, что по графику у Вики сегодня был только один клиент – многострадальный Чепелев в восьмой смотровой. Странно, что в смотровой. Обычно сеансы с такими клиентами проходили на втором этаже в более комфортной остановке, Чепелев же не имел никаких пограничных отклонений. Неужели они обнаружились? Заинтригованный Сергей направился в восьмую наблюдательную, комнату смежную со смотровой. Собственно, такую же, как та, из которой Михайлов наблюдал за ними с Анной.

В помещениях подобного рода всегда царил полумрак и едва глаза Сергея привыкли подобному освещению, он увидел Генку жадно следящего за смотровой. «Ну, конечно Геночка в своем репертуаре, – зло подумал он, – не может не контролировать все вокруг». Генка же так был увлечен своим занятием, что Сергея не замечал или делал вид, что не замечает. Какая разница? Им обоим здесь не полагалось находиться. И если бы Генка попросил его удалиться, то и сам тоже должен был уйти. Сергей, все же, не став его тревожить, остался у входа и устремил взор на смотровую.

Вика и Руслан сидели практически в таких же позах, как Анна и Сергей, только Руслан был на привычном для Анны месте, а Вика не месте, которое обычно занимал Сергей. Вика, опустив глаза, усиленно изучала крышку, разделявшего их стола, а Руслан внимательно изучал ее. Со стороны могло показаться, что Вика – пациент, а Руслан ее терапевт. Сергей тряхнул головой. «Дурацкие проекции» – в сердцах ругнулся он. На самом же деле разговор был намного более мирный, чем те, что вели они с Анной.

– Как Ваши дела на работе? – поинтересовалась Вика участливо. – Как новая должность?

– А, – небрежно махнул рукой Руслан. – Фигня. Бывало гораздо сложнее.

– Но Вы ведь никогда не занимались чем-то подобным.

– Да. В действительности деление на разные сферы деятельности условно. Есть просто то, что ты знаешь и то, чего не знаешь. Далее ты выставляешь себе цель – узнать. Составляешь список волнующих тебя вопросов. Погружаешься в тему с головой, пока не вникнешь в суть непознанного.

– Что может занять значительно время, – подсказала Вика оживившись.

– Для меня нет, недели 2 максимум. Ну, самое большее месяц.

– Ну, ни скажите, если бы это было так быстро, тогда не имело бы смысла учиться пять лет на юриста или на экономиста. Ведь чтобы добиться каких-либо высот в обществе и взлета по карьерной лестнице нужно, как минимум получить высшее образование.

Руслан посмотрел на нее снисходительно, как на глупого ребенка и сказал:

– У меня не было никакого образования, кроме школы и нескольких курсов университета.

– Вы ушли в армию?

– Я бросил.

– Сам? Сознательно? Почему?

– Мне стало скучно. Система образования такая же тухлая система, как сотни тысяч других систем в нашем мире. Вы говорите, чтобы добиться каких-нибудь высот нужно как минимум иметь высшее образование? У Вас есть оно? Каких высот добились вы?

Сергей нахмурился, не нравился ему этот разговор, уже не говоря о том, что эту историю слушали все в клинике ни раз, по крайней мере, те специалисты, что работали с Чепелевым. И сам Сергей был в курсе и образования этого объекта и его отношения к жизни и уже тем более его профессиональных побед. Но эти данные, как правило, собираются в первую неделю работы с клиентом. А если Сергею не изменяла память, Вика являлась его консультантом гораздо дольше. И почему все-таки сеанс происходит в смотровой?

– Вы хотите выразить конкретно недовольство моей персоной или просто приводите пример? – уточнила Вика.

– Хм, – произнес Руслан, вальяжно отклоняясь на спинку стула и окидывая Вику оценивающим взглядом. – Пример, – наконец вымолвил он, когда Вика стала нервничать. – Система высшего образования Советского образца построена на многократном повторении ранее изученного материала с постоянным притоком новой информации на каждом новом витке. Зачем мне это нужно повторять 25 раз? Я же не баран, если я уловил суть с самого начала? Мне стало скучно уже после первого семестра, но я проявил небывалые усилия с моей стороны и ушел только после четвертого.



Лия Чу

Отредактировано: 27.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться