Помни меня

17

 

Если бы не стыд и чувство неловкости, всё было бы не настолько плохо. Вымыл полы, закрыл кабинеты, сдал ключи на вахту  и свободен. Но при встрече с работниками администрации я не знала, куда деваться: прятала глаза ото всех, еле слышно здоровалась и мямлила в ответ на вопросы и вообще была бы рада превратиться в невидимку. Только, когда все разошлись домой, я вздохнула свободно.

К концу моей каторги с непривычки тянуло спину и немели руки. Максим мог радоваться, жизнь действительно заиграла новыми красками. В палитру добавились усталость и унижение. Конечно, любой труд достоин уважения, вот только чувствовала я себя премерзко. Благо, осталась всего пара кабинетов, и  можно собираться домой. 

Я наклонилась в очередной раз над ведром, елозя тряпку в мутной воде покрасневшими руками, и подскочила от неожиданности. Кто-то шлепнул меня по заднице. Я резко обернулась, чудом не перекинув ведро, и увидела  перед собой  пухлого мужчину лет пятидесяти, округлого, как пончик, с волнистыми седеющими волосами и торчащими, как щетина на щетке, усами. Кажется, сегодня он встречался мне в коридоре.

Мужчина радостно улыбался, видимо, ожидая, что я тоже обрадуюсь.

- Что это было? – кровь прилила к щекам, а дыхание участилось. Внутри горячей волной поднималось негодование.

- Ну-ну-ну, Маришенька. Какие мы сердитые! Я так долго ждал тебя. Скучал-скучал сильно-сильно, - усач засюсюкал со мной, как с маленькой.

- Я вас не помню. Давайте поговорим в другой раз, а сейчас мне нужно домыть кабинет.

Мужичок оказался на удивление понятливым. Он послушно развернулся и направился к выходу. Но когда он, пыхтя, достал из кармана ключ и запер дверь, я с упавшим сердцем поняла, что ошиблась.

- Маришечка, тьфу на этот кабинет, иди к папочке, - он  радушно раскинул  руки в стороны, приглашая меня броситься в его объятья, но я отступила назад, как затравленный зверёк, лихорадочно соображая, как избежать «родственного» контакта.

- Послушайте, пожалуйста, - я вскинула перед собой ладони, отгораживаясь, - я не помню даже, как вас зовут. Сейчас не лучшее время для подобного общения. Когда моя память восстановится, я обязательно сообщу вам, и мы продолжим…

Что продолжим, я так и не придумала. Нашу связь? Или что у нас там с ним было?

- Марусенька, так даже лучше. Мы с тобой сейчас заново познакомимся. Называй меня как раньше, Мурзиком. Р-р-мяу, - при этом  старый извращенец игриво царапнул скрюченными пальцами воздух и напористо двинулся в мою сторону, оттесняя к столу.

Мне ничего не оставалось, кроме как пятиться назад. Помощи ждать неоткуда. Все разошлись по домам. Трудоголиков здесь не водилось, как я заметила. Вахтер дежурит на первом этаже и вряд ли услышит  мой крик о помощи.  

Мужику в конечном итоге удалось припереть меня к столу и достаточно ловко для его комплекции усадить на его поверхность, попутно облапывая бёдра и задирая халат. Я сопротивлялась как могла,  беспорядочно отбиваясь руками и ногами.

- Ах ты ж моя затейница! Поиграть решила? Давай. Дядя-начальник сейчас накажет плохую уборщицу. Как же тебе идёт твой халатик, - он припал носом к моей груди и с наслаждением глубоко втянул терпкий запах пыли и сырости, исходящий от халата.

Я извернулась и дёрнула ногой, и вдруг его руки вдруг разжались. Это произошло настолько резко, что я чуть не завалилась на стол, едва удержавшись на локтях, но опрокинув при этом органайзер. Раздался то ли вскрик, то ли вой под аккомпанемент раскатившихся по столу ручек и рассыпающихся скрепок. Мурзик отскочил, как ошпаренный, согнулся пополам и с окривевшим от боли лицом зажал ладонью пах.

- Сдурела, что ли? – заскулил он. – Ну, погоди у меня.

Воспользовавшись тем, что он отпустил меня, я попыталась приподняться, отталкиваясь ладонями от столешницы. Пальцы машинально захватили что-то твёрдое, металлическое. Мысли хаотично скакали, как белки в горящем лесу. Понимаю, мне не убежать, не вырваться. Настигнет и отомстит. Заболтать тоже не получится, непрошибаемый он какой-то. Я подняла на него тяжёлый, полный ненависти взгляд и внезапно осознала, что он смотрит на меня с опаской. Что-то изменилось.   Если бы не было всё так грустно, я бы посмеялась над комичностью ситуации. Я и не почувствовала, что в кулаке крепко сжимаю ножницы, направленные острыми концами в его сторону. Вот как: Мурзик испугался возможной кастрации. Наверное, вид у меня слишком злобный и решительный, если упитанный мужик призадумался.

- Маришенька, обиделась, что ли? – он вытаращил растерянные голубоватые глазки. -  Я с Таськой скоро разведусь. Мы поженимся с тобой, обещаю. Только не смотри на меня так.

Я не знаю, как ему в голову могла прийти мысль, что я воспользуюсь ими, но если он продолжит думать так же и дальше, у меня будет возможность выбраться отсюда.

- Мурзик, - начала я тихо. – Я предупреждала вас, что у меня проблемы с памятью. Я не помню вас, но прекрасно помню расположение крупных артерий. А ещё я знаю, что артериальное кровотечение при ранении шеи практически всегда приводит к летальному исходу, - сама ужаснулась тому, насколько холодно и спокойно прозвучал мой голос, будто во мне проснулся маньяк-убийца.

- Ты что такое говоришь? – он свел брови и попытался медленно, осторожно подойти ко мне.

- Не советую. Иначе истечёте кровью до того, как вахтёр успеет подняться, - я улыбнулась, но левая сторона лица онемела, и улыбка вышла кривоватой. – Никогда не видела, как фонтанирует кровь. Наверняка завораживающее зрелище.

- Так ты же сядешь, - он  всё ещё сомневался в серьёзности моих намерений.

- Не сяду. Максимум положат в дурку на принудительное лечение, но вам на том свете это будет слабым утешением, - я спрыгнула со стола и мелкими шажками стала приближаться  к нему, со злорадством отмечая, что он начинает пятиться. – Вы сейчас просто уйдете. И мы сделаем вид, что ничего не произошло, - и тут я снова вспомнила фразу доктора про «не наломать дров» и продолжила уже мягче. -  Возможно, раньше у нас были отношения, которые нас устраивали, но пока я не готова к подобному. Уверяю вас, когда вспомню, какой вы прекрасный человек, то прибегу к вам, вы быстренько разведётесь с Тасей, мы сыграем шикарную свадьбу, съездим в Кисловодск в санаторий на медовый месяц и заживём большой счастливой семьёй.



Ариша Дашковская

Отредактировано: 10.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться