Помни меня

25

Впереди появилась одинокая мужская фигура. Слабая искра надежды вспыхнула и тут же погасла: один человек с четырьмя не справится, даже если захочет помочь. Если захочет. Скорее всего, он благоразумно решит не связываться.

Поравнявшись с нашей странной компанией, мужчина спросил:

- Ребят, праздник уже закончился?

- Да не, гуляют ещё, - расслабленно ответил Санёк. – Девушка перебрала, попросила нас проводить до дома. Вон на ногах не стоит, вдвоём еле тащим.

- Ну, понятно, - он прошел мимо, а у меня сердце оборвалось вниз.

Но не успели мы сделать и пары шагов, как мужчина вернулся:

- А закурить у вас не найдется? – теперь он  в руках держал телефон с включенным фонариком, которым подсвечивал дорогу. – Темень такая, - возмутился он. - Центральная улица называется. Кругом грязища.

Кто-то одобрительно хмыкнул. Один из парней начал рыться по карманам, ища сигареты. Мужичок приподнял телефон и направил поочередно на каждого. По тому, как напряглись удерживающие меня мужчины, я поняла, что прохожий, высокий и худой, как шпала, сейчас рискует отхватить от этих отморозков. Я пыталась предупредить его взглядом, чтобы шёл своей дорогой. До того, как его осветил фонарик, Сергей успел переместить руку с моего рта на шею, сдавливая её сзади.

- Слышь, ты в глаза не свети, - угрожающе прорычал Санёк.             

- А девушка не очень хочет с вами, - спокойно резюмировал длинный.

- Уходите, - получилось выдавить севшим голосом. Неужели он не понимает, что нарывается на неприятности? Мне все равно не помочь.

Неожиданно мужчина  направил фонарь на себя:

- Ну так, на всякий случай, вдруг узнаете.

Сбоку послышался шёпот:

- Шишка из администрации.

Мужчина предусмотрительно сделал несколько шагов назад, поднес телефон к лицу как рацию и хорошо поставленным голосом руководителя произнес:

- Роман Юрьевич, вам не дозвониться. Наряд вышлите на остановку к ДК.

По громкой связи прекрасно слышно, как собеседник раздавал кому-то указания, а потом в трубке раздалось бодрое:

- Паш, ребята едут. Две минутки и будут. Молодежь расшалилась?

- Ага, распитие спиртных напитков в общественном месте. Всё как вы любите. Заодно план сделаете.

Вблизи завыла сирена. Ну конечно, к клубу сейчас стянута вся полиция Гальцево. А ехать тут всего ничего. С другой стороны к нам приближалась машина Ильи.

- Девушку оставьте и можете валить. По крайней мере, попытаться, - жёстко скомандовал Павел, а сначала он мне показался эдаким простачком.

Сергей дал мне напоследок подзатыльник и отпихнул так, что я едва не упала. Подъехавший Илья довольно лыбился в открытое окно, все еще не понимая,  что планы компании изменились. Все шустро набились в «волгу». Долго объяснять водителю не пришлось: миг - и машина, резко сорвавшись, скрылась за поворотом, оставив меня наедине со спасителем.

Я потерянно топталась на одном месте. До сих пор не верилось, что всё закончилось. Должна бы чувствовать радость, а нет.  Я чувствовала опустошение и слабость.

Подъехал полицейский «уазик». Павел что-то быстро объяснил, показал направление и вернулся ко мне, держа в руках бутылку с водой.

- Попей, - я послушно сделала хороший глоток и чуть не захлебнулась, газы ударили в нос.

- Забыл предупредить, это минералка. Другой у них не оказалось.

Когда внезапно я ощутила движение рук Павла сверху вниз по бедрам, меня снова охватила паника. Ну конечно, он специально прогнал этих отморозков, чтобы самому скрасить праздничный вечер. Пока я лихорадочно соображала, куда лучше ударить бутылкой, он убрал ладони. И тогда я  с облегчением поняла, что он просто поправлял платье, которое задралось чуть ли не до пояса. А ведь я даже не заметила, что стояла, сверкая кружевными трусами. Или просто не придала этому значения.

- Давай солью, - он забрал бутылку. – Тебе надо умыться.

Я смыла потёки туши пощипывающей кожу газировкой.

- Ты вся дрожишь, - на моих плечах оказывается его пиджак. – Пойдём ко мне, немного придёшь в себя, чаю попьёшь, и я тебя отвезу домой. Мама пирожков напекла с капустой.

Моя благодарность к нему  сразу улетучилась. Теперь домой заманивает. Дома на кровати комфортнее, чем здесь под деревом. Мой опыт общения с гальцевскими мужчинами показывал, что им лучше не доверять. Тем не менее, я понимала, что до своего дома в таком состоянии точно не дойду, поэтому, как телёнок на привязи, побрела вслед за Павлом.

Когда мы оказались у ближайшего фонаря, я остановилась. Мне хотелось рассмотреть его. Заметив, что я отстала, он обернулся. Высокий, светлоглазый, русоволосый с несколько длинноватым прямым носом. Его черты лица показались мне смутно знакомыми.

- Мы с вами раньше встречались? – я беззастенчиво вглядывалась в него.

- Ещё бы! – хмыкнул он.

- Я с вами тоже… ну это…– я замялась.

Он понял, что я имела в виду, смутился, покачал головой и улыбнулся.

- Немудрено, что ты меня не помнишь. Раньше не замечала, потому что ходила с высоко вскинутой головой, как королева, а в последнее время смотришь исключительно в пол.

И тут я узнала его.

- Я вам носки дарила! – вскрикнула с такой радостью, будто только что совершила величайшее открытие.

- Это было незабываемо. Самое яркое событие февраля. Не поверишь, Марин, носки до сих пор ношу. Китайские, порвались сразу, но я зашил.

- Спасибо вам, - я наконец-то расслабилась и поблагодарила его. -  Страшно подумать, чем всё могло закончиться.

- На будущее, будь осмотрительней в выборе компании, - сурово заметил Павел. Мне хотелось оправдаться, сказать, что я ни при чём, но я промолчала. Зачем ему знать все это?



Ариша Дашковская

Отредактировано: 10.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться