Помни меня

39

После Рита извинялась за то, что расстроила Лисенка. Я никогда не предупреждал ее не затрагивать тему Марины при  сыне, я был уверен в ее разумности. Но я не предусмотрел, что Лисенок сам может завести разговор о маме, а Рита, не зная, что я так и не рассказал ребенку правду, скажет лишнего. В принципе, так и произошло сегодня. Странно, что подобное не случилось ранее.

Всю обратную дорогу Лисенок не выпускал из рук шарф и нахваливал его на все лады, находя новые достоинства, которые должна оценить мама, когда вернется. Я был рад, что ему хватало поддакивания Риты и его внимание не переключалось на меня, в противном случае я бы не смог произнести ни слова – в горле стоял ком.

Устав от хождения по магазинам и эмоциональной встряски, Лисенок уснул быстро. Я успел прочесть ему всего полстраницы сказки, а он уже прикрыл глаза и засопел. Во сне он улыбался.

Рита сидела на кухне с чашкой чая,  отстраненно смотря куда-то в стену. По-видимому, она давно забыла о том, что собиралась пить чай. Заметив меня, она поставила чашку на стол и поднялась со стула, направляясь на балкон:

- Пойдем подышим.

Я последовал за ней. Не глядя на меня,  она оперлась предплечьями на ограждение балкона и повернула голову в сторону ярких огоньков центральной части города.

- Ты любишь ночные огни? – спросила она, лишь бы не молчать.

- Что ты сказала ему там, в магазине? – я знал, она ждала, когда я задам этот вопрос.

- Ничего, кроме того, что мама не приедет. Я понятия не имела, что ты ему ничего не сказал. Когда ты это сделаешь? Мне кажется, ты загоняешь себя в ловушку.

- Еще не время. Ответь, почему ты мне все время помогаешь?

- Я немножко разбираюсь в людях. Несколько лет мы работаем вместе. Я вижу, какой ты, и я тебя очень уважаю как врача и как человека.

- Странное дело, почему-то из всех уважающих и сочувствующих мне помогла только ты. Почему?

- Спроси у тех, кто тебе не помог. Как я могу ответить за них? - она усмехнулась. – Я вызываю такси. Поздно уже.

Я не знаю, почему я каждый раз прикапывался к ней с этим вопросом. Может, я в глубине души ждал от нее какого-то подвоха. Может, не мог понять ее мотивов. Может, все вместе. Чем дольше я жил на свете, тем меньше верил в бескорыстность людей. Если человек делает тебе добро, значит, отдает тебе долг за то, что ты сделал для него раньше, либо надеется что-то получить от тебя в будущем.

На выходных в гости приехала мама. Убедилась, что дом не разваливается от хлама, что в холодильнике есть еда, заглянула даже в комод, где хранились вещи Лисенка, чтобы удостовериться, что они поглажены и аккуратно сложены. Подняв крышки  кастрюль и  проверив содержимое на съедобность, она успокоилась, и, вскипятив чайник, позвала меня к столу.

- Я помочь тебе хотела, - с долей разочарования вздохнула она, - а ты сам неплохо справляешься. Сынок, может, вкусного чего приготовить? Исхудал-то как, кожа да кости.

- Не надо, мам, сиди отдыхай. Поиграй с внуком, если хочешь, почитай ему.

- Может, я Лесика к себе заберу?

- Мам, мы это уже обсуждали. Нервничать тебе нельзя. Быстро ходить ты не можешь. Тебе будет тяжело с Лисенком.

- Не тяжелей, чем тебе. Ты молодой парень, надо жизнь свою устраивать.

- Ты о чем это сейчас? – мне уже не нравилось то, к чему клонится разговор.

- Буду пряма с тобой, имею полное право как мать. Я о женщинах.

- О каких еще женщинах ты говоришь? Я глазом  моргнуть не успеваю, как день проходит. Не до них мне. И Марина…

- А что Марина? – понизив голос до шепота, спросила мать. – Марина умерла, восемь месяцев назад. А ты молодой мужчина. И заметь, живой.

- Да. И у меня проблем и без женщин предостаточно.

- Так ты разве не понимаешь? Женщина часть проблем и решит – и еду приготовит, и дом уберет, и постирает, и вещи погладит, и приласкает, не такой нервный будешь.

- И чтобы избавиться от  домашних хлопот, я должен начать с кем-то встречаться, так? – мать кивнула. – Нет, мам. И вообще, с чего ты решила завести этот разговор?

Она замялась, я заметил, что она начала перебирать пальцами.

- Понимаешь, я на днях была в поликлинике и встретила Ольгу Филипповну. Только ей, ради бога, ничего не говори. Так вот, она рассказала, что девочка у тебя ночует одна и та же постоянно. Это твоя личная жизнь, и я не собираюсь в нее лезть, но я очень не хочу, чтобы все это… ну это… происходило при Лисенке. Не нужно его травмировать.

Я закрыл лицо ладонями и рассмеялся.

- Ясно. А Ольга Филипповна случаем тебе не сказала, что в те самые дни я дома не ночевал? Моя коллега оставалась с ребенком на ночь, пока я дежурил в больнице. Мам, почему нельзя спросить прямо? Почему ты выуживаешь информацию окольными путями?

- Да не выуживала я, просто хотела понять твое отношение к ситуации.

- О том и речь. Зачем строить догадки, когда можно задать один правильный вопрос?

- Хорошо. Тебе нравится эта женщина?

Я уже пожалел о том, что сказал предыдущую фразу. Этим вопросом я никогда не задавался. Я не думал о Рите как о женщине. Я ни о ком не думал в таком ключе. Коллеги, друзья, хотя Риту сложно было отнести к последней категории.

- У нее приятная внешность и она хороший человек, - наконец сказал я.

- Эх ты, матери замечания делал, а сам юлишь теперь! – мама заметно расслабилась.

- Я не юлю. В том значении, что ты имела в виду, мне не нравится никто.

- А вот ты ей нравишься, - задумчиво произнесла мать.

- Да, как человек и врач. Она говорила мне.

Мать покачала головой:

- Ты совершенно не разбираешься в женщинах.

 

Следующая глава будет про Марину и Пашу. Все, с Максимом закончили:)))



Ариша Дашковская

Отредактировано: 10.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться