Помни меня

48

Не каждый может похвастаться тем, что видел призрака. А я только что встретился взглядом со своей женой, умершей ровно год назад, в тот же самый день. Она не была бесплотной и прозрачной - выглядела вполне осязаемой, стоя  в красной форменной жилетке посреди банок с кофе, только что  с грохотом выпавших из ее рук. То, что она их упустила, ее нисколько не заботило, так же, как и замечания недовольных  покупателей, пытавшихся обойти ее. Она просто застыла и, казалось, забыла, как дышать, неотрывно следя за нами.

Первой мыслью было, что я сошел с ума. Я предполагал, что  сегодня мне будет невыносимо тяжело, но и представить не мог, что до такой степени. Я понял, что это не видение только тогда, когда сын радостно вскрикнул «мама!». Просто женщина. Очень похожая на Марину. Ситуация получалась катастрофическая, она грозила обернуться тяжелой травмой для ребенка. Последние пару месяцев мама водила его к детскому психологу. Лисенок плохо спал по ночам, метался, кричал, звал Марину,  я брал его к себе в кровать, иногда мне приходилось баюкать его, как младенца. После такого его состояние точно не улучшится. И не надо быть специалистом, чтобы сделать такой прогноз.

Я с трудом узнал свой голос, когда попытался увести сына, во рту пересохло, а язык будто прирос к небу. И тут случилось непоправимое – прежде чем я успел его задержать, Лисенок рванул к этой женщине. Ее реакция тоже была далека от нормальной. Она распахнула руки, схватила его и, рухнув на колени, стала обнимать и расцеловывать его.

Еще никогда я не чувствовал себя таким растерянным. Нужно было что-то делать. Подойти к ней, сказать, чтоб отпустила моего сына.  Но что будет чувствовать Лисенок? Как я ему потом объясню, что произошло. Если бы она повела себя адекватно, я бы сказал сыну, что он обознался. А если эта сумасшедшая не захочет его отпускать? Не вырывать же ребенка силой.

События развивались по худшему сценарию. Женщина не реагировала на мои слова и еще крепче прижимала ребенка к себе. При этом взгляд ее горел отчаянной решимостью.

Я хотел попросить Риту позвать охрану или директора магазина, но слова застряли в горле. Господи, как она была похожа на Марину! Если не всматриваться в детали, то можно было принять за нее. Только россыпь веснушек на носу и шрамик над бровью отличали ее от той Марины, которую я робея пригласил на первое свидание в  студенческие годы.

Лисенок не заметил моего смятения и радостно тараторил:

- Мамочка, почему ты сразу не приехала домой? А ты в Африке каталась на слоне? А ты привезла мне подарок?

- А ты покажешь фотографии? А ты видела львов?

Она  явно растерялась, несла какую-то сумятицу, невпопад говорила «да», «нет», кивала головой или отрицательно мотала ею, но ему и не были важны ее ответы, ему было важно  видеть мать, касаться ее, знать, что она его не бросила.

- Я же говорил! Я же говорил вам, что мама к Новому году вернется! – он посмотрел на меня с торжествующей улыбкой.

Женщина поднялась, но при этом она продолжала прижимать моего сына к себе.

- Ты не скучал по маме? – вдруг в вопросе Лисенка прозвучало обвинение.

- Скучал.

- Почему вы не обниметесь?

- Ты прав, - я потрепал сына по голове, и заметил, как женщина зыркнула на меня, будто это я сейчас пристаю к ее ребенку, а не она. – Что ж мы как неродные? – я притянул ее к себе,  обхватив рукой шею, будто собираюсь придушить, а не обнять, и прошипел ей в ухо: - Что вы, черт возьми, творите?

- Мама, ты поедешь с нами? – дергал ее за руку затесавшийся между нами сын.

- Да! – не раздумывая, ответила она, и я неосознанно придавил ее шею крепче.

- Лисенок, ты иди пока к Рите. А мы посекретничаем с… мамой.

Сын нехотя отлип от нас и подошел к Рите, оглядываясь на нас. Он тут же начал ей восторженно что-то рассказывать. Рита выглядела потрясенной не меньше моего, но ей хватило самообладания, чтобы переключиться на ребенка и доброжелательно улыбаться ему.

- Вы действительно собрались ехать с нами?

- Да! – невозмутимо ответила женщина.

- Вы ненормальная?

- Не знаю. Я просто не хочу его потерять.

- Кого? Вы точно не в своем уме. Вы хоть представляете, что вы натворили? Я не знаю, что вообще дальше делать. Пока план такой: вы едете с нами, живете недельку, другую, потому говорите, что вам срочно нужно в Африку, в Австралию, не знаю куда, и исчезаете из нашей жизни.

Она кивнула.

- Как вас зовут?

- Марина, - имя ожгло меня как удар хлыста.

- Да вы издеваетесь, что ли?

- Я… я… - замямлила она, -  могу паспорт показать. Он в подсобке. А вы Максим, да?

- Откуда… - удивление сменилось пониманием, эта… Марина, вероятно, слышала, как ко мне обращалась Рита, когда мы выбирали фрукты.

- Я видела вас.

- Естественно, видели.

- Не сегодня. Раньше. Во сне.

- А, ясно. Вам, по-хорошему, к психиатру надо.

- А я была у него, - она рассмеялась, коснувшись пальцами лба. Марина, моя Марина, так тоже делала.

- Не сомневаюсь в этом.



Ариша Дашковская

Отредактировано: 10.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться