Помочь судьбе

Размер шрифта: - +

Изгнанники родных пенатов…

Во всем виноват был естественно Волк. Припершись под утро вдрызг пьяный, тяжело перевалившись через подоконник и едва попал в проем дверей,  вяло махнул мне рукой и скрылся во мраке коридора.

Как выяснилось позже, проснувшись утром он не обнаружил в своей комнате спельника, а так как проснулся явно до того как винные поры выветрились а память вернулась то соображал явно с трудом. Соображай он в этот момент лучше или вернись к нему память, она бы не преминула ему напомнить о том, что он клятвенно обещал одной своей знакомой давать списывать лекции и вчера забыл эти самые лекции ей отдать. 

Посему и пришлось этой самой знакомой под покровом ночи пробираться в его комнату за конспектом. Кто же подозревал, что под обложкой тетради для конспектов у него очередной порножурнал, а лекции записаны в спельник. Уж точно не я.

Переписывать при свете светлячка почти невозможно, пришлось взять книгу с собой. С намерением отдать утром. Но обо всем этом Волк, естественно не знал, а об обещании забыл. А тут еще, как всегда Аюми со своей четверкой безмозглых шутников, накануне свистнули спельник у кого-то из новичков и бедняга почти два дня маялся в поисках пропажи.

В общем, проснувшись утром и не обнаружив спельника на месте, мающийся похмельгой Волк ни нашел ничего лучше, как выпереться в коридор с явным намерением найти шутника и начистить ему как следует репу. Разя на пять локтей перегаром он злобно шел по коридору, когда навстречу ему попался мирно шествующий аспирант с кафедры неестествознания. Погруженный в свои высокие думы он нежно прижимал к груди книгу в которой с пьяных глаз наш друг узрел свою пропажу.

Через мгновение коридор огласил вопль: «Верните спельник суки!» и в лоб несчастному аспиранту впечатался волков молоточек. От неожиданности тот не сделал ничего более умного чем выпустить что-то из боевых заклинаний, оно задело кого-то еще… В общем понеслось. В коридорах свистели кислотные стрелы, шипели огненные шары, посреди разливалась «черная топь», Оксе подпалили край платья. За что мигом получили разветвленною молнию, одну, большую и на всех. К моменту появления меня сонной и со спельником в руках на поле боя стали появляться первые серьезные разрушения в виде начавшей расползаться по стене трещины.

Остатки сна, естественно как рукой сняло, когда над головой пролетела огненная стрела, подпалив мне кончик завязанного на макушке хвоста. Я круглыми глазами смотрела на творящееся предо мной безобразие, понимая, что как можно скорее нужно бежать за кем-то из старших, потому что здание академии вот-вот рухнет нам на головы. Видимо столь гениальная мысль пришла не мне первой в голову, потому что рядом стал раскрываться портал, из которого вышел ни много-ни-мало наш директор. Да уж. У того, кто за ним бегал гениальность была даже явно излишней.

– Ну и что здесь происходит? –раздалось негромко рядом, однако вопрос услышали все, потому, как грохот мигом прекратился и нашим с директорам взорам предстала картина достойная пера какого-нибудь живописца в стиле «Неожиданного впечатления», потому, как все замерли там где стояли.

 В коридоре был полный бардак: из-за перевернутой  будки вальсария робко высунулась мордочка хозяина будки, Оксы и уборщика, два домовых отлипли от люстры и облегченно вздохнув, устроились на ее ободе, свесив ноги. Из-за дверей женского туалета выглянул Нефрит и штуки три девчонки с младших курсов. Аспирант с уже начавшей расти шишкой на лбу старался указкой выловить из «черной топи» шестиногую вывертню профессора неестествознания, а посреди всего этого бедлама сидел наш драгоценный четвертый с непониманием рассматривая злополучную книгу и явно пытаясь понять как под обложкой оказался какой-то справочник. Подняв глаза он с удивлением обнаружил стоящую от него в пяти локтях меня с искомым предметом в руках и бешенством в глазах.

– О привет. Так это ты оказывается его взяла, а что записку не оставила, что он  у тебя. Я так испугался.

Все. Это был предел. Алкоголик мрыгов! Записку я ему оставить должна была! А картинку вдобавок нарисовать не должна была!?  Для верности! А то вдруг он с просоня и с перепоя буквы забудет! Насовал всякой порнухи в конспекты, а потом удивляется почему я спельник взяла! А теперь из-за этого идиота нас всех выпрут к мрыговой матери из академии на все четыре стороны за пол оборота до диплома!

Видимо думала я столь громко, что стоящий в паре локтей от меня директор начал на меня озадаченно коситься. А может просто сопела чересчур красноречиво. В общем вожделенный спельник я Волку вернула, прицельным метанием с надеждой попасть в голову, следом последовал цветочный горшок с мандрагорой-раскидистой, телепортированный с собственного окна. Гад, я ее пол года растила! Но в гневе желание впечатать что-то тяжелое в эту улыбающуюуся физиономию было выше и горшка было не жалко. После этого просто развернулась и все так же гневно сопя потопала обратно к себе.

Естественно Волка выгнали, причем без права восстановления. Видимо директора он все же достал, как и меня. Эта новость облетела корпуса во время завтрака, сказочно обрадовав остальных, в том плане, что только его. Стену залатали, коридор убрали, домовых успокоили, Вальсария напоили успокоительным. Я шествовала к себе в комнату с завтрака предаваясь радостным думам о том что теперь наконец-то начну спокойно жить, каждую ночь спать, посещать все лекции и не лазить по хранилищу рискуя нарваться на гнома-хозяйственника.



Алла Раскова

Отредактировано: 14.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться