Помочь судьбе

Последний бой он трудный самый

Весна подкралась как-то не заметно, казалось только-только начал подтаивать снег и появились первые проталины, как вот уже, на улицах вовсю продают дикий чеснок, школяры дарят своим подружкам первоцветы, а в воздухе звенит первая птичья трель. Весь город как-то резко сбросил теплые зимние шубы и камзолы и расцвел яркими весенними красками, став похож на диковинный расписной платок. 
Я сидела у окна и с грустным видом взирала на гору свитков, гремуров и различные фолианты, и прочие мало аппетитные вещи. Под глазами были стойкие синие круги от недосыпания, рядом стояла уже наосточертевшая кружка с травяным настоем, а перед глазами плыли буквы. На моей кровати в противоположном мне направлении, уткнувшись в книгу, уже пол часа как спала Окса, так и не дочитавшая, что же там открыл в тристазатертом году какой-то маг с очень длинным и заковыристым именем. 
Нет, не то что бы мы к девятому году учебы ничего не вынесли из школьной программы, но вот все же экзамен - это была штука серьезная. Ну, конечно, всем понятно, никто нас валить не будет, все уже и так, не удивлюсь, если проставлено и возможно, даже подписано, однако, это не значит, что можно расслабиться и предаваться радужным надеждам, на великое вселенское «авось». Вот и корпели мы ночи напролет, извлекая из памяти уже давно забытые крупицы знаний. В стекло постучали, грубо вырывая меня из объятий сна. Ах, ну как же наш вальсарий весенний явился. 
Если бы мне кто сказал, чем закончиться то мое обещание помогать Волку в его ночных отлучках к его там «большой любви», которая там уже по счету, то ни за какие обещания не согласилась бы, потому как ночь-через-ночь караулить это создание у окна было периодически сложно. Я уже как-то порывалась отказаться, однако потом как-то ночью перед уходом, у него неожиданно случился этот самый его «скачек силы». Парня просто выворачивало. Я совершенно не знала что делать, у нас с Оксой ничего подобного не было, поэтому начала тянуть на себя энергию. Лучше бы этого не делала, казалось на меня обрушилась стена, боль в руках была нестерпимой, прервать канал в таком состоянии не было никакой возможности, мы оба катались по полу не в состоянии, что-либо предпринять. 
- Что ты в таких случаях делаешь? 
- А ты как думаешь? 
- Не знаю… моя голова…. и так каждый раз? 
- Да, только в этот раз ты на себя почти половину взяла. 
- Так что делать? Мне кажется, у меня сейчас голова взорвется. 
- Держись, еще чуть-чуть осталось. 
- Откуда ты знаешь? 
- Чувствую. 
Минуты через три все действительно закончилось, так же резко, как и началось, и мы, как два тюленя выброшенных на берег, лежали на полу, хватая ртом воздух. Волк подполз ко мне, обнял дрожащими руками. 
- Элька, зачем ты это сделала, я бы сам справился, мне же не в первый раз. 
- Я, я хотела помочь. И что так каждый раз? 
- Да,почти. 
- И что ничего нельзя сделать? 
- Можно. Я это как раз и делаю. 
- Что? 
- Сбиваю эти приливы. Помнишь эту дурацкую теорию, о которой рассказывала Кросс. 
- Да уж, такое не забудешь. 
- Ну, вот к нам она в некотором роде применима в полной мере. 
- То есть если ты не будешь бегать на эти свиданки то…- Угу, то эти приступы будут постоянно повторяться. 
- И что так всю жизнь? 
- Нет только до совершеннолетия. Мастер Николас говорит, чем сильнее маг, тем сильнее у него и эти приливы. 
- Понятно, а почему у нас этого нет? 
- Ну не знаю, когда я у Мастера спросил, он ответил, что в женский организм природа сама заложила прекрасный механизм регулировки. Прости, что напугал тебя. 
- Да, все нормально. Ты еще собираешься куда-то сегодня идти? 
- Да нет, я так думаю, меня сейчас и ребенок восьмилетний отделает по самое не хочу, а улицы Ринии ночью - это не самое спокойное место. Сейчас вот отдохну. Как только буду убежден, что с тобой все в порядке, так и пойду к себе. 
- Ты полежи, мне сейчас даже рукой шевельнуть трудно, представляю как тебе. Хочешь я тебе  подушку слевитирую? 
- Не надо ничего, просто побудь рядом. Угу, вот так…спасибо, что бы я без тебя делал… 
Волк отключился на полу слове. Приступ видимо отнял у него все силы, а я лежала, боясь пошевелиться и его разбудить, раздумывая про себя. 
Что же это такое с нами происходит в последнее время? С одной стороны мы друзья. Мы много лет уже делим на четверых все горести и радости нашей Школьной жизни. А с другой стороны у Нэфа появилась какая-то дама сердца, причем как мы поняли из военной академии, Окса в последнее время периодически появляется в Школе с розой в руке и пунцовыми щеками. По словам моей подруги винить в этом нужно все того же рыжего рыцаря, с которым она познакомилась на моей Дне Рождения в честь Дня первого снега или наоборот, Дне Первого снега в честь моего нарождения. Кажется, его зовут Ксандр. И только я как-то выпала из всего этого потока всеобщей влюбленности. Не то чтобы мне никто не нравился, я даже два раза сходила погулять с одним парнем из Колледжа управления погодой, а потом поняла, не мое и больше не пошла. Вообще, как-то не ладилось у меня с парнями. Причем не поймешь в чем дело, то ли в них, то ли во мне. Может быть, дело все же во мне, я слишком привязана к Волку и считаю что за него в ответе, как сказала Окса, и не могу переключиться на кого-то другого, потому, что буду считать это предательством друга. Не знаю. Да и не до этого сейчас. Вот экзамены скоро, сдам их и тогда подумаю, а пока... Кстати, как он там? Дышит, спит, это хорошо, бедненький, не приведи Боги кому такое. Эх, уютно все же, вот так прикорнуть у него на плече, хорошо, спокойно, я вот чуть-чуть сейчас подремлю тоже, а потом, потом… А потом было завтра и все с начала. 
Вот и сейчас легко перемахнув через подоконник, Волк оглядел мою комнату, полную «кладезей знаний», легко чмокнул меня в щеку и, поблагодарив за помощь, скрылся в дверях. Когда я стала за ним закрывать, то обнаружила что-то продетое через ручку, на тонкой атласной ленте там висел скромный букет первоцветов. На удивление Волка в коридоре уже не было, как не было и моего таинственного рыцаря. 
Улыбнувшись сама себе, я пошла ставить цветы в вазон, полюбовавшись немного тонкими лепестками и красотой изящных венчиков на тонких ножках, и со вздохом вернулась к очередному талмуду. 
День экзаменов выдался дождливым и сырым, что в принципе редкость для конца весны в Ринии, поэтому все экзаменуемые жались к стенкам в коридоре, стряхивая с плащей воду, суша прически и проверяя не намокли ли написанные за ночь шпаргалки. Мы все вместе стояли у дверей и молча, ждали своей очереди. Не смотря на то, что вроде бы все выучили и, казалось бы, с чего нас валить, все ровно волновались. Мы с Оксой нервно теребили подолы платьев, парни расхаживали из угла в угол. На платье настояла Окса, сказав, что явиться на экзамен в пусть и постиранной, но уже ношеной рубахе и штанах не самый лучший тон, поэтому я сейчас помимо волнения от самого экзамена испытывала еще и неудобства от своего наряда. Ей то что, а вот мне. Я же платья надеваю раз в год, и то по большим праздникам, к коим экзамен ну никак причислить не получается. Так ну вот и все. Идут. Группа учителей степенно зашла в класс, после чего ассистент и секретарь в одном лице пригласил туда же и всех нас. 
Мы заняли свои места и посмотрели на билеты. У меня все было в порядке, на оба вопроса ответы я знала, смотрю на Оксу, та показывает глазами, что у нее тоже все есть. Так Нэф, тот тихонько что-то читает, видимо какую-то молитву. Дожидаюсь конца. Глазами спрашиваю: «Как?», - показывает что все отлично, Волк, сидит, внимательно перечитывая вопросы. Потом улыбается и просто откладывает билет в сторону, начинает делать какие-то пометки на листе. Значит у него тоже все хорошо. Оглядываю класс, просто, чтобы успокоиться, угу у Пиньки видимо проблемы, как и у Скингуса, ну это в принципе предсказуемо. Остальные либо пытаются достать припрятанные шпаргалки, либо уже что-то строчат. Ну, все, кажется, сердце перестало биться в бешеном ритме, значит можно и мне приступать. Что у нас там первым вопросом? 
Ровно после второго поворота клепсидры у первого из нашего класса то ли закончились слова и чернила, то ли попросту сдали нервы, но он поднял вверх руку, показывая свою готовность отвечать, тишина, нарушаемая до этого скрипом перьев, дополнилась еще и бормотанием отвечающего у доски, прерываемого редкими вопросами комиссии. Минут через пятнадцать его сменил следующий, потом еще один, мы уже закончившие писать, дожидались Нэфа, который усиленно испестрял рунами уже третий свиток, наконец, он тоже поднял голову и взмахом ресниц показал нам, что тоже закончил. Четыре руки, как одна вытянулись вверх. Первым вызвали Нефрита, потом Волка, затем шли мы с Оксой. 
Вот и все, а мы боялись. Весь класс стоял посреди аудитории и выслушивал результаты, сопровождающиеся рекомендациями по местам продолжения учебы, либо предложением прослушать курс этого года заново. Больше всего мы тревожились, что распределение разведет нас по разным колледжам. Однако, уже вышли те, кого распределили в магистрат природосельскохозяйственного магического взаимодействия и будущие медики из магистрата медицины ушли за своим новым наставником. Магистрат связи тоже назвал фамилии тех, кого его сотрудники желали бы видеть в стенах своего колледжа. Забрали даже Пина и еще нескольких, которым предстало пополнить ряды магистрата помощи городам, а нас так и не вызвали. Мы сжались в углу в ожидании свей судьбы, четыре свитка сиротливо лежали на краю стола, четыре последних свитка из более чем сорока, бывших там в самом начале. Это что? Значит, мы вообще никуда не годны? 
- Простите дорогие коллеги, я кажется слегка опоздал, – мастер Николас быстрыми шагами вошел в аудиторию. 
- Так, вижу, что я опоздал даже очень сильно. Вы уже сообщили этим молодым людям о том, что они с отличием окончили школу? Как нет? Какая огромная оплошность с вашей стороны, я неоднократно Вам говорил, что список нужно начинать с перечисления лучших, а не худших. Вы боялись, что другие магистраты попробуют заполучить их себе? Что за глупость. Вас решительно нельзя оставить без присмотра ни на минуту. 
- Итак, молодые люди, в связи с тем, что вы с отличием окончили Школу начальных магических наук и в течение всей учебы показывали превосходные результаты, я как ваш бывший уже директор, предлагаю Вам продолжить свое образование в Высшей Академии на факультете «Боевой и защитной магии» города Риния. Я не жду от вас ответа прямо сейчас, думаю, что перед принятием такого ответственного решения, вам необходимо посоветоваться предварительно с родными. Однако буду очень рад вас видеть в первый день листопада. Ну и, конечно же, приду еще Вас поприветствовать на выпускной. А пока прошу Вас подойти и взять свои свитки, свидетельствующие о Вашем окончании Школы.
Мы ошарашено переглянулись. Академия - место, где учились величайшие маги страны, место, где самая великолепная коллекция артефактов, где собраны все знания, накопленные за всю историю жизни на нашей земле, и нам предлагают еще подумать? Да что тут думать! 
- Ну, так как. Будем советоваться или ответим прямо сейчас? 
- А что тут думать? Я за. 
- Я тоже. 
- Думаю, Настоятель не будет против. 
- Мастер Николас, мы согласны. Мы идем в Академию. 
- Молодые люди, я конечно все понимаю, но Академия это очень серьезное заведение, учеба там потребует от Вас полной самоотдачи. Вы уверены, что не пожалеете о своем решении? 
- Мы-то нет, а вот Академия - не знаем.



Алла Раскова

Отредактировано: 14.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться