Помоги мне вспомнить

Глава 14.

«Вурдалаки» - мгновенно пронеслось в голове у принца. 

Уродливые сутулые твари с грязной почерневшей кожей и безумными сверкающими глазами. Кривящиеся в оскале губы обнажили острые гниющие зубы. Они были определенно рады попавшейся им добыче и уже предвкушали пир. Когда-то, много веков назад, Бёр, отец Одина, один из первых асов, истребил их всех во время битвы с темными эльфами, которые с помощью древней магии гипнотизировали этих существ, заставляя их убивать все высшие формы жизни, исключая только самих эльфов. Это были времена, когда войны следовали одна за другой, и земля тогда кишела трупами, которые годились для превращения в вурдалаков. Темные эльфы создавали огромнейшие армии, которые по ночам опустошали военные лагеря. С помощью лучших своих воинов и сложных механических орудий дворфов, Бёру удалось истребить их всех и отправить останки в озеро Гёула. 

Лейфа мучила мысль, каким образом эти существа тогда выжили. Если конечно, это не есть то самое озеро, ведь в этом случае выходило, что вурдалаки имели способности к регенерации. От этой догадки, внутри у него все похолодело, ибо это означало, что в этом озере целые полчища живых мертвецов, и их так просто не уничтожить. 

- Лейф, сделай что-нибудь! - дворф не переставал кричать, мешая магу сосредоточиться и придумать хоть что-нибудь, что могло их спасти в сложившейся ситуации.

- Заткнись! - Лейф начинал злиться, потому что никакого способа он найти не мог, и его, всегда столь хладнокровного, начинала захлестывать паника. 

Он откинул пытающихся забраться на лодку вурдалаков призванной им ударной волной, но это лишь подарило ему примерно полминуты, потому что заместо откинутых монстров, полезли новые. 

Тогда, издав громкий рык, принц стал менять свой облик,  после чего начал скидывать живых мертвецов в воду руками. 

- Греби быстрее, прокляни тебя Один, тупоголовый дворф! - крикнул Лейф Хруту, который он страха не шевелился и перестал грести. 

- Их слишком много!

- Я, по-твоему, сам не вижу, что ли? Если предпочитаешь сразу подохнуть, так прыгай в воду прямо сейчас! Это облегчит лодку, мне же лучше! - принц яростно продолжал давать отпор вурдалакам, но было не известно, сколько он так еще сможет продержаться, ведь конца этому огромному полчищу существ видно не было. 

«Не бойся их, они приведут тебя» - раздался в его голове голос. 

- Чертова душа, как их можно не бояться? - рыкнул Лейф. - Ты будто не видишь, в каком мы положении! - тут один из вурдалаков вцепился в его руку острыми, как бритва, когтями, и принялся тянуть его под воду. 

- Лейф, кажется, мы обречены! - взвыл Хрут, падая на дно лодки, и стараясь слиться с ним, очевидно решив, что, таким образом, его не заметят. Но вурдалаки не учитывали его желания, и один, особенно прыткий, сумел забраться в лодку и начал тянуть дворфа за край плаща в воду. - Помоги мне! - голос карлика начинал звучать все истеричнее.

- Каким образом мне тебе помочь?! - рявкнул Лейф, который пытался стряхнуть двух повисших на его руках вурдалаков, и заодно удержаться на борту. 

Дворф хотел что-то крикнуть ему в ответ, но в этот момент монстр с силой дернул его, и не сумевший удержать равновесие карлик сверзился с лодки в ледяную воду озера.

- Проклятье! - изрек принц, прежде чем его самого утащили под воду чудовища, вернувшиеся с подкреплением. Было бессмысленно пытаться удержаться на плаву, потому что они тянули на дно с удвоенной силой, и недолго сопротивляясь, Лейф потерял сознание, заглотнув слишком много воды.

***

- Мне не нравится эта прическа, Анга! Я не хочу выглядеть на своей свадьбе, как кудрявая овца! Немедленно исправь! 

Сегодня я была раздражена до предела - день перед свадьбой был ужасно нервным, да еще и сестра моего жениха, такое впечатление, будто делала все, чтобы испортить мне мой праздник. 

- Ты считаешь, что это смешно?! - я окинула Ангу, которая даже не пыталась, услышав мое недовольство, подавить усмешку, уничтожающим взглядом. - Поверь мне, это последние дни твоего безнаказанного веселья. С завтрашнего дня, я буду здесь хозяйкой, а тебе придется смириться, что твой брат выбрал именно меня, - поспешила я ей лишний раз напомнить, стирая этим с ее лица самодовольную улыбку. 

- Змея... - прошипела она еле слышно, но я смогла разобрать ее слова.

- Убирайся отсюда немедленно!

- Ну уж нет, милая моя, не уберусь, мне велено подготовить тебя к свадьбе, и я это сделаю уж поверь, – заорала она, пребольно дергая мои рыжие кудри. – Я не желаю, чтобы мой брат опозорился перед множеством важных гостей только потому, что его невеста...

- Кто? Ну кто же я по-твоему, договаривай! – закричала я в ответ, бешено тряся и дергая головой, хоть и осознавая при этом какой-то частью сознания, как глупо и смешно выгляжу.

- Психически неуравновешенная истеричная дура, не умеющая достойно себя вести, - отрезала будущая золовка, изо всех сил ударив меня по голове щеткой, так, что из глаз брызнули слезы. Я испытала непередаваемое желание схватить ее саму за волосы и постучать головой о зеркало, но вовремя сообразила, что подобное поведение только подтвердит мою неадекватность, и расстроит Омергейра, которому эта крыса вне всякого сомнения нажалуется, стоит мне причинить ей хоть малейший вред. Огорчать любимого мне не хотелось, поэтому я проигнорировала слова Анги и гордо выпрямилась в кресле. С ней я расквитаюсь за все, но позже.

Удивленная тем, что я не отвечаю, не швыряю вещи и не бью зеркала, она даже присмирела и оставшаяся часть процедуры укладки прошла хорошо, не считая того, что количества выдранных в процессе из моей головы волос хватило бы на пять дорогих мидгардских париков.

Закончив делать мне прическу, она вышла из комнаты, и я, наконец-то, смогла передохнуть, и предаться раздумьям о предстоящем бракосочетании. Не сказать, что меня не радовала перспектива выйти замуж за богатого, обаятельного мужчину, который к тому же очень любил меня, был готов исполнять любые мои прихоти и делал так, чтобы я ни в чем не нуждалась. К моим услугам было все, что я пожелаю, кроме прогулок за пределами замка. Но на подсознательном уровне я все же понимала: что-то не то. И в моих снах в последнее время иногда неизвестно к чему мелькал какой-то размытый силуэт высокого длинноволосого мужчины, который будто бы шел ко мне. Я помню, что в каждом сне я плакала, и мужчина пытался подойти ко мне, чтобы утешить. Но стоило ему приблизиться на расстояние, с которого я могла бы разглядеть его лицо, я всегда просыпалась. 



Николь Базылева

Отредактировано: 14.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться