Помоги мне вспомнить

Размер шрифта: - +

Глава 21.

Я бежала, сама не понимая почему. Ноги сами несли меня... Но куда? Меня пугала эта огромная осадная машина, чудовище, рвущееся наружу из-за зачарованных ворот, но там был он, Омергейр... Я верила, что смогу отговорить его от этого ужасного поступка, что я просто с ним поговорю и мы вернемся домой. Правда, замок скорей всего уже превратился в груду камней, но мы что-нибудь придумаем, главное - уйти из этого ужасного места. Я начинала понимать, что царю змей абсолютно на меня наплевать, но не могла сопротивляться силе, которая меня влекла к нему.

- Вендла! - закричал мне вслед Лейф. Мне показалось, что голос его прозвучал надломленно. 

Обернувшись, я увидела, как он спешит за мной, скользя по пригорку, заставляя красно-черный песок разлетаться в разные стороны. От рук принца отделился яркий искрящийся шар, из которого вылетела яркая вспышка, ослепив меня на долю секунды. Меня и Омергейра разделяли всего несколько метров... И теперь еще плотная магическая стена. Куполом из плотных сгустков магии она окружала меня и не давала возможности выбраться.

- Лейф!!! Проклятый принц! Да как ты посмел! - завизжала я, ударяя кулаками по преграде. - Ненавижу тебя!

Сквозь шум тарана, Омергейр, кажется, сначала не заметил нашего появления, но мой вой белуги заставил его обернуться в нашу сторону.

- О, прилетели-таки, пташки? - процедил он, выдавливая ухмылку. - А я-то думаю, где вы задержались. Драугру уже не терпится вами отобедать.

- Заткнись, мерзкая змея. Я убил тебя один раз, убью и второй, Гейррид.

От звука непривычного мне имени, мой жених напрягся, и тут же его голос перешел в шипение:

- Таки догадался, великанское отродье? Молодец! Ты, вообще, я заметил, бываешь очень умным иногда. Только вот одно в моей голове все никак не укладывается - зачем тебе эта смертная дура?

Мне стало ужасно обидно от этих слов, ком слез буквально встал в горле. Да как он смеет так меня называть... Однако, с другой стороны, мой мозг начал усиленно работать: почему Омергейр причислил принца к великанам? Не просто так же... Хотя... У меня начали возникать некоторые догадки. Лейф же в это время глухо зарычал:

- Это ты из нее сделал такую!

- Возможно и так, но позволь напомнить, что именно из-за тебя она спрыгнула с крыши. И если бы я не захотел ее спасти, она превратилась в унылое пятно на земле Мидгарда. Ведь у тебя, насколько мне известно, нет дара воскрешения. - омерзительно и пугающе ухмыляясь, ответил ему мой некогда возлюбленный.

К этому моменту, я окончательно перестала понимать, о чем речь. Крыша? Я помнила только, как очнулась в покоях Омергейра вроде бы после какого-то катаклизма, во всяком случае, крыши я решительно не помнила. Да и то, что я из-за этого заносчивого принца захочу покончить жизнь самоубийством упорно не желало укладываться в голове. Но покоя мне сейчас не давало совсем другое...

- Почему великанское? - заорала я, стараясь перекричать рев Драугра, рвущегося из-за ворот. 

- Что? - глухо переспросил у меня Лейф, буквально на секунду оторопев.

- И это то, что интересует тебя в такой момент? - громко захохотал Омейргейр. - И только не говори, надменный принц, что тебе не было известно о твоем происхождении.

- Я... Я догадывался... - так же глухо сказал маг в ответ. - Но... Я не могу до сих пор понять, как это могло быть возможно, - и глянув на меня, пояснил, - у великанов не бывает детей, ни у ледяных, ни у огненных. Их создают с помощью магии...

- Но не у инеистных, - ухмыльнулся змеиный царь. - Они тебе могут быть еще известны, как гримтурсены.

- Это не возможно! - вскричал Лейф, в его глазах, мне показалось, зажегся самый настоящий огонь. - Они все погибли после убийства Имира! 

- Ты так уверен? - скептически хмыкнул царь.

Принц в ответ промолчал.

- А если выживший инеистый великан влюбился в человеческую женщину, которая от него потом понесла, то как думаешь, что получится в итоге? 

- Я... 

- Догадливый заносчивый принц, - прищурился Омергейр. - Но вскоре и последний великан был убит, и не могу сказать, что сильно об этом жалею. А вот о том, что не прибил эту человеческую потаскуху... Зная, кого она может вынашивать... - его руки сжались от ярости в кулаки. - Твоя мать оказалась довольно догадлива, и оставила тебя на крыльце дворца в Астархейма, имея представления о том, что из тебя может вырасти. И сердобольный Регин со своей глупой женушкой приняли тебя в семью и воспитали как своего, решив, что тебя им послали асы. Глупцы! - царь снова захохотал. 

А Лейф продолжал рассеяно стоять и смотреть, в то время, как в моей голове роилась целая куча вопросов. Однако, я не успела озвучить ни одного из них, так как от пальцев моего, очевидно, бывшего жениха оторвался сгусток какой-то светлой субстанции и полетел прямо в лицо магу. Увернувшись, Лейф одновременно с этим вскинул руку, и купол, за которым я находилась, засветился ярким белым цветом. Сгусток шлепнулся в нескольких метрах от принца и красная земля под ним зашипела, превращаясь в пенящуюся жижу. Представив то, что произошло бы, угоди эта жижа в лицо магу, я вздрогнула, но усилием воли заставила себя дальше наблюдать за битвой.

Из невесть откуда взявшегося посоха Лейфа вырвался луч слепящего голубого света, но Омергейр моментально выставил щит из все той же страшной субстанции. Синий луч с чавканьем втянулся в преграду, не причинив царю змей никакого вреда. Маг лишь ужасно расхохотался, и громко зашипел. Из-под земли начали лезть десятки, нет, сотни змей разных цветов. Они плотным кругом собрались вокруг принца, каждая так и норовила его ужалить. Вскинув посох, Лейф призвал заряд электричества, который, словно цепной молнией, прикончил всех гадюк сразу.

Омергейр то и дело оглядывался на ворота. Очевидно, его волновало, что процесс их открытия может выйти из-под контроля. Когда он отвлекся в очередной раз, Лейфу удалось обжечь ему плечо одним из своих заклинаний. Тогда змеиный царь закричал и схватился за рану.



Николь Базылева

Отредактировано: 14.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться