Помоги мне вспомнить

Размер шрифта: - +

Глава 6.

Все последующие дни я пребывала в состоянии зомби: шла на работу, выполняла ее, возвращалась домой, занималась обычными будничными делами и не находила себе места. Я выходила по вечерам на улицу и часами просто тупо простаивала там или сидела часами на скамейке в ближайшем парке. Также я обзвонила всевозможные отели, больницы, разве что только в морги не звонила, была близка к тому, чтобы подать заявление в полицию. Его не было нигде, будто провалился сквозь землю, хотя, помня о его внеземном происхождении, этот вариант тоже не был последним. Все мои магические ухищрения не действовали, но тут у меня было несколько вариантов: или я стала настолько слаба, или он не хочет выходить на связь, или же его нет в живых. Я успокаивала себя только тем, что я зря паникую, Лейф - большой мальчик и раз он ушел, то так надо. 

Ну, что, хотела, чтобы твое прошлое оставило тебя в покое? Дождалась? Молодец, Венди. Так, нечего теперь сидеть и пускать сопли. Я мысленно отвешивала себе оплеухи, проклинала себя, как только могла, но сделанного не вернешь. Мне оставалось только смириться. 

День тянулся за днем как липкая бесконечная жвачка, эти дни складывались в недели, а недели сложились в месяц. Мне почти удалось уверить себя, что все приснилось, что не было никакого Лейфа, никаких воспоминаний, ничего не было. Я отчаянно пыталась вернуться в нормальную жизнь, из которой меня выдернули, смешно подумать, каких-то два-три дня. Пыталась встречаться с прежними друзьями, знакомиться с мужчинами, брать на себя больше работы, только бы не оставаться постоянно дома. Мне оставалось совсем чуть-чуть до того, чтобы стать лучшим работником месяца. И совсем чуть-чуть до того как окончательно снесет крышу. 

В очередной тоскливый и дождливый осенний день, я тащилась на работу, дел, как обычн,о было невпроворот. Убийство несчастного простреленного парня так и не закрыли - найденное орудие убийства ни к чему не привело, следствие практически зашло в тупик, и я почти постоянно торчала в лаборатории, так как детективам постоянно требовалась моя помощь. Мало того что будильник в этот раз не сработал и я проспала, так мне еще и пришлось простоять все утро в пробках, из-за чего я знатно опоздала на работу. Благо хоть машину я все-таки починила, и не пришлось мокнуть на улице. По прибытии, я получила выговор от начальства, но к этому моменту мой день уже стал настолько отвратительным, что я не придала этому ни малейшего значения.

В течение дня меня то и дело заваливали какими-то нудными делами вроде снятия побоев у неверных жен или проведения ДНК-дактилоскопии у очередной изнасилованной дамы, и я выполняла их механически, как сомнамбула. У меня сложилось впечатление, что их всех как одну насиловал и избивал один и тот же подлец, мерзавец, извращенец и просто урод. Ну или, по крайней мере, они так описывали. Я была настолько не в духе, что их жизненные драмы совершенно не вызывали у меня сочувствия в этот раз. К вечеру меня уже просто тошнило от всего этого, и когда начальство соизволило отпустить меня, я поспешила убраться домой. 

Лифт опять не работал, к моему огромному неудовольствию, и мне пришлось подниматься пешком. К этому моменту я уже готова была скрипеть зубами - еще пара таких подъемов и я буду зла, просто чертовски зла. Мое терпение подходило к концу, и я близка, чтобы позвонить владельцу этого проклятого здания и устроить такой скандал, что им еще и не снилось в самых страшных снах. Это просто издевательство - подниматься на 17-й этаж человеку, который только что отбегал 12 часов по лабораториям. Вот я просто спала и видела, как буду подниматься пешком, конечно. 

Дойдя до своей двери, я остановилась и обратила внимание, что она приоткрыта. Ключи, по-видимому, искать уже не требовалось. Это все уж слишком смахивало на эффект дежавю.

Я осторожно вошла в квартиру, стараясь не шуметь и не дышать, хотя мои ноги тонко намекали мне, подгибаясь, что лучше бы мне смыться в совершенно противоположную сторону. 

Включив свет, я поняла, что опасаться мне совершенно нечего. Сердце радостно ёкнуло, пропустив несколько ударов, по коже пробежал мороз... 

- Это ты? Ты вернулся? - бурная и необузданная радость почти было заполнила мой разум, и пока я пыталась выбрать правильную линию поведения: накричать или порадоваться возвращению, до меня вдруг дошло, что Лейф лежит без сознания на моем диване и истекает кровью. И почему все эти сюрпризы преследуют именно меня? Или же все остальные тоже живут такой сумасшедшей жизнью и просто не признаются? 

Я бессильно опустилась на кресло и, запустив руку в волосы, взлохматила их: 

- Венди, спокойно, не время паниковать, - озвучила я свои мысли, - ты ведь хочешь спасти жизнь своего друга, так? 

"Ну же, соберись, тряпка, тебе нужно осмотреть раны и остановить кровопотерю. Не раз же уже такое видели и проходили." - злилось мое сознание, пытаясь заставить меня действовать. Мне было известно о способности Лейфа к регенерации, но, тем не менее выглядел он в тот момент жутко, и нельзя было медлить.

Я окинула его взглядом: в этот раз он был в своих доспехах, похожие на те, которые я помнила еще со времен Асгарда, только на этот раз на них не было никаких королевских гербов, говорящих о его принадлежности к роду Астархейма. Собравшись духом, я стала снимать с него доспехи, что давалось не особо легко. Начала я с кожаных тесемок, скрепляющих костюм принца, которые, к слову, мне не поддались и я, плюнув на все, решила их разрезать, все равно его одежда и так безнадежно испорчена. Дальше пошли металлические пластины. Было все-таки жутко интересно как он таскает на себе такое количество металла. Эти пластины были настолько тяжелыми, что я еле удержала их, пока перекладывала на пол. Сняла кожаный жилет, надетый под этим подобием кольчуги и тяжелые сапоги. 

Принц остался в одной льняной рубашке и штанах, снять которые было весьма затруднительно, так как пропитанная кровью ткань присохла к ране. Пришлось ее сначала отмачивать, а потом снимать как можно осторожнее. 

Освободив Лейфа от одежды, я невольно залюбовалась его телом и закусила губу. Белоснежная кожа отливала аристократической синевой, а его худоба еще больше это подчеркивала. Черт возьми, лучше времени не придумаешь. Да так любой помрет, пока меня дождется. Вот почему я предпочитала работать с уже мертвыми - можно не торопиться. 

Раны были довольно глубокими и обширными, следовало их обработать, чтобы в них не попала инфекция. Мне повезло, что они были не колотыми, уж не знаю, что бы я сейчас делала в этом случае, не вызывать же скорую внеземному существу. Одна из ран пересекала живот, другая же протянулась вверх от лодыжки до колена. 

Мне потребовалась аптечка, хорошо, что не пришлось ее долго искать – она была на своем прежнем месте в ванной, что было удивительно для моего дома, находящегося в постоянном хаосе. Я промыла раны водой, а после  перекисью водорода. Наложить повязки было довольно сложно в одиночку, особенно на животе, но, немного промучившись, я с этим справилась. 

Я бы вздохнула с облегчением, да вот только Лейф до сих пор не приходил в себя. Я еще раз проверила его пульс, чтобы удостовериться не были ли мои старания с бинтами и дезинфицирующими растворами вообще напрасными. Он бился, и от этого мне становилось капельку легче. Подложив ему под голову подушку и накрыв одеялом, я решила позволить себе небольшую слабость в виде кофе. 

Пока кофеварка услужливо готовила мне бодрящий напиток, я в очередной раз погрузилась в раздумья. Эх, Лейф, и куда ты вляпался на этот раз? И кто тебя так отделал? 

Из транса меня вывел голос, который я умудрилась расслышать из кухни, и быстро подорвавшись, в одну секунду преодолела расстояние между комнатами. 

В бреду принц повторял какое-то слово, но так нечетко, что мне так и не удалось расслышать. Что-то на «ас-» или «ан-», но я так и не смогла уловить ничего конкретнее. Может, это означало «Асгард»? Тогда это все объясняет. 

"Да тебя еще и лихорадит, мой дорогой", – подумала я, видя, что на его лбу выступили капли пота. Я открыла окно, впустив в комнату холодный свежий воздух, и протерла его лицо мокрым полотенцем. Что ж, я пока прекрасно справлялась с обязанностями медсестры. Если в будущем мне захочется покоя, то уже решила, на какое место работы можно устраиваться. 

Я обессиленно упала в кресло. Возникла идея попробовать что-то сделать с помощью магии. Однако мои лечащие заклинания были слишком слабы для травм такой степени, но можно было попробовать с руническими камнями. Отыскав подходящий для такого дела камень и чернила, я принялась за вырисовывание подходящей формулировки моего заклинания. Жаль, камней осталось не так много, я не могла позволить себе испортить несколько. В Мидгарде не так-то легко было найти волшебные штучки... 

Я совершенно не помнила как уснула, но разбудил меня все тот же противный звук будильника. Я бросила взгляд на Локи. Было не похоже, что за время моего сна он приходил в себя. Следовательно, поход на работу отменялся, и не могу сказать, что была этому не рада. Отзвонившись туда и сообщив, что я ну просто жутко заболела и беру больничный на неделю как минимум, я почувствовала удовлетворение, представляя лица сослуживцев. Они, наверное, подумают, что у меня, по меньшей мере, тиф или холера, потому что до этого я приходила в лабораторию в любом состоянии. Это было мне только на руку, ведь означало, что никто мог завалиться без предупреждения, чтобы меня проведать.

Было всего 8 утра, а я сидела и не знала, чем себя занять. Не сильно развлекательный денек намечался и, развалившись в кресле и считая несуществующие трещины в потолке, я пыталась придумать себе занятие на ближайшие пару часов. 

Раздался телефонный звонок, и я обрадовалась ему как никогда. Ну хоть какое-то развлечение! Но, как только я увидела, кто звонит, улыбка мгновенно стерлась с моего лица – звонил Мэт. Этот мошенник за последнее время надоел мне как никогда. Не знаю, с каких пор в нем проснулось такое лютое занудство, но он то и дело расспрашивал меня о работе и делах, над которыми я тружусь. А лично мне чаще всего после рабочего дня хотелось плеваться, а не обсуждать все в подробностях за чашечкой чая. 

Я поколебалась полминуты и, решив, что особым выбором забав я сейчас не располагаю, ответила ему. Он предложил встретиться, но я сослалась на всю ту же почти смертельную болезнь. Также я отказалась от того, чтобы он пришел меня проведать – этого еще не хватало. Он рассказывал что-то еще, но я его не слушала. 

- Я умер? Или что со мной? И где я? – раздался сдавленный, но от этого не менее требовательный голос Лейфа. 

Он с трудом раскрыл глаза и пытался рассмотреть место своего нахождения, но никак не мог сосредоточить свой взгляд в одном месте. Я с облегчением распрощалась с Мэтом и повесила трубку. 

- Это ты соизволь мне объяснить, - ответила я в тон ему, - явился ко мне домой в таком состоянии и еще и задаешь вопросы, будто я что-то знаю. 

Принц попытался сесть, но ему это плохо удавалось. Он поморщился от боли и снова откинулся на подушку. 

- Так значит, это ты мой ангел-спаситель? – с усмешкой поинтересовался он, пытаясь подпереть голову рукой. 

Надо же, в себя только пришел после суток отключки, а характера не потерял. 

- Можешь называть и так, если уже забыл, кто я. А можем и заново познакомиться, – в глубине души, я таки надеялась, что амнезии у него не было. 

- Вендла, - обратился он ко мне. Я обрадовалась, что мое имя он все-таки помнит: – Разве я могу об этом забыть? – в голосе прозвучало некое подобие печали. 

- Да, наверное, меня нелегко забыть, особенно после того, как я тебя ударила недавно, – я улыбнулась. - Тебе нужно поесть, я сейчас приготовлю, – не слушая его возражений, я метнулась на кухню. 

Поставив вариться бульон и взяв из кухни стакан воды, я вернулась к Лейфу, предварительно захватив со своей спальни еще пару мягких подушек. Положив их ему под спину, я устроила его в полу-сидячем положении и заставила выпить воду. 

- Не поверишь, я не получила никакого удовольствия от твоего лечения. А еще тебя невозможно было напоить в твоем состоянии. Я боялась, что у тебя случится обезвоживание.

Он вымучено улыбнулся. Хоть это и было такой малостью, но в моей душе потеплело. Эта улыбка дала мне надежду, что не все так плохо, как мне кажется. 

- И почему ты не выперла меня на улицу? – вопрос поразил меня, даже учитывая нашу недавнюю ссору. 

- Меня бы загрызли муки совести. Жалко тебя было в таком состоянии, – хмыкнула я, утаивая правду. Мне его безумно не хватало все это время. 

- Вот оно что... Не хочешь знать, где я был все это время? 

- Пока ты не поешь, ничего не хочу слышать, – я шутливо закрыла уши руками и отправилась на кухню.

Через пару минут я уже тащила тарелку, до краев полную куриным бульоном, с огромным желанием накормить всех вокруг. Но так как кроме Лейфа никого не было, отдуваться пришлось ему. С того времени, как он пришел в себя, у меня упал камень с души и настроение заметно улучшилось.



Николь Базылева

Отредактировано: 14.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться