Помоги мне вспомнить

Глава 11.

Когда я проснулась, все тело нещадно ломило. Каждая клеточка тела отзывалась тупой ноющей болью. В моих планах было не просыпаться сегодня вовсе, а, может, еще и завтра, и послезавтра... А лучше вообще никогда. Но мой утренний гость, который позвонил в дверь, видимо так не считал. 
 
Отодвинув стул и отперев свою комнату, которые, видимо, все-таки защитили меня вчера, я прошла к входной двери, заметив, что Лейфа нет в гостиной. Пропал – ну и черт с ним, хоть теперь я смогу вздохнуть спокойно. Не могу поверить, что мне его могло не хватать, когда он ушел в первый раз.
 
Когда я открыла дверь, за ней никого не оказалось. Чертыхаясь и проклиная все на свете, еще раз окинула взглядом площадку, и даже взглянула, нет ли кого на лестнице, но все тщетно. Я уже собиралась закрыть дверь и вернуться обратно в постель, когда заметила довольно объемный сверток на пороге. 
 
Заглянув в него, я обнаружила все свои пропавшие улики и готова была запрыгать от радости. Все-таки не так уж и погано начиналось утро. Оставалось теперь только вернуть все полиции. 
 
Перед уходом я решила позавтракать, но на кухне меня ждал весьма неприятный сюрприз: Лейф никуда не исчез из моей жизни, как мне показалось в эти прекрасные полчаса. Он спал на полу в том же конце кухни, куда его вчера отбросило мое заклинание. А, может, он уже умер. В любом случае тыкать в него палочкой и проверять это  у меня не было никакого желания, так же как и иметь дело с его похмельным синдромом. И вообще его видеть. Так что, я решила купить кофе по дороге к Брайансу, а позавтракать позже. 
 
Только начав приводить себя в порядок, я рискнула посмотреться в зеркало, о чем очень пожалела. Руки были покрыты отвратительными сине-багровыми гематомами и ссадинами, синяки красовались темными пятнами на шее, предплечьях. Такой же прелестью можно было наслаждаться и на щеке. 
 
После того как я замазала лицо тональным кремом, мне показалось, что мой вид стал более-менее приличным. Можно было хотя бы без страха на себя смотреть, не желая сразу же расплакаться. Спрятать следы увечий на руках и шее оказалось намного проще – я надела шерстяной свитер под горло с длинными рукавами и ограничилась этим, видной осталась только одна гематома на запястье. Я была так сосредоточена на маскировке синяков на лице, что не заметила, как ОН зашел в ванную. Только когда принц положил  руки мне на плечи, я обратила внимание на его присутствие и, резко дернувшись, прижалась спиной к стене. Я испуганно вжала голову в плечи и боялась шелохнуться, но мой мучитель не торопился предпринимать какие-либо действия, он просто стоял и изучал меня. Этот пронзительный недоуменный взгляд словно был призван загипнотизировать меня. Ну, уж нет, я не собиралась попадаться в ловушку его темных, словно адская бездна, глаз, не собиралась пропадать в этом омуте окончательно. Иначе, все, о чем я бы думала, когда он решит меня медленно разделать на кусочки – это его глаза. Спасибо, пока я к такой участи не готова. 
 
Воспользовавшись его бездействием, я со всех ног рванула в свою комнату и заново забаррикадировала дверь. Мною управлял сейчас лишь животный страх. Быстро накинув на себя одежду, я прислонилась ухом к двери и начала прислушиваться. Недолго были слышны нервные шаги, но потом и они стихли. Еще немного выждав, я решила что пора, открыла дверь и метнулась к выходу из квартиры, на ходу хватая сверток в вещдоками со стола в гостиной. Я так торопилась покинуть дом, что в спешке даже забыла о наличии лифта - у меня не было времени его ждать, так же как и желания - хотелось просто побыстрее убраться как можно дальше от Лейфа, и я преодолела все лестничные пролеты буквально бегом. 
 
Уже сидя в машине, я смогла перевести дух и пыталась унять бешено колотящееся сердце, удары которого отдавались в ушах барабанной дробью надрывно и резко. 
 
До полицейского участка я добралась как никогда быстро, на удивление с утра не было пробок на дороге. Заскочив по пути в небольшую кафешку за кофе и немного взбодрившись, я окончательно приняла решение насчет своей дальнейшей карьеры, и теперь осталось поставить только завершающую точку. 
 
Медленным размеренным шагом я направилась к кабинету Брайанса и вместо приветствия сразу швырнула ему пакет документов на стол. 
 
- Было приятно иметь с тобой дело, Босс, – выдавила я из себя, утыкаясь взглядом в пол, сдерживая щиплющие глаза слезы, грозящие вот-вот прорваться лавиной. Как бы то ни было, работа стала мне вторым домом, а мои коллеги - семьей, и было грустно прощаться с ними. 
 
- Венди! Я так удивлен... И рад! – его голос был громким и пронзительным, полным неподдельной радости, да и сам он прямо светился. Да, в этом был весь старший детектив... - Ну что, в понедельник за новое дело? Тут без тебя работы набралось... Этот новый судмедэксперт, который тебя заменял – совсем бестолковый, уже в первый день умудрился все перепутать, заставив нас хорошенько попотеть! А как он медленно работает... 
 
- Нет, друг, я пас... Заявление об увольнении уже лежит на столе начальства и обратного хода нет, – я грустно улыбнулась. 
 
- Как так?! - воскликнул он. - Это из-за того, что я сказал в нашу последнюю встречу? Ну, прости старого дурака, умоляю, только не увольняйся, - взмолился Брайанс, мгновенно погрустнев. 
 
У меня даже на секунду защемило сердце от его слов, но я сразу же опомнилась. 
 
- Я уже сделала свой выбор, прощай. И повторюсь, было приятно с тобой работать. – Я обняла его на прощание, и, развернувшись на каблуках, вышла из кабинета. 
 
На улице я вдохнула свежий промерзлый воздух и пошлепала по лужам к своему Фиату, стараясь не оглядываться на здание, которое за эти несколько лет стало мне таким родным. 
 
Оставив машину на парковке в центре города, я решила устроить себе прогулку, так как возвращаться домой не было никакого желания. Я жила в Сан-Франциско уже несколько лет, но до сих пор почти ничего  не видела из местных достопримечательностей. 
 
Кутаясь сильнее в старый теплый шарф, я брела по Маркет-стрит, периодически заглядывая в яркие витрины магазинов. Обратив внимание на время на одних из городских часов, я заметила, что уже полдень, а мой завтрак так и не состоялся, и сразу же приземлилась в ближайшем кафе. Я абсолютно не ощущала чувства голода, но все твердило о том, что поесть все-таки не мешает, ведь последний мой прием пищи был вчера в обед. 
 
Я заказала себе большую чашку латте и пару круассанов и наблюдала за проходящими людьми через окно. Пошел дождь, и я обрадовалась тому, что нашла пристанище в теплом месте. Кофе скоро остыл, а дождь в итоге иссяк, и засиживаться мне не хотелось, так что, расплатившись, я продолжила свою экскурсию. 
 
К вечеру я уже порядком утомилась от бесцельного шатания по городу, и уселась на скамейку в каком-то небольшом сквере, откуда открывался прекрасный вид. Было холодно, у меня зуб на зуб не попадал, ноги ломило от долгой ходьбы. 
 
Кто-то присел рядом со мной, но я даже не повернула голову и продолжала смотреть куда-то вдаль, на город. С этого места был виден тянущийся тонкой освещенной змейкой мост, по которому, сияя огоньками, мчались машины... Большой рекламный билборд отбрасывал неоново-зеленый свет на искусственную траву рядом со скамейкой и служил единственным источником освещения в этом закоулке парка. Ночной Сан-Франциско мне очень нравился. Слишком легко было затеряться в хаосе мегаполиса. 
 
- Тебе не надоело мерзнуть? – справа раздался голос, от которого мне захотелось сбежать на край света. 
 
Как он меня постоянно находит? На мне стоит жучок или что-то в таком духе? Да, я продрогла до костей, но я не хотела в этом признаваться, особенно своему лучшему врагу. 
 
Принц положил свою руку на мою, надавив на какой-то синяк, что заставило меня отдернуть ее, как ошпаренную. 
 
- Я не хотел... – сразу же поспешил оправдаться он. 
 
Интересно, что именно он не хотел? Трогать меня сейчас или калечить вчера? Может, он и прощения сейчас попросит, раз на то пошло? Я молча пожала плечами, не глядя на него. Не бросаться же мне теперь в объятия. 
 
- Но ты должна принадлежать мне! Ты уже принадлежишь, с первой минуты нашей встречи, признай это, ну же! –  воскликнул Лейф так громко, что проходящая мимо парочка обернулась. Он притянул меня к себе, больно сдавливая плечи. 
 
Я прикусила губу, чтобы не сорваться и не вывалить на него множество накопившихся обвинений. Борясь с собой, долго обдумывала все то, что хотела сказать. Пытаясь умерить дрожь в голосе, я произнесла свой монолог, нарушив затянувшуюся тишину: 
 
- Знаешь, Лейф, я ведь отчаянно верила, что ты сильный, но я ошибалась. Я приняла за силу твою самовлюбленность и твое самомнение, ты оказался обычным Нарциссом. Хотя и Нарцисс-то, из тебя второсортный. Тот, мифологический Нарцисс видел в воде только свое отражение. Ты же видишь два. Второе – твоего брата. Пока ты не отпустишь все свои обиды, ты никогда не сможешь жить нормально. И я не вещь, чтобы тебе принадлежать, запомни это навсегда.
 
Закончив свою речь, встала и пошла быстрым шагом прочь, хотя никто и не собирался меня догонять. Лейф просто провожал меня взглядом.



Николь Базылева

Отредактировано: 14.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться