Помоги мне вспомнить

Размер шрифта: - +

Глава 16.

Дорога была долгой и нудной. Половину пути я усиленно ныла Лейфу, что устала, мне холодно и, вообще, куда он меня с моей неустойчивой психикой решил потащить, противореча здравому смыслу. Принц же отмахивался от моих причитаний, лишь изредка приказывая заткнуться. Походные ботинки уже порядочно натерли мне ноги, а под куртку надо было надеть свитер, да и саму куртку выбрать другую, потеплее, но откуда мне было знать, что он вздумает тащить меня к этому своему другу через Йотунхейм. Я уже начинала жалеть, что согласилась на эту авантюру: подумаешь, медленно схожу с ума, с кем не бывает, но я бы предпочла делать это, лежа в теплой постельке. Я довольно быстро смирилась с тем, что мое психическое здоровье подкашивается, а в скором времени,видимо, и вовсе помашет ручкой. Раз уж норны так определили мне такую судьбу, то смысл ей сопротивляться? Кто знает, может в землях Хель я найду успокоение своему несчастному разуму. 
 
- Мы уже почти на месте, - сказал Лейф, когда мы прошли через очередной портал. 
 
Моему взору открылся бескрайний могучий лес, деревья которого были покрыты золотой листвой. Я непроизвольно потянулась к ближайшему представителю флоры с целью пощупать это великолепие и узнать, из чего же оно сделано. Удивлению не было предела, когда я поняла, что листья были самыми настоящими и живыми, но такого нестандартного цвета, что напоминали изящные произведения ювелирного искусства, созданные проворными жителями подземного мира.
 
- Ты, что, никогда не слышала об этой лесной чаще? – слегка удивленно поинтересовался принц. 
 
Я себя почувствовала неразумным ребенком, хотя рядом с Лейфом это чувство уже было для не в новинку, и самая пора была к этому привыкнуть. 
 
Поспешив предать лицу более уверенное выражение, я пробурчала что-то вроде: «Конечно, знала, но не представляла, что она такая величественная». Но судя лицу, принц мне не сильно поверил.

Однако, чем дальше мы заходили в лес, тем меньше он мне начинал нравиться. Солнечные просветы между кронами деревьев сменялись непроглядной теменью, я содрогалась от треска каждой сухой ветки под ногами, а их тут было просто огромное количество. Поэтому вздрагивала я почти все время, в страхе отпрыгивая от каждого дерева. На каком-то моменте даже возникло желание дать деру, но Лейф в это время схватил меня за плечи так, что было невозможно развернуться, таким образом, лишив даже малейшей возможности сбежать.
 
В итоге принц вывел меня к обветшалой башне, которая очень вписывалась в царившую в лесу атмосферу. Очевидно, ей предстояло стать местом моего заточения на ближайшее время. 
 
- Я буду как Рапунцель, - нервно хихикнула я, - а ты, чтобы забраться ко мне будешь кричать: «Рапунцель, Рапунцель, проснись, спусти свои косоньки вниз». Ты будешь прекрасным принцем и будешь меня спасать, - начала  откровенно смеяться.  
 
Лейф окинул меня холодным взглядом, не разделяя моего веселья, и смеяться сразу расхотелось. Но стало немного неприятно. Неужели больным в их положении запрещается хотя бы пытаться немного развлечься? 
 
Он отворил пыльную входную дверь и пропустил меня вперед. Ох, надеюсь, это не какая-нибудь ловушка, и это не обернется мне травмами. Но опасения, к счастью, не оправдались, и мы спокойно поднялись по лестнице до самого верха и остановились перед массивной дверью, из-под  которой едва пробивался тусклый свет. Лейф потянул ее на себя, и она нехотя со скрипом отворилась, впуская нас в чью-то обитель. 
 
Передо мной предстал седовласый старец, очевидно, хозяин этой башни. Я стала всматриваться в его черты лица, показавшиеся мне смутно знакомыми. Желтоватое лицо было покрыто сетью густых морщин, тонкие губы складывались в усмешку, узкие глаза же светились жизнью. В голове начали всплывать какие-то воспоминания из детства... 
 
- Вагни! – бросилась я ему на шею. Старик обнял меня в ответ, тем самым подтверждая, что я не обозналась. 
 
Вагни приходился дальним родственником моей матери, и он часто нянчился со мной в детстве. Именно он привил мне интерес к магии, показывая мне-ребенку простейшие заклинания. После ухода матери, отец наказал ему и всем остальным родственникам по ее линии даже близко не приближаться к нашему дому, и я потеряла его из виду на долгие годы. Время украло каштаново-золотой цвет его волос, перекрасив в серебро, но он так и оставался в моих воспоминаниях человеком, показавшим мне волшебство в первый раз. 
 
- Дитя мое, проходи, располагайся. Долго же я тебя не видел. Твой возлюбленный рассказал, что с тобой происходит, – при слове «возлюбленный» я покраснела до кончиков ушей. – Я постараюсь тебе помочь, чем смогу, – его голос был мягким и успокаивающим, совсем не изменился спустя столько лет. 
 
Вагни провел меня в небольшую комнатушку, примыкающую к той, где мы сейчас находились, и не смогла удержать вздох разочарования: из мебели там была только кровать и деревянный стол с парой стульев, да небольшое окно перед самым потолком. Отлично, осталось только стены войлоком обить... Все-таки мне отводилась здесь роль заключенной. Пленница магической башни – неплохо звучит. 
 
В изнеможении повалилась на кровать и прижала колени к груди, глядя на захлопывающуюся дверь комнаты. Закрыв глаза, я стала проваливаться в сон, игнорируя какой-то спор за стеной. Что-то насчет Асгарда, кажется... Но усталость была сильнее любопытства, и уже через пять минут я безмятежно спала. 
 
Утро встретило меня жиденькими солнечными лучами, едва пробивающимися через то, что служило мне окном. Проснулась я, на удивление, в хорошем настроении, но, окинув взглядом убранство комнаты, сразу погрустнела. День пролетел скучно, Вагни не выпускал меня даже прогуляться в лес, хотя мне не очень-то и хотелось. Служанка принесла мне в комнату обед. Обрадовало лишь то, что готовила она вполне вкусно, и мне даже захотелось добавки, но таинственную служанку я так и не нашла, а старик был слишком занят, чтобы беспокоить его по таким пустякам.
 
Лейфа я так и не видела с вечера, с Вагни мы не разговаривали... Прошатавшись весь день по башне и изучив все ее закоулки вдоль и поперек, в итоге, я нашла какой-то древний том, исписанный рунами, и занялась его изучением. Расшифровывала я его до глубокой ночи и так и уснула в обнимку с фолиантом. 
 
Не появился принц и на следующий день. Меня понемногу начинало мучить беспокойство, хоть я его и пыталась не показывать старику. Но от его взора было не скрыться такой мелочи и, после долгих отнекиваний, он все-таки вывел меня на разговор. 
 
- Что тебя тревожит, Вендла? – произнес он со свойственным только ему беспокойством.  
 
- Будто ты не знаешь... – глухо пробормотала я себе под нос. 
 
- Я-то знаю, но лучше услышать от тебя самой, – все-таки не удалось мне отвести разговор по душам, к которому я была совсем не расположена. 
 
- Лейф... Где он? С ним все в порядке? Он не подвергает себя опасности, охотясь за тем, что одолевает меня? – начала засыпать его вопросами я. 
 
- Не могу тебе на это ответить, дитя мое... Мы не знаем точно природу этих существ и их окончательную цель, кроме как повредить твой рассудок. Но Лейф обещал их найти и он не отступится. 
 
Что правда, то правда. Принц был из категории тех, кто остановится просто так, и я это прекрасно знала, но тем не менее позволила ему уйти, даже не имея никакого способа с ним связаться. 
 
Ночью этого же дня мой принц вернулся, разбудив меня, шумно ввалившись в комнату. Сон моментально как рукой сняло, и я обвила его руками. Той же нежностью он мне не ответил, но уже само его присутствие действовало на меня исцеляюще. Я решила сразу приступить к расспросам: 
 
- Где ты опять пропадал на этот раз? 
 
- Какая разница? – прошептал он, ерзая и устраиваясь удобнее на кровати. 
 
- Я тревожусь за тебя, не нахожу себе места целыми днями, а ты спрашиваешь меня какая разница? – горло сдавило от нахлынувших слез. 
 
Он промолчал. Он всегда так делал, когда не хотел отвечать. 
 
- Как я могу с тобой связываться, когда ты отсутствуешь? – задала я очередной вопрос. 
 
- Давай поговорим об этом завтра, – сонно ответил он, опуская веки. 
 
- Нет! Я просто уверена, что завтра, когда я проснусь, тебя уже здесь не будет. 
 
Он опять промолчал, но у меня уже появилась идея, и меня было не остановить. Я притащила из соседней комнаты недавно найденное в башне зеркало и зажженную свечу. Установив все на столе и открыв другую мою находку - фолиант, стала листать его в поисках нужного мне заклинания, что заняло порядочно времени, но, в итоге я его все-таки отыскала. Ударив зеркало об стену, и выбрав из всех осколков два более-менее одинакового размера, я поочередно подержала их над огнем, шепча, как мантру, правильные слова. По краям осколков стали проступать золотистые руны, означающие, что мой ритуал прошел успешно. Облегченно вздохнув, я оставила оба осколка на столе и, решив отложить уборку на завтра, легла рядом с Лейфом. Я сделала попытку заставить его дать слово, что он не забудет «случайным образом» завтра свою часть зеркала на столе, но он попросил меня оставить его в покое. Свернувшись калачиком и уткнувшись носом принцу в плечо, я, наконец, смогла успокоиться...



Николь Базылева

Отредактировано: 14.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться