Помоги мне вспомнить

Размер шрифта: - +

Глава 2.

        Я обреченно завалилась на кровать. У меня не было ни плана, ни сил для возможного побега. Но перспектива остаться в этом месте и провести остаток своей жизни с царем змей меня не прельщала и даже откровенно пугала. Позитивные стороны я умела находить во всем, зачастую даже в отвратительном поведении Лейфа, но в этом человеке... Или, возможно, даже не человеке, таких сторон не было и не могло быть. 
 
При воспоминании о Лейфе у меня вспыхнули щеки и накатила грусть. Даже если все те слова, что он мне сказал в тот день, были правдой, то теперь он наверняка думает, что я мертва. Он не будет меня искать. Тем более в этом месте... 
 
Я устало уткнулась лицом в подушку. Хотелось дать выход эмоциям, но я не могла выдавить из себя ни слезинки. Размышления довели меня до сильнейшей головной боли: глаза начали слезиться сами по себе от света, в ушах звенело. Я снова услышала голоса в своей голове. Что ж, мне было это уже не впервой, и я попыталась оградить свое сознание от них, как делала уже много раз, чтобы приглушить этот навязчивый шум. Но в этот раз мне это не удавалось: беседа голосов и не думала утихать. Следующая услышанная мною фраза выдернула меня из моих переживаний, и я даже на мгновение забыла о своей мигрени: «Может быть, ты знаешь, как мне найти ее?». 
 
Этот голос я могла узнать из миллиарда любых других во всех девяти мирах. Я не знаю как, но он ищет меня. Лейф меня ищет. Мне нужно держаться только ради этой мысли... 
 
Больше недели меня держали в моей комнате, не выпуская даже в сад, так что возможности рассмотреть, где я все-таки нахожусь, мне не предоставлялось. Змеиный царь меня больше не навещал. Единственной, кого я видела, была Анга. Два раза в день она приносила мне еду, справлялась о моем самочувствии и убиралась. 
 
Одним утром, она заявилась в мою «камеру» пораньше и заявила, что мне нужно сегодня привести себя в порядок, так как ее господин ожидает меня к обеду. Ничего хорошего от этого обеда ожидать не приходилось, но я была рада любой возможности выбраться из комнаты, и заодно собиралась при любом удобном случае удрать из-под конвоя Анги по пути на этот обед и, наконец, осмотреться. Она отвела меня в ванную комнату, тщательно оттерла меня губкой так, что мне показалось, что с меня содрали слой кожи, намазала мое тело какими-то благовонными маслами, замаскировала синяки слоем косметики и придала моему лицу более ухоженный вид. Из моих волос она соорудила замысловатую конструкцию: хитрые переплетения напоминали то ли корону, то ли венок. Украсила она все это великолепие драгоценными камнями. Удерживать это творчество на голове было тяжеловато, но я запрещала себе падать духом, предвкушая возможный побег. 
 
Платье, которое мне принесли, было темно-синего цвета из тонкой струящейся ткани с длинным шлейфом и сидело на мне, как влитое. С корсетом, конечно, Анга постаралась и затянула так, что мне стало трудно дышать, но я мужественно терпела. Когда приблизилось время обеда, она торжественно вывела меня из комнаты и исчезла в одном из многочисленных коридоров. Я не могла поверить своему неожиданному везению. Только куда мне направиться? 
 
Слишком большим количеством времени на размышления я не обладала, поэтому я свернула в первый попавшийся коридор и, подобрав подол неудобного платья, отправилась искать выход. 
 
Через некоторое время, моего энтузиазма поубавилось, так как я поняла, что окончательно заблудилась во дворце. Проклиная все на свете, я пыталась найти хоть одну живую душу. 
 
И я таки встретила. Говорят же, что мысли материальны. Пора начать бы их контролировать в этом чертовом месте.  

Я буквально врезалась в кого-то и, подняв голову, встретилась с взглядом, полным пылающего гнева, принадлежащего хозяину замка. Волна страха затопила мой разум, когда он прошипел мне на ухо, притягивая к себе за шею: 
 
- Что ты тут делаешь? – по его голосу было ясно, что он зол. – Еще час назад ты должна была быть в обеденном зале. 
 
- Я...Я... Вышла из комнаты и не знала куда идти, – я в страхе начала оправдываться. – Я свернула в какой-то коридор и заблудилась. У меня не было ни одного провожатого... 
 
- Как не было? – он приобрел еще более раздраженный вид. – Надо разобраться с этим, - после этих слов он схватил меня за плечо и потащил за собой. Я еле успевала за его размашистыми шагами и, пока мы дошли до обеденного зала, начала задыхаться от усталости. 
 
- Садись, - гаркнул Омергейр и силой усадил меня на стул за большим овальным столом, который уже был накрыт. Сам он ушел куда-то, закрыв за собой огромные двери, за которыми я слышала его отдаляющиеся шаги и крики. 
 
 За это время я успела осмотреть зал: видимо, это помещение использовалось в основном для званых балов и ужинов, если, конечно, змеи их устраивают. Стол был уставлен различными блюдами, будто ждали целую толпу гостей, но накрыт был только на два прибора. Осознание, что мне придется провести несколько часов в компании одного только Омергейра, заставило меня в очередной раз вздрогнуть. Я подошла к окну, из которого открывался прекрасный вид на сад и близлежащие окрестности. Я уже долгое время не была на свежем воздухе, и меня безумно тянуло наружу. Помещение располагалось не очень высоко, и на окнах не было решеток, и мне в голову пришла замечательная идея – выбраться отсюда из окна. Но тяжелые оконные ставни, добротно сделанные явно ответственными мастерами,  никак не хотели поддаваться моим усилиям. Я с остервенением дергала их в разные стороны, но они оставались неподвижны. За этим занятием я не услышала, как царь вернулся. 
 
- И что же ты собираешься делать? – раздалось над моим ухом. 
 
Внутри меня все похолодело. Обернувшись, я увидела, что он вернулся не один. За ним стоял мужчина в латах, который побелел от страха. По выражению его лица, было ясно, что он в чем-то провинился и теперь его ждет расправа хозяина. В том, что она будет весьма жестокой, я не сомневалась ни капли. 
 
- Хочешь посмотреть, что я делаю с теми, кто не исполняет мои приказы? – продолжил он, от его тона я испуганно вжалась в подоконник. – Что молчишь?! – он перешёл на крик. – А что, если мне вырезать твой язык и отдать его на съедение волкам, за ненадобностью? – Омергейр сжал мое плечо и схватил пальцами за подбородок, впиваясь ногтями в мою кожу. – Смотри, девка! 
 
Его глаза начали в очередной раз менять цвет, и когда они стали прозрачно-голубыми, мой мучитель свирепо посмотрел на провинившегося воина. Тот не успел, и вскрикнуть, как начал превращаться в камень. 
 
- Вот так бывает со всеми, кто смеет меня ослушаться, – он злобно рассмеялся, когда метаморфоза окончилась. – А теперь, мы можем приступить к обеду, – царь окликнул слуг, чтобы они убрали молчаливую статую, бывшую еще минуту назад живым человеком из плоти и крови. 
 
Он отпустил мое плечо и направился к обеденному столу, я медленно засеменила за ним и молча уселась на свое место, Омергейр тут же уселся напротив меня. Увиденное заставило меня распрощаться с мыслями о прогулке и напрочь отбило охоту попробовать убежать. 
 
Мы долго ели в тишине, пока он наконец-то не решил заговорить: 
 
- В чем дело? Ты так напряженна, – он улыбался, как ни в чем, ни бывало и ласково, насколько это слово вообще к нему применимо, продолжил. - Не волнуйся, я просто решил показать тебе, на что я способен. На самом деле, я сейчас подумал, что неважное начало выходит у наших отношений. Думаю, мне стоит попросить у тебя прощения за то, что был так груб с тобой, больше этого не повторится. 
 
Преодолевая ужас и отвращение, я подняла на него глаза. Все вышесказанное не особо вязалось с его предыдущими поступками, и было весьма подозрительно. Хотя, этот тип сам по себе был подозрителен, с его поступками или без них. Он выжидающе на меня уставился, его радужки быстро меняли цвет с желтого на зеленый. Я снова вспомнила тот ярко-голубой цвет и лицо несчастного парня, обреченного на верную гибель, и вздрогнула. 
 
- Да, конечно, - ответила я невпопад и запихнула в рот кусок жареной утки, чтобы мне не пришлось что-то еще говорить, хотя еда не лезла в горло. 
 
Но, очевидно, ему не особо была важна моя реакция, потому что он продолжил источать любезности: 
 
- Я уже говорил, что ты прекрасна в этом платье? Нет? Его шили специально под тебя мои портные. Оно прекрасно оттеняет твою кожу. 
 
- Ну да, оно прекрасно оттеняет цвет моих синяков, - резко ответила я. 
 
- А ты с характером. Понимаю теперь, что этот жалкий принц в тебе усмотрел. 
 
- Не думаю, что эта та тема, которую я хотела бы обсудить, да еще и за столом.
 
- Какая моя будущая супруга, - он намеренно выделил голосом последнее слово, проговорив его с едва сдерживаемой насмешкой, - необщительная. – Он встал из-за стола и приблизился ко мне, так, что я ощущала его мерзкое обжигающее дыхание на своей щеке. – Но придется тебе, моя любовь, свой характер усмирить, иначе жизнь со мной будет ой какая тяжелая, – он наклонился и прикусил нежную кожу моей шеи, что заставило меня взвизгнуть. 
 
- Не трогай меня, мне противны твои прикосновения! – закричала я, совершенно забыв, с кем имею дело. Сейчас меня переполнял только праведный гнев с примесью отвращения. На его фоне я совсем потеряла всякую осторожность. – Ты мне противен! Ненавижу тебя и твой чертов замок! Ненавижу за то, что ты со мной сделал! – я была на грани истерики, и мое поведение заметно взбесило царя. 
 
К моему ужасу, он замахнулся, чтобы ударить меня. Я хотела хоть как-то защититься, прикрыться руками, но опоздала. Он ладонью наотмашь ударил меня по лицу, так сильно, что я потеряла дар речи. 
 
- Ты этого хотела, да?! Дождалась? Ну так получи! – заорал Омергейр, схватив меня за запястья и больно их сдавив. – А теперь, пошла прочь, чтобы я тебя не видел! Когда понадобишься, за тобой кого-нибудь пошлют. 
 
Сжавшись, я поспешила в свою комнату. На выходе из зала меня уже ждала стража, которая меня проводила до моих покоев. Закрывшись там, уже лежа на кровати, я смогла дать волю своим накопившимся слезам. Я попала в самый ужасный из всех моих кошмаров. Горячие слезы обжигали мне лицо, боль и обида душили так сильно, что было тяжело дышать. Но я понимала, что у меня сейчас нет ни выбора, ни выхода. 
 
Через время все-таки успокоившись, я перевернулась на живот и предалась воспоминаниям о Лейфе, даже самые жуткие выходки которого не шли ни в какое сравнение с тем, что делал этот монстр, за которого мне, благодаря какому-то нелепому стечению обстоятельств, было суждено выйти замуж. Пусть он меня спасет... Меня заполняло горькое сожаление оттого, что он не может слышать мои мысли, как я иногда слышу его. Но сама мысль о том, что он может искать меня в данный момент придавала мне сил и позволяла хоть немного, но примириться с нынешним положением вещей. Успокоилась я как раз вовремя, так как в комнату вошла Анга и, могу поклясться, она ухмыльнулась, взглянув на мою распухшую, как я подозревала, щеку и разводы от косметики на лице. Но, как ни странно, промолчала, ограничившись тем, что отконвоировала меня в ванную. Там уже, она помогла мне снять с себя платье и расплести волосы. Она, наверное, получила огромное удовольствие оттого, что ей представилась возможность от души потаскать меня за них, ведь вытаскивать драгоценности из локонов аккуратно она отнюдь не собиралась. 
 
Она все еще не проронила ни слова и это было удивительно: во все предыдущие встречи она была намного общительнее и всегда не упускала лишний раз вставить какой-нибудь язвительный комментарий. Я решилась наконец-то задать ей вопрос, который терзал меня уже довольно давно: 
 
- Анга, - на звук своего имени, она замерла с расческой у моей головы, - что тебе со всего этого? Что тебе с прислуживания этому монстру?! – Выпалила я. 
 
- Тебе никогда не понять, – она выдавила из себя некое подобие злой улыбки. 
 
- А ты можешь попробовать объяснить, – ответила я в тон ей, абсолютно не намеренная сдаваться. 
 
- Ну что же, слушай сказочку, раз тебе больше нечем забить свою пустую голову, - она облокотилась на стену и сощурила глаза. – Мой брат – великий маг, которого, к сожалению, глупые асы не смогли оценить по достоинству, и нам пришла хорошая идея, как им отомстить. Твой себялюбивый любовничек был настолько опрометчив, что пообещал мне трон Асгарда, но после, он пропал, сбежал, как трусливый щенок. 
 
Я слушала затаив дыхание, так как ее рассказ мог пролить свет на многие тайны, что окружали меня в последнее время. 
 
- Так что, нам с моим гениальным братом, с моим хозяином, пришлось менять свои планы. А тут так удобно подвернулось пророчество с вашим с ним браком, – она захохотала. – Но довольно с тебя. 
 
После такого в голове ничуть не прояснилось, я только окончательно убедилась, что нахожусь в семейке психопатов. Я понемногу начинала понимать, что с пророчеством, которое мне пытаются навязать, явно что-то не так, и мне предстояло узнать что. Но мотивы были явно состояли в ином. И сказка про их желание поработить Асгард тоже отдавала ложью... От вороха мыслей мне стало дурно, и закружилась голова. 
 
Анга вытащила из подола какой-то маленький пузырек со светло-розовой жидкостью и протянула мне: 
 
- Пей, – я с недоверием покосилась на нее. – Ну, давай же. Не все, что я тебе предлагаю – яд. Это лекарство, ты еще недостаточно окрепла и они все еще требуются твоему организму. А не выпьешь – так я сама волью его тебе в глотку, только это будет гораздо менее приятно. 
 
Я вырвала пузырек у нее из рук и залпом залила в рот, успокаивая себя мыслью, что я все еще им нужна. Для чего-то. Но холод мрачного предчувствия не покидал душу. В следующий раз, я буду намного осторожнее, не буду ничего пить из ее рук. На этой мысли, меня начало накрывать сном. Чьи-то сильные руки отнесли меня в комнату и уложили на кровать. 
 
Как же приятно засыпать после такого напряженного дня... 
 



Николь Базылева

Отредактировано: 14.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться