Помоги мне вспомнить

Глава 4.

        Очередное утро встретило меня удивительным чувством легкости и счастья. Я лежала на кровати, утопая в подушках, и смотрела на яркие лучи солнца, которые пробивались сквозь тяжелые шторы моего окна. Я помнила, что накануне я была чем-то расстроена и даже рассержена, но память отказывалась воспроизводить события вчерашнего дня. Но я не могла сказать, что меня очень печалил этот факт, и просто позволила себе продолжить валяться на кровати и бездельничать.  
 
На прикроватной тумбочке я увидела книжку и протянула руку, чтобы ее достать. Чтиво было не сильно интересным, я читала через строчку, не особо вникая в содержание, чтобы просто убить время. Это был какой-то заурядный дешевый роман, не особо блещущий смысловой нагрузкой. Понятия не имею, как такое могло оказаться в моей комнате. Где-то на середине книги, ко мне зашла Анга. 
  
- Доброе утро, - поприветствовала я ее дружелюбно. Она сегодня выглядела очаровательней некуда, мне показалось, что она даже одарила меня улыбкой.  
 
- Вижу, ты сегодня чувствуешь себя лучше, - ее лицо сразу же приобрело привычное хмурое выражение. – Его Величество ждет тебя к завтраку.  

Услышав это, я сразу откинула в сторону книгу и с готовностью вскочила с кровати. Она пришла весьма кстати – мне весьма наскучило такое времяпрепровождение, да и проголодалась я к этому времени. 
 
Анга подала мне бледно-желтое шелковое платье, которое полностью соответствовало моему сегодняшнему настроению, такие же туфли на низком каблуке и подвела к зеркалу причесываться. Пока она заплетала мне косу, я спросила: 
 
- А чья это книга лежала на моей тумбочке у кровати? – я сама удивилась от своего вопроса. Странно, что мне захотелось миролюбиво  побеседовать с Ангой на вполне нейтральную тему. 
 
- Какая еще книга? – она подняла брови в изумлении.  
 
- Да вот же, – я подошла к кровати, и, взяв объект нашего разговора в руки, протянула ей. 
 
Она с интересом выхватила у меня небольшой томик в цветастой обложке и стала с интересом его листать. По мере просмотра, брови Анги поднимались все выше,  отчего лицо приобретало все более удивленное выражение, а пару раз она даже улыбнулась, едва приподняв уголки губ. 
 
- Понятия не имею, кто мог оставить эту жалкую книжонку у тебя. Скорей всего, горничная забыла, – она швырнула том в мусорное ведро, стоящее под столом. – Я прикажу, чтобы тебе принесли что-то более дельное для прочтения. 
 
Я искренне ее поблагодарила и после этого она вывела меня в коридор, где меня уже ждала охрана, которая должна была проводить меня в столовую. Видимо, прошлый инцидент решили не повторять, и ко мне приставили  уже трех провожающих, которые были облачены в латы и до зубов вооружены. Можно подумать, что меня отсюда кто-то выкрадет. Да и зачем... 
 
Мы спустились вниз по широкой мраморной лестнице, и пересекли длинный коридор. Вдруг из одной из дверей, выходящих в него, выскочила юная служанка и затараторила, обращаясь к Анге: 

- Нет, нет, идите на террасу, Его Величество в последний момент приказал сервировать завтрак там, мол погода слишком хорошая, чтобы сидеть в помещении. Я вас провожу.  
 
Мы последовали за ней  по множеству похожих друг на друга  коридоров, от которых у меня скоро зарябило в глазах. Через несколько минут плутаний, мы вышли  на прелестную маленькую террасу, с которой открывался великолепный вид на сад, полный цветущих экзотических растений, о которых я раньше никогда и не слышала, и высоких деревьев, вокруг которых порхали маленькие цветные птички, похожие на колибри. Это было очень похоже на рай. Там же стоял маленький столик, накрытый на двоих, и два маленьких плетеных кресла. Омергейра пока не было и, опустившись с одно из них, я закрыла глаза и предалась мечтаниям.  
 
Впервые за последнее время я чувствовала себя почти счастливой. Из грез меня вывело чье-то прикосновение к моему плечу. Открыв глаза, я увидела склонившегося надо мной Омергейра, странно, но даже он мне сейчас казался милым.  
 
– О чем задумалась? – спросил он меня, ласково улыбаясь. 
 
- Да ни о чем, - поспешно сказала я, выпрямляясь.  
 
Он не стал настаивать, а вместо этого взял и поцеловал мою руку. К моему удивлению, даже это не вызвало у меня обычного отвращения, а скорее... понравилось? Да что со мной происходит ? С чего бы это мне проникаться ко всем симпатией? В глубине души меня это настораживало, но после первой чашки кофе мои сомнения рассеялись, и я стала наслаждаться беседой с Омергейром и завтраком. 
 
Я откусила кусочек яблочного пирога, который имел просто божественный вкус. 
 
- Тебе нравится? – негромко спросил царь. 
 
- Да, это просто непередаваемо, - ответила я с набитым ртом. 
 
- Что именно? - решил уточнить он. 
 
Я мечтательно прикрыла глаза и на минуту задумалась: все сегодняшнее утро походило на прекрасный сон, я чувствовала непередаваемое счастье, пусть даже на это не было особых причин. Распахнув веки, я ответила ему: 
 
- Все. Это все прекрасно. Я не знаю почему, но я впервые счастлива за столько времени. 
 
Его лицо озарила мягкая улыбка, которая была обращена только ко мне. Он мягко взял меня за запястье и провел по ладони кончиками пальцев: 
 
- Это ты прекрасна, – он прикоснулся губами к моей ладони. Я взглянула на него и сразу потупилась. Мои щеки невольно залил яркий румянец. 
 
- Приятно ощущать себя нужной кому-то, – произнесла я одними губами. 
 
Омергейр мне ничего на это не ответил, а уставился куда-то вдаль, в глубину окружавших нас садов. Его взгляд был сосредоточен, цвет его глаз быстро менялся с желтого на зеленый и я завороженно наблюдала за этой сменой. 
 
- Да, наверное, – произнес он уже через несколько минут. – А  впрочем, что это мы здесь сидим? Может лучше сходим, прогуляемся? 
 
Его предложение вызвало у меня  огромный восторг – я так хотела пройтись по этому прекрасному парку и сразу же ответила согласием. 
 
Царь подал мне руку и помог мне встать. Его жест чем-то напомнил  мне Асгардские балы, на которых я иногда бывала, когда была совсем юной. Юноши там всегда бывали так же учтивы и вежливы, особенно один из них... Жаль, сейчас никак не вспомню его имя, хотя, вроде бы совсем недавно оно крутилось у меня на языке и в мыслях.  
 
Взяв меня под локоть, Омергейр провел меня в сад, где мы стали медленно прогуливаться по утопающим в ярко-зеленой траве дорожкам. Солнце ярко светило, его бледно-золотые лучи мягко освещали весь парк с его пышно-цветущими растениями, благоухающими цветами, беззаботными птицами. Эти лучи ласкали мою кожу, нежно обогревали немного замерзшие руки. Закрывая глаза, я подставляла им свое лицо, позволяя себе погружаться в мир грез и мечтаний, а после, уже открывая их, замечала, что мир нисколько не изменился и не отличается от того, который я только что себе представляла. Всю дорогу я чувствовала на себе аристократически тонкие, но сильные руки Омергейра, которые придерживали меня, но не позволяли далеко отойти. Я хотела смеяться, радоваться жизни, плясать, веселиться, но какой-то блок сдерживал это все у меня внутри, доставляя немало боли и неудобств. Но даже несмотря на это, меня захлестывала волна радости и благоговения перед моим покровителем, который не отставал ни на шаг.  
 
Мы остановились под раскидистым деревом, покрытом ярко-розовыми цветами, которые источали тонкий сладкий аромат. Я уселась на траву, предлагая моему спутнику присесть рядом, что он, незамедлительно и сделал. В голове крутилась целая куча мыслей, выразить которые словами у меня никак не получалось. Вместо этого я задала вопрос: 
 
- Мы поженимся?  
 
Омергейр посмотрел на меня с недоверием, очевидно, ожидая от этого вопроса какого-то подвоха, а я упорно ждала его ответа. 
 
- Я удивлен, что ты меня об этом спрашиваешь, – он прикусил губу, старательно обдумывая что-то. 
 
- Но ведь это же нормально... Я имею в виду, если норны предсказали наш брак, значит, так тому и быть, правда ведь? – я с трудом подбирала слова, стараясь, чтобы голос звучал  менее растерянно. Его недоверие  глубоко задело меня. – Как твоя  невеста, - это слово прозвучало настолько чуждо, что у меня пробежали мурашки по коже, - я имею право это знать. 
 
- Да, мы поженимся, – он задумчиво начал теребить кончик моей косы, - но для начала тебе нужно полностью выздороветь. 
 
- Но я здорова! –  воскликнула я, вскакивая на ноги. И сразу же ощутила резкий приступ головокружения и схватилась за ствол дерева, сползая обратно на траву, прямо в объятия царя. Внезапно, все перестало мне казаться таким радужным и оптимистичным. Испуганно отпрянув от Омергейра, я попыталась встать. Он мгновенно начал мне помогать, но остановила его порыв:  
 
- Нет, спасибо, я сама. Мне плохо, я, пожалуй, пойду к себе. 
 
- Я провожу тебя до твоих покоев. 
 
- Нет, не стоит. Я дойду, – я сделала шаг вперед, но  почувствовала, что снова начинаю терять равновесие. Царь подхватил меня на руки, не смотря на мое сопротивление, и донес до выхода из парка. Дальше я помнила все, как в тумане: откуда-то появилась Анга, которая взяла меня под локоть, потом она достала уже знакомый пузырек с розовым лекарством и влила мне его, хотя я отчаянно сопротивлялась. Меня вели по длинным коридорам, которые, казалось, не имели конца, а я изо всех сил пыталась бороться с накрывающим меня сном.  
 
Даже после того, как меня уложили в кровать, я старалась не уснуть, вспоминая этот странный день и все метаморфозы, которые произошли в моем сознании. Я что-то забыла. Что-то, что не должна была забыть.  
 
Они что-то сделали со мной, чтобы я достигла такого аморфного состояния. Опять. Они снова отнимут у меня все. Но я им не подчинюсь.  
 
Перед тем, как я забылась безмятежным сном, мне все-таки удалось вспомнить, того, кого я забыла. Лейфа. 
 



Николь Базылева

Отредактировано: 14.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться