Помоги моему врагу

Размер шрифта: - +

Часть I

Всё началось с курсов живописи. Моя подружка Владка уже давно на них подсела и еженедельно оставляла там, впрочем, не очень большую сумму. А если учесть, как она радовалась очередному шедевру и сколько положительных эмоций получала, то курсы явно стоили своих денег.

Вначале я скептически относилась к этому увлечению. Но со временем рисунки подружки становились всё уверенней и уже вполне годились не только для украшения стен моей дачи, но и для подарков близким и дальним знакомым. И тогда моё сомнение плавно переросло в удивление, а потом в гордость за Владку. И даже в некоторую досаду, что полгода назад не поддалась на уговоры и не пошла на занятия вместе с ней.

Неугомонная подружка до сих пор пыталась меня соблазнить, взахлёб делясь восхищёнными отзывами. Её результаты действительно впечатляли, особенно учитывая проведённые за одной партой школьные годы и наши вымученные каракули на уроках рисования. Зато сейчас Владка демонстрировала нешуточный прогресс. Так что, глядя на неё, в глубине души я уже была готова присоединиться, но из врождённого упрямства пока упиралась.

— Нет, ты только послушай, как загадочно звучит! — восторженный Владкин голос легко перекрывал гул, стоящий в кафе. Мы встретились в нём после работы, и подружка сразу перешла в наступление. Видимо, чувствовала, что ещё немного, и я сломаюсь. — Интуитивный портрет в технике "сухая кисть"!

— Действительно загадочно. Что значит "сухая кисть"? — вяло сопротивлялась я.

— Понятия не имею, но очень хочу узнать! И тебе ведь тоже интересно, у тебя глаза блестят.

— Просто я немного простужена. А почему интуитивный? Вы уже рисовали Мэрилин Монро, ты мне показывала — обычный портрет.

— Ну, никакой в тебе романтики, Катерина. Сколько лет тебя знаю, а до сих пор удивляюсь. А с Монро был совсем другой мастер-класс, на этот я ещё не ходила, — Владка вытянула из сумки листок бумаги. — Вот слушай, что пишут, специально для тебя распечатала с их сайта. "Поскольку на данном мастер-классе не будет заданного образца, то до последнего момента сохраняется интрига, что за портрет у вас получится. Будет ли это мужчина или женщина, знакомое или неизвестное вам лицо, а вполне возможно, это окажется автопортрет". Ну разве тебе не интересно? — почти в отчаянии воскликнула подруга.

— Звучит вроде ничего, — нехотя согласилась я, и Владка сразу взяла быка за рога.

— Вот и отлично. Твоё "вроде ничего" в переводе на русский значит "очень даже". Так что жду тебя завтра в полседьмого у метро. Сейчас позвоню и запишу нас на этот курс.

— Погоди, давай как-нибудь потом, — попробовала я притормозить. Но подружка быстро достала телефон и стала набирать номер, не обращая внимания на мои слабые протесты. Больше не желая спорить, я подумала: "Может и в самом деле сходить? Всё равно собиралась посмотреть на это дело изнутри. А если получится какая-нибудь мазня, тоже хорошо — Владка наконец от меня отстанет."

***

В результате следующим вечером я дождалась у метро вечно опаздывающую подружку, и мы отправились на мастер-класс. Помещение школы живописи располагалось в центре города в подвале старого дома, но было уютным и хорошо организованным. Мы заняли места за длинным столом поближе к преподавателю. Комната постепенно заполнялась людьми, и я поразилась, сколько желающих приобщиться к искусству набралось в обычный будний вечер.

Вскоре в зал вошла ведущая курса — милая улыбчивая женщина. Она хорошо поддерживала атмосферу дружелюбия, комфорта и расслабления. Это напоминало своеобразную арт-терапию. Казалось, все проблемы остались далеко позади, беспокойные мысли улетучились, присутствовала лишь спокойная радость и удовольствие.

К большому удивлению, у меня что-то получалось. Было странно и забавно наблюдать, как схематичный набросок медленно обретал объём и жизнь. Сначала я никак не могла понять, мужское или женское лицо рисую, и попеременно склонялась то к одному, то к другому варианту. Но когда на портрете проявились жёстко очерченные скулы и квадратный подбородок, стало ясно, кто это.

Преподавательница постоянно ходила между рядами, помогая, подсказывая и подбадривая участников. Она подошла и ко мне, немного поизучала мой рисунок и спросила:

— Это не первый ваш портрет?

— Вообще-то, первый.                                

— Отлично получилось, очень живое лицо.

— Просто вы хорошо объясняете, — польстила я ей, что, впрочем, было правдой. Она улыбнулась и уточнила:

— А как у вас с настроением? Мужчина кажется немного сердитым. Никого из ваших знакомых не напоминает?

Я отрицательно качнула головой, и когда ведущая отошла, стала разглядывать своё творение. Странно, но мне человек на портрете совсем не казался сердитым. Я ткнула локтем Владку, сидящую на соседнем стуле и старательно выводящую буйные кудри у молодой женщины на своём рисунке. Она оторвалась от увлекательного занятия и повернулась ко мне.

— Посмотри, он выглядит сердитым?
Подружка ненадолго задумалась, потом сморщила нос.

— Ну, если честно, он и правда какой-то мрачный или напряжённый. Даже не знаю...
Я с досадой пожала плечами — мрачный, так мрачный. Хорошо, что у меня вообще хоть что-то вышло.

Справа раздался громкий смех, один из учеников — мужчина в возрасте — показывал желающим свой рисунок. Похоже, он нарушил пропорции человеческого лица, которые в самом начале объяснила ведущая, и злоупотребил чёрной краской, в результате портрет напоминал обитателя зоопарка. Но преподавательница и тут нашла слова похвалы и поддержки, обратив внимание на удачные детали.



Инна Разина

Отредактировано: 21.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться