Помощница лорда-архивариуса

Размер шрифта: - +

Глава 3 Библиотека лорда-архивариуса

Господин Ортего наотрез отказался отпускать меня обратно в город одну.

– Камилла, я вижу, как вы измождены, – серьезно сказал он. – Лицо бледное, как мел, того и гляди упадете. Напишите записку хозяйке. Попросите ее собрать ваши вещи. Пикерн возьмет извозчика и все привезет.

– Мне, право, неловко…, – попробовала я возразить. Меньше всего хотелось, чтобы накрахмаленный, чопорный Пикерн отправился в доходный дом госпожи Резалинды и увидел, в каких условиях я жила: ободранные стены, прогорклый запах, и нетрезвая хозяйка с ее боцманской трубкой и несдержанным языком. Но Кассиус был настойчив, пришлось согласиться. Впрочем, я была рада избежать возможной встречи с сыном старейшины. Освальд наверняка пришел в ярость, впустую прождав меня целый день, и лучше мне теперь не попадаться ему на глаза.

Я написала записку, от волнения дважды порвав бумагу пером. Кассиус вызвал дворецкого и дал ему нужные указания. Пикерн коротко кивнул, повернулся и молча вышел. Ручаюсь, задание было ему совершенно не по душе.

Затем управляющий предложил показать выделенную мне комнату. Я двинулась за ним, ошалело озираясь. Голова шла кругом от невероятного поворота судьбы. Я даже предположить не могла, куда она меня влекла и с какими людьми готовила столкнуть.

Дом лорда-архивариуса Дрейкорна вызывал смешанные чувства.

Его внутреннее убранство было столь же необычным, как и внешний вид. Мы шли по длинным, безлюдным коридорам с множеством арочных проемов. Я старалась не глядеть на изваяния, наполовину утопленные в стену. Изваяния изображали людей, зверей и фантастических существ. На каменных лицах и мордах застыло выражение невыразимого страдания.

Звуки наших шагов то беззвучно таяли, то отражались от каменных стен, и тогда казалось, что кто-то шел за нами следом, стремительно и неотвратимо – в тревоге я не раз озиралась, пока Кассиус, посмеиваясь, не успокоил меня:

– В этом доме живет странное эхо. У него свой характер: оно любит пугать гостей. Вы привыкните, Камилла. Это всего лишь старая архитектура, ничего более. Дому без малого четыреста лет. Но привидений здесь никто и никогда не видел.

Коридоры третьего этажа носили следы переделок и обновлений. Сумрак рассеивали стеклянные колбы в корпусе из бронзовой проволоки, внутри которых ярко горели два раскаленных стержня.

– Не магия, – пояснил Кассиус, – это электричество. Любопытное старинное изобретение, ныне забытое. Господин Дрейкорн любит выискивать подобные штуки и давать им новую жизнь.

– Господин Дрейкорн маг? – осторожно поинтересовалась я, с недоумением прислушиваясь к нарастающему шуму: ритмичный стук, гул, шипение.

– Да, теург-механик второго ранга, один из лучших, но магия в этом доме почти не используется. Хозяин отдает предпочтение устройствам домагической эпохи. Например, отопление у нас паровое, в подвале стоит газовый котел. В прошлом году Джаспер, то есть господин Дрейкорн, распорядился установить водопровод и эти светильники. «Дом-у-Древа» очень стар и не терпит переделок, но, признаюсь честно, жить здесь стало намного уютнее. Лично я бы предпочел огненные короба, солнечные стекла и прочие демоновы дары, однако здесь хозяин непреклонен. Впрочем, кое-какие магические новинки у нас имеются. В библиотеке, где вы будете работать. Скоро сами их увидите. А пока – гляньте-ка сюда!

Мы вышли в полутемный холл, заканчивающийся круглой лестничной площадкой. Странный шум стал громче. Дальняя стена холла была забрана стеклом в узорчатом переплете. Вниз и вверх уходила винтовая лестница, невесомая, точно сплетенная из стальной паутины. От стены во все стороны разбегались медные трубы, провода; за стеклом что-то двигалось, шипело. С удивлением я разглядела, что стена скрывала гигантский, сложный механизм. Крутились шестеренки, ходили поршни. Казалось, я очутилась внутри старинной музыкальной табакерки – была такая у владельца аптеки в Олхейме, и он заводил ее на потеху желающим за пару сентимов. Нет, скорее механизм походил на часть живого существа, словно кто-то вскрыл гигантскую грудину, обнажив неустанно работающие органы.

– Механическое сердце «Дома-у-Древа», – пояснил господин Ортего. – Его установил сам господин Дрейкорн. Работает оно от газового котла в подвале. Котельную мы называем чревом Дома, – Кассиус улыбнулся шутке. – А вот эти провода и трубы – его жилы, сосуды и нервы. Они помогают согреть и осветить комнаты, подать воду и свежий воздух.

– Это магия? – зачарованно спросила я.

– Нет, тоже старинная, домагическая техника. Весьма модное увлечение среди теургов. Эти господа любят показать, что хотя и дарят миру магический прогресс, сами помнят об истоках, примитивных человеческих технологиях и так далее. У Джаспера это увлечение переходит все границы.

Мы вернулись и прошли дальше по коридору. Управляющий шагал скоро, легко, небрежно заложив руку за лацкан сюртука из дорогой шерсти; у дверей останавливался и галантно пропускал меня вперед. К такому обращению я была непривычна, стеснялась, неловко благодарила.

Кассиус продолжал рассказывать:

– Сердце, чрево, жилы, нервы дома – все это требует тщательного ухода. Джаспер любит сам с ними возиться – не брезгует испачкать руки в машинном масле. Пока его нет, к нам приходит мастер Картезиус. Он приводит механизмы в порядок, если дом принимается капризничать.

Все это было так интересно, что я осмелела.

– Вы говорите о доме, как о человеке. Сердце, чрево, жилы… может еще и душа у него есть? – спросила я наивно.

– А как же, – ответил управляющий и глянул на меня весело. – Есть и душа. Только она мертва.

Я захлопала глазами.

– Душа дома – древо Ирминсул, – пояснил управляющий. – Дом построили вокруг него и ради него. Видели ветви, торчащие из кладки башни? Засохшее дерево, столь древнее, что саженцем оно видело основание Аэдиса. Прежние обитатели этого квартала считали Ирминсул источником природной магии. Но Ирминсул погиб двести лет назад. Теперь он не более чем мертвая деревяшка, оригинальное украшение башни «Дома-у-Древа».



Варвара Корсарова

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: