Помощница лорда-архивариуса

Размер шрифта: - +

Глава 18 Генерал Линн

Впервые за долгое время я спала крепко, без сновидений. Проснулась рано. Мне хотелось повидаться с Джаспером до того, как он уедет по делам.

Торопливо умылась, оделась и бросилась вниз. Если опоздала, не увижу его несколько часов, и они покажутся вечностью.

Волновалась не зря:  голос Джаспера донесся из вестибюля, и задержись я на пару минут, мы бы разминулись. Сердце сжалось от восторга, когда я увидела высокую фигуру в черном форменном одеянии теурга.

Задыхаясь от быстрой ходьбы, я спустилась с лестницы и замешкалась. Он был не один, разговаривал с посыльным из Адитума. У входа стоял дворецкий, неподалеку подкручивал ус стряпчий Оглетон, горничная неторопливо начищала перила лестницы. 

Я постеснялась подойти к нему при посторонних, но Джаспер разрешил мои сомнения. Заметив меня, поспешил навстречу и, хотя мы были не одни, сжал мое лицо ладонями и основательно поцеловал.

Поцелуй затянулся. Посыльный неловко переступил с ноги на ногу, дворецкий кашлянул, не то осуждающе, не то одобрительно. Звуки усердной работы у лестницы прекратились. Оглетон сердито щелкнул крышкой часов.

Джаспер спокойно положил мне руки на плечи и проговорил:

— Хорошо, что ты встала рано. Не хотелось уходить, не пожелав тебе доброго утра. Прошу, оставайся сегодня дома. Дел много, но задерживаться не буду. Отвезу этот треклятый дневник в Адитум, заеду в порт, доки и вернусь.

— Можно с тобой? — неуверенно спросила я. — Хочется посмотреть на море и корабли.

— В другой раз Камилла. Завтра, хорошо? Предстоит пара неприятных встреч. Говорят, в городе неспокойно. Скорое заключение Третьего Пакта тревожит многих, каждый день где-то происходят стычки и демонстрации.

Я была разочарована, но не перечила.

— Будь осторожен, Джаспер.

— Буду, — серьезно пообещал он. — Поднимись-ка пока в башню. Тебя ждет небольшой сюрприз. Подсказка: посмотри на дерево. Потом загляни в библиотеку.

Он легко пожал мне руку на прощание и ушел вместе с посыльным и Оглетоном. Показалось, что я осталась совсем одна в огромном вестибюле, и поежилась от неприятного чувства холодного одиночества.

Горничная возобновила возню. Нынче слугам будет, о чем поговорить; впрочем, я догадывалась, что о моей влюбленности они сплетничали давно, а дворецкий, пожалуй, знал о наших с Джаспером чувствах задолго до того, как мы сами признали их.

Пикерн передал мне письмо от отца. Я поднялась в столовую и прочитала его за завтраком. Новости были настолько удивительные, что я забыла о собственных переживаниях. То удивляясь, то посмеиваясь, думала об отце, пока в одиночестве сидела в гостиной с чашкой кофе. Подумать только, он собрался жениться на булочнице из Олхейма! Я помнила ее: высокая женщина, сдобная, как ватрушки из ее собственной печи. Неспроста она при каждой встрече украдкой совала мне пирожки и умильно расспрашивала о здоровье Изидора!

За окном хмурились тяжелые облака, но хмурость эта уже потеряла зимнюю серость и отливала влажной синевой. Близился месяц Туманов, первый месяц весны неровного года.

Вышла на галерею. Влажный ветер принес тревожный запах кострищ. Далеко, за императорским парком, в небо поднимался плотный сгусток дыма. Низко, под самыми облаками, проплыло стальное брюхо воздушного плота. Красные сигнальные огни горели, как злобные глаза. Донеслись едва слышные сухие потрескивания одиночных выстрелов. В предместьях столицы определенно происходило что-то нехорошее.

Настроение испортилось. Появились недобрые предчувствия, и прогнать их не удавалось.

Вернулась в коридор, с досадой прислушалась к гудению сердца дома. Казалось, даже оно тревожилось в отсутствие своего мастера: шатуны ухали жалобно, будто задыхаясь, шестеренки стучали неровно и торопливо.

Спустилась в виварий повидать альфина.

Там расстроилась еще больше. Фаро играть отказывался, нервничал, скулил и огрызался. Чувствует мою тревогу или заболел? Следовало найти для него ветеринара.

Наступило время обеда, Джаспер не появился. В столовой сидел Кассиус с газетой в руках, увлеченно читал, азартно прихлебывая белое вино из высокого бокала. Когда я села, отложил газету и весело поздоровался, но я с удивлением отметила следы неуверенности на его обычно безмятежном лице. Серые глаза бегали, беспокойно прятались под длинными ресницами. Что со всеми сегодня происходит?!

— Ты не знаешь, почему Джаспер задерживается? — поинтересовалась я. — Видел его в городе?

— Джаспера не видел, но ты не переживай. Половина города перекрыта, на выезде из Железнополья  оборванцы соорудили огромную баррикаду. Тьма знает, что творится! Он либо добирается до дома в объезд, либо задержался у Леноры. Встретил ее сегодня в конторе в доках. Сказала, что ждет Джаспера для серьезного разговора.

— Вот как? — заинтересовалась я, отложив нож. — Что за разговор?

— Ну, она собирается уехать с ним на следующей неделе. Конечно, им есть о чем поговорить.

Наверное, что-то промелькнуло на моем лице, потому что Кассиус бросил странный взгляд и неловко кашлянул.

— Камилла, — начал он осторожно, — я знаю, что ты неравнодушна к Джасперу, и что он… зачем-то поощряет твое чувство. Не теряй головы, прошу, и не строй иллюзий. Мы друзья, и мой долг предупредить тебя. Не мечтай о невозможном. Ленора видит его своим мужем, и это обязательно произойдет. Их связь длится несколько лет. Брак станет естественным ее итогом.

Я с деланной беспечностью ответила:

— Благодарю за предупреждение, но не стоит. Я знаю, что делаю, и Джаспер тоже.

Из-за стола поднялась с тяжелым сердцем. На предупреждение Кассиуса не стоило обращать внимания, но все же я была огорчена. Вчера Джаспер был нежен и открыт, но главных слов мне так и не сказал. Или все же сказал?



Варвара Корсарова

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: