Помпон

Помпон

Укус этой змеи нежный, как поцелуй. Словно сама Венера касается влажными губами впадинки на шее, оставляя след в виде бледного сердечка.

Змея дня.

Острый язычок спрятался за створки блестящих челюстей. Сиреневая стрелка мелькнула на чёрном зигзаге. Волнующий изгиб.

Я шёл по улице, и машины моргали флуоресцентными глазами. Асфальт искрился, как вершина Эвереста. Город истекал разноцветным соком и ластился. Ему не терпелось слизнуть крем с пальцев, которыми я держал круассан.

Сиреневая стрелка юркнула за поворот, оставив ленточку беспокойства.

Змеи ночи совсем не такие. Маленькие, не больше двадцати сантиметров, с чешуёй цвета фуксии. Яд розовой змейки похож на жидкое золото. Сонный укус — и сам становишься жидким, потому что только так можно проникнуть в страну снов.

Ночные змеи пролезают в наш мир через узкие щели между сном и реальностью, за секунду до пробуждения. Вот почему они дороже дневных, этих гадов пруд пруди, в любом пучке света можно найти, если хорошенько пошарить.

Начинка круассана размазалась по футболке. Я слизал сладкий крем, пробороздив языком шершавую ткань. Жирное пятно превратилось в сверкающий шар и рассыпалось миллионом осколков на глазах ликующей улицы.

Представительство диско-рая. Здесь нет места беспокойству.

Сиреневая стрелка наблюдала, как я совершаю триумфальное шествие по мерцающему проспекту. Но плохому придётся подождать. Сначала хорошее.

Итак, среднестатистическому гражданину мира нужна одна дневная змея и одна ночная, чтобы исправно крутить колесо жизни. Итого две змеи в сутки. Вряд ли без нежного поцелуя вам удастся утром подняться с постели и шагнуть в дверь. Без любовного яда дневной гадюки вы не побреетесь и не включите кофеварку, вы не погладите мужу рубашку и не отведёте ребёнка в садик. Я не верю, что вы сможете сделать это без ласковых змеиных губ.

Обёртка от «Сникерса» зацепилась за кроссовки. В сверкающем городе диско-цветов нет мусора. Но это всего лишь обёртка, мы прощаем её во имя Священного Зенита – царя над гадами дня.

Есть ещё одна разновидность змей. Её вам не предложат в зоомагазине, и в Красной книге её нет. Вряд ли кто-то захочет сохранить этот вид. Говорят, тварь прозрачна, как слеза Девы Марии. Но вся проблема в том, что паршивка притворяется чёрной или розовой. Такая дурная склонность, лишь бы отравить иллюзию.

Змея реальности.

Я встречал её лишь однажды. Очень редкий вид. Один шанс на миллион миллионов, что ваша милая змея окажется не той, за кого себя выдаёт. Бесцветный серпантин с красными, как ягоды крыжовника, глазами. Укус смертелен. Вы умираете в агонии, не в силах обрести спасительную мечту.

На самом деле яд действует сутки. После можно жить прежней жизнью. Но ровно сутки вы видите мир как он есть, и попробуйте это пережить. Такая боль. Не слышал, чтобы кому-то удавалось.

Змею реальности называют «Помпон». Потому что это весело.

Поднятый ветром пакет проплыл по воздуху, как аэро-медуза и, задержавшись на мгновение, осел. Под ногами оскалилась, но тут же прикрыла пасть пустота.

Что-то шло не так. Тонкий хвост нырнул в окно, и сиреневая стрелка прочертила невидимую борозду. Подо мной остались чёрные разводы. Пыль. Пыль в городе, где не существует пыли. В городе, где круглые сутки играет мелодия экстаза, где всё складывается, как Лего, где по лицу бежит разноцветный нектар любви.

Глаз-крыжовник покатился вниз по улице, и я чуть не шагнул за ним.

Красный глаз.

Только не говорите, что не знаете. Учителя втолковывают каждому школьнику, что цвет глаз — единственное, что не может симулировать змея реальности.

Город вспыхнул безумной радугой и истёк лавой цвета в диско-агонии. Последняя нота размазалась по круассану и просочилась сквозь пальцы. Я остался в тишине, один на один с бесцветной улицей.

Танцевавший танец жизни пол минуты назад, теперь король мира брёл в офис грустный и старый.

Я оказался на двадцатом этаже и поскорее залез в свою норку: квадратный метр, отгороженный от других квадратных метров перегородками. Ноги тряслись так, будто пришлось карабкаться по стене все двадцать этажей. Трещал кондиционер, люди хохотали, всё жило и смеялось уродливым смехом. Кроме меня. Я разваливался, как пластилиновый человечек.

Сиреневая стрелка — и стало тихо. Ледяной ветер ошпарил лицо. Иллюзия сдавала позиции, шаг за шагом отступая в страну счастья, дорога в которую оказалась длиной в бесконечные сутки. Слишком реальные, чтобы выдержать.

Меньше часа назад я сиял, как Бог солнца, а теперь покрывался холодным потом. Нужно срочно хоть немного любви, иначе долго не продержаться. Что делают люди, чтобы стать счастливыми? Целуют змею.

Я выскочил в немую улицу. Беззвучная песня вела меня через город, как пчелу ведёт музыка нектара, ждущего прикосновений насекомых лапок. Мне не надо было смотреть карту, яд наслаждений шептал в ухо, где его искать.

Купить змею на улице не так уж дёшево. Но деньги — ничто по сравнению с немедленным счастьем, которое подарит гадюка с сиреневой стрелкой. Змея дня. Помните?

Сердечко от поцелуя проявилось на ладони, но ничего не изменилось.

- Вы продаёте старых змей! Они ни на что не годятся! Замените на другую!

Продавец готов менять змей до бесконечности. Ему в кайф работать. Если бы хоть одна была способна напоить меня ядом.

Я влип. Впереди двадцать три часа реальности.

***

Сегодня парк не в форме. Голые палки, лысая земля, серая река в нескольких метрах под ногами. Вчера здесь буйствовала зелень, и трава шептала на ухо, как девчонка. Что случилось, друг? Тебя тоже укусила гадюка с красными глазами?

На моём счету наслаждений ноль точка ноль-ноль. Я банкрот. Какие тут варианты?

До сих пор мне не надо было что-то придумывать, чтобы всегда оставаться в разноцветном потоке экстаза. В моём городе не было развлечений. Признаться, в моём городе мало что было. Телефонная книжка оказалась пуста. Кому звонить, когда умираешь?



Софья Соле

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться