Попаданец для нее

Размер шрифта: - +

Глава 18. Тюрьма

Алазар метнул разъяренный взгляд на Дорио.

- Как в камере?

Раб задрожал от страха. В минуты гнева хозяин себя не контролировал, мог прибить своего самого доверенного человека с той же легкостью, что и разбить тарелку.

- Я встречал их у ворот, как вы и приказали, собирался проследить, куда пойдут дальше, но в город их не пустили.

- Почему? – Алазар был в ярости. Он не любил сюрпризов и не привык ждать. А тут одна неудача за другой, сначала провал с переходом, потом кочевники, теперь опять какая-то хрень. Да сколько можно ждать.

- Я порасспрашивал стражников и выяснил, что задержали их по подозрению в убийстве сына судьи.

Кадеш зло сощурился. Вспомнилась оргия в доме Гая Требония, с которой он забирал Тайю. Плохо соображающая девушка и страх в глазах Мелисаны.

- Собирайся, навестим кое-кого.

-

Мелисана вышла из паланкина и поднялась по мраморным ступеням дома. Она чувствовала себя уставшей, хотелось просто свернуться клубочком и спокойно полежать в темноте. Молодая женщина только-только миновала стройные колонны портика, когда чудовищная сила схватила ее за горло и впечатала в мрамор стены. Задыхаясь, не в силах схватить глоток воздуха, она услышала зловещий шепот.

- Не люблю когда кто-то пытается сделать из меня дурака.

- А-ала-зар. – Первый испуг прошел, и железобетонные нервы Мелисаны взяли ситуацию под контроль. Если бы он хотел меня убить, то я была бы уже мертва, если нет, значит ему что-то нужно. – Ты сейчас сломаешь мне шею, а я так и не узнаю за что.

Кадеш поставил женщину на пол и ослабил хватку.

- Я так понимаю, Марка - сынка судейского, тебе заказали, а ты, дрянь хитрожопая, использовала свою ученицу. И золото получила, и руки чистые.

Мелисана жадно хватала ртом воздух.

- Ты дал слишком мало времени. - Она окончательно пришла в себя. – Выбирать было некогда. Что-то случилось?

- Она задержана городской стражей по подозрению в убийстве Марка. – Алазар отпустил горло Мелисаны. – До утра она в камере воротной башни, утром ее отвезут в суд, где Гай ее конечно опознает. Она стоила мне так дорого, что тебе вовек не расплатиться. Если не вытащишь ее до рассвета, заберу у тебя все: дом, имущество, душу. Будешь рабов моих забавлять.  Понятно? Твой прокол, тебе и исправлять.

Женщина задумалась.

- Вообще-то прокол не совсем мой, насколько я помню, кто-то говорил, что работать она будет не здесь, возможно, поэтому я так и наследила.

Алазар скривил губы и посмотрел своим ледяным взглядом на Мелисану.

- Время идет, и мне все равно, какие ты придумаешь отговорки. Вытащи ее или…

- Хорошо, я займусь. Не волнуйся, к утру она будет у тебя. – Она дотронулась кончиками пальцев до щеки мужчины, а ее губы чуть-чуть тронула милая улыбка. – Не волнуйся.

-

Дверь за ними захлопнулась, и они оказались одни в маленькой, мрачной камере.

- Ты понимаешь, что происходит? – Андрей пытался сохранять спокойствие.

Тайя прошлась по периметру, осматривая каменные стены и маленькое зарешеченное окошко под самым потолком.

- Не совсем. По-моему, меня обвиняют в убийстве, вот только кого, я так и не поняла. Какого-то судьи.

- Бог ты мой и судью тоже. – Андрея переполнял сарказм. – А этого милого человека то за что?

Девушка бросила на него укоризненный взгляд.

- Думаешь, сейчас самое время?

- Не знаю, ты мне скажи. – Парень опустился на корточки в углу. Никакой мебели в камере не было, вообще ничего, кроме охапки грязной соломы на каменном полу.

- Что с нами сделают? Долго будут здесь держать?

- Я думаю до утра. – Тайя присела рядом. – Утром отправят в суд.

- А потом?

Тайя скосила на него хитрый взгляд.

- Меня казнят, а тебя отправят на рудники.

- Мило. – У Андрея затекли ноги, и он устало уселся на каменный пол. – Может так и лучше, чем всю жизнь бегать, не зная, когда тебя убьют сегодня или завтра.

- Поверь мне, лучше уж бегать. – Девушка встала и, подойдя к двери, приложила к ней ухо.

Она простояла так целую вечность, не шевелясь и практически не дыша, затем обернулась и тихо, словно для себя, сказала.

- Остался один стражник. Остальные ушли в караулку у ворот. Смена через четыре часа. Можно начинать.

Тайя встала на колени у двери и, представив стоящего по другую сторону охранника, стала читать заклинания.

-

Берту Морали неплохо служилось в городской страже, после армейской лямки, это была сущая благодать. Посидел здесь, постоял там, вот и вся работа, зато сыт, одет, обут и риска никакого, не то, что в армии. Вот и сейчас, не успела захлопнуться за десятником дверь, как он уселся на табурет и, вытащив припасы взятые с возов за день, принялся с аппетитом запихивать их себе в рот. Держа в одной руке хлеб, а в другой кусок окорока, он вдруг поперхнулся и, согнувшись пополам, закашлял, аж слезы потекли из глаз. Когда Берт протер глаза, к своему удивлению он увидел командора Васкеса. Командор вел себя необычно, не орал, не сыпал ругательствами, а уставясь на него какими-то водянистыми глазами сказал мягким, почти женским голосом.



Алиса Борей

Отредактировано: 24.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться