Попаданец необыкновенный

Интродукция

(Интердукция - вступление; введение, в музыкальном произведении; по желанно может быть исполнена самостоятельно, потому что представляет собою законченное целое.)

По небольшому окну в гостевой барабанил дождь. Было только начало весны, когда холод отступал неохотно, оставляя за собой промозглость и слякоть.

В Камине весело трещал огонь, но он не мог прогнать могильный холод и тоску, что поселились в душе девушки. Прекрасная, только так её называли. Светлые локоны переплетались друг с другом в причудливом рисунке, тонкий стан подчёркивало лёгкое светло-голубое платье, в тон её печальным глазам. Она то и дело поглядывала в окно, пытаясь хоть что-то разглядеть через водную взвесь. Мерзкое предчувствие усиливалось изо дня в день, как будто топор палача приближался миллиметр за миллиметром.

От безрадостных мыслей её отвлёк стук в дверь лакея:

-  Госпожа, к вам господин Пройха. Вести к вам?

Сердце пропустило удар и бешено пустилось  вскачь. Но она сдержанно кивнула головой:

- Веди.

Спустя три томительных минуты дверь распахнулась, впуская запыхавшегося молодого гоблина и лакея за его спиной. Он выглядел неплохо, даже по стандартам других рас: прямая осанка, которую подчёркивала дорогая туника, чёрные растопыренные волосы прикрывали его уши, а его черные глаза прожигали девушку насквозь. Она уже хотела кинуться ему на шею, но вместо этого чинно кивнула головой:

- Приветствую, господин Пройха. Рада, что решили почтить нас своим присутствием. Миколас, можете быть свободны, ваше присутствие здесь необязательно.

Лакей лишь недовольно мазнул взглядом по гоблину, но госпожу ослушаться не имел права и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.

Услышав заветный хлопок двери, они кинулись друг к другу в объятья и даря страстный поцелуй. Да, то была шутка богов или злой рок, но девушка из рода Волков влюбилась в гоблина, а тот влюбился в неё. И они, скрывая свои отношения, встречались тайком, говоря всем, что это лишь встречи по магическим интересам. Они оба были сильными магами, обещающими сверхновыми, что должны были осветить будущее для их фракций. Но треклятая война, что продолжалась уже который год между светлыми и тёмными, ставила крест над их будущем.

Оторвавшись от губ любимой и обняв её со всей силой, из глаза гоблина пролилась скупая мужская слеза:

- Майа, ты была права. Скоро конец войны. Конец нам. Конец тебе. Мы…они… маги светлых придумали способ стереть всех тёмных до третьего коления.

Девушка в ужасе попыталась отшатнуться, но мужчина лишь крепче сжал её в объятьях.

- И что мы будем делать? – выдохнула она, пытаясь не разреветься.  Пройха откинул голову, заглядывая в любимые глаза:

- Я запомнил уже разработанную структуру, но я не могу слепо что-то в ней менять. Если кто-то и может спаси твой народ, то только ты. Поверь, я не хочу жить со знанием, что на моих руках кровь тысячи безвинных и моей любимой.

Майа смахнула непрошенную слезу и твёрдо посмотрела в ответ:

- Показывай. Будем размазывать сопли уже после смерти!...

***

- Вот оно!

- Дорогая, ты что- то нашла?

Они уже пятый день подряд, с редкими перерывами на еду и сон, разбирали комплексное заклинание на составляющее, пытаясь придумать способ его нейтрализовать.

Девушка слегка кивнула головой, закусывая большой палец:

- Это пока только мысль, но если получится… Вот здесь, здесь и здесь,- она ткнула пальчиком в некоторые руны заклинания,- руны, которые как раз отвечают за,- она запнулась, но постаралась продолжить ровным голосом,- за стирание тёмных. Но вот эта,- она ткнула в неприметную на фоне остальных руну,- используется и для построения портала. Если перенаправить основные потоки на неё, то можно вместо уничтожения просто перенести всех в другое место.

Гоблин почесал за оттопыренным ухом:

- Хм, действительно. Но Майа, это не решит проблему войны, а только её усугубит.- Она согласно кивнула головой.- Если только не решить проблему с выбором места переноса,- он медленно поднял глаза,- ты тоже об этом месте подумала?

- Это единственное место, где тёмные смогут спокойно жить.

- Серый Мир,- выдохнул мужчина. Это подпространство они с Майей нашли случайно ещё во время обучения, называя его своим личным миром. Ни солнца, ни неба, он был отголоском реальности.

- И ещё кое-что,- девушка перевела взгляд с Пройхи на огонь,- чтобы точно закрыть проход, надо будет выкачать всю Ману отсюда в Серый Мир. Дай договорить!- она вскинула пальчик в знаке молчания для уже готового вспылить гоблина,- если этого не сделать, то маги из моей фракции точно попытаются построить обратный портал, но безмагическое пространство просто не позволит им этого.

Он тоже перевёл взгляд на танцующие языки пламени и, постояв так в тишине, тихо спросил:

- Сколько у нас осталось времени?

- Не больше семи дней, потом я ничего не вижу.

- Тогда,- он перевёл взгляд на ненавистную пентаграмму,- думаю, что в список уничтожаемых стоит внести магических зверей и растения, их формулы есть в моих записях, как знал,- он горько хмыкнул,- Но… это ведь не навсегда? Хоть они это не признают, на день не может существовать без ночи, так и мир, разъединённый на две половины будет тянуться друг к другу.

Майа осторожно подняла взгляд на любимого:

- Не знаю. Десять лет, пятьдесят… век или больше.

- Век без своего сердца, это так долго…- он в ответ тоже посмотрел на неё. Всё ещё смотря на неё он ушел глубоко в себя, и спутя минуту кивнув своим мыслям, достал декоративный кортик, что висел у него на поясе, - Тогда я хочу отдать свою жизнь в твои руки.  Даже если это будут всего лишь семь дней, ты примешь её?

Девушка не выдержала, её губы задрожали, и она кинулась ему в объятья, чуть не напоровшись на этот злополучный кортик. Обнимая и целуя, она шептала « Конечно, конечно, сердце моё». Немного успокоившись, она посмотрела на него:



Шерлиз Чешир

Отредактировано: 27.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться