Попаданка и дракон

Глава 8

У меня начинает складываться впечатление, что в жизни аристократок всё начинается с ванной. Горничная отправила меня отмокать в травяном отваре, намазала на лицо толстый слой бурой пахучей жижи и заверила, что я непременно стану самой красивой из невест. Я не стала разуверять девушку, а служанка восприняла моё молчание как одобрение и продолжила щебетать:

- Небесный обязательно задержит на вас взгляд, светлая.

Надеюсь, нет. Сколько времени понадобится вчерашнему дракону, чтобы понять, что я иномирянка? В поместье, скорее бы в поместье, а уж там я доберусь сначала до библиотеки, а потом и до зеркального шарика.

Горничная смыла с лица жижу и принялась втирать в кожу нечто среднее между желе и кремом.

- Вы будете сиять, - не унималась она.

Стараниями служанки я была готова к сроку. Нитку белого жемчуга в причёске сменила в два раза более длинная нить розового жемчуга. Губы тронул перламутровый блеск. Горничная подала мне розовато-белое платье из летящего шифона, если я правильно определила ткань. Атласные ленты украшали лиф, юбка начиналась из-под груди и свободно струилась до пола, обрисовывая ноги при каждом шаге. Платье было простым, но в этой простоте скрывалась роскошь.

- Вам невероятно к лицу, светлая.

Служанка не соврала. Подобранный цвет оттенял кожу, и создавал ощущение лёгкости и одновременно хрупкости. Даже Мерелис оценила:

- Достойно, - кивнула она.

- Небесный просто не сможет пропустить такую красоту.

Мерелис перекосило.

- Оставь нас, - пропросила я горничную.

Девушка поклонилась и испарилась. Дверь за ней плотно закрылась. Я выждала ещё три секунды и уточнила:

- Свтелая, а дракон, находясь в трансе, не сможет увидеть...

- Нет, об этом не беспокойся.

- Почему вы уверены, что меня не выберут?

- Потому что из нескольких тысяч девушек выберут сотню, а то и меньше. Надо быть очень везучей, чтобы попасть на третий этап отбора. Идём.

И мы пошли. Спустились на лифте в огромный холл.

- Не смотри по сторонам как ротозейка, - зашипела Мерелис, едва я попыталась оглядеться. - Ты та Верде! Не позорь своё имя. За мной.

В холле толпились невесты. Девушки сбивались в стайки и жались друг к другу. Сначала я удивилась, что соперницы проявляют такое единодушие, а потом поняла. Девушки одеты в одинаковые похожие на ночные сорочки балахоны с кватдратным вырезом, скупо украшенным узенькой полоской кружева. Явно, одевал девушек небесный храм, а значит, девочки из небогатых семей, их выдернули из привычного окружения, доставили в столицу. Наверное, попасть на следующий этап они и не местают, всего боятся, вот и держатся друг за друга. Я подобного удовольствия лишена.

Аристократки всё же были. Я насчитала трёх элегантно одетых гордячек, держащихся поодиночке и одну не менее элегантную, но более приветливую кокетку, стрелявшую глазками и рассыпавшую очаровательные улыбки.

- Какая возмутительная вульгарность, - пробормотала Мерелис.

Я посмотрела туда же, куда смотрела моя надзирательница. У стены лучилась самодовольством... копна. Целый стог оборок, рюшей, кружав, бантов, цветов, лент. Казалось бы, всё выдержано в светлой цветовой гамме, но у меня зарябило в глазах, и я поспешно отвернулась.

Были и другие девушки. Наверное, обычные горожанки.

- Свтелая Верде, рада неожиданной встрече, - нас остановила компаньонка одной из аристократок.

- Светлая Раэнь! Неужели вы? Сколько же мы не виделись.

- Лет десять, не меньше. Мы ведь не виделись с тех пор, как Всенебеснейшая посчитала пребывание в столице та Верде нежелательным.

Теплоты в глазах Мерелис поубавилось, а собеседница словно и не заметила:

- Откровенно говоря, удивлена. Не припомню, чтобы кто-то из та Верде получал метку. Это в нашем роду Лали уже вторая за последние пятьдесят лет.

Интересно, все аристократки изливают словесный яд как дышат или когда-то Мерелис сшипелась с себеподобной, а теперь пожинает плоды "дружбы"?

- Светлая Верде, ты не представишь мне свою юную подопечную?

- Ох, простите, светлая. Разумеется. Моя подопечная светлая Халиала та Верде.

- Приятно познакомиться со столь очаровательным созданием.

Я смущённо улыбнулась.

- Моя дочь светлая Лалиола та Раэнь.

- Очень приятно.

- Ох, светлая Халиала. Вы позволите называть вас так? Должно быть, это ужасно - не иметь даже шанса побывать в столице, безвыездно сидеть в захолустье. И даже сейчас сразу после второго этапа вам придётся уехать.

Гадюка младшая.

Придумать достойный ответ я не успела. К нам подошёл мужчина, облачённый в подобие доспеха. Его закрытое одеяние состояло из лазурно-голубых пластинок этакой чешуёй закрывающих всё тело. Каждая пластинка была покрыта причудливыми символами, выведенными золотой краской. Золотом были покрашены волосы, . Даже я, далёкая от местных реалий, сообразила, что перед нами жрец, что голубой цвет означает небо, а золотой - солнце.



Мстислава Чёрная

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться