Попаданка в аквамир

Размер шрифта: - +

Глава 21

королевский дворец Ватиар, Натиания

Это было самое сложное собеседование из тех, что мне доводилось проходить на Земле! Сначала меня почти что допрашивал распорядитель дворца, затем главная фрейлина королевы, теперь же она сама.

— Почему вы, луинианна, решили, что справитесь со сложной подопечной? — надменно спросила Её Величество.

Мачеха моего мужа оказалась женщиной довольно молодой, ей можно было дать от силы лет на тридцать в земном представлении. Притом что её сын выглядел старше лет на пять, я, конечно, их рядом пока не видела, но уверена, что это смотрится оригинально. Луинна Октавия восседала на кресле как на троне, всем своим царственным видом показывая превосходство. Холодные серые глаза смотрели на меня как на букашку не стоящую её внимания. Подчеркивали нашу мифическую разницу в положении голубое платье усыпанное драгоценностями и остроконечная корона на её голове. Стало интересно, а она всегда в ней ходит? Не мешает такая тяжесть на голове?

— Принцесса очень избалована и своенравна, — продолжила королева. — С её причудами и истериками справляется только отец. Хотя я давно предлагала наказывать девчонку! Иногда физическая сила становится самым лучшим союзником в воспитании детей!

Я спокойно посмотрела на женщину, но стало непонятно, зачем всё это мне рассказывать! Ведь так она порочит имя принцессы! То, что она не чувствовала в ней внучку это понятно. Но то, что незнакомой луинианне она говорит плохо о принцессе, как-то озадачило…

— У меня есть два младших брата и сестра. Они росли на моих глазах, так что я сумею справиться со сложным ребёнком, — уверяла королеву Октавию, я была готова придумать всё что угодно, лишь бы получить доступ к дочке. — Недавно состоялась моя помолвка, но свадьбу назначили только через два года. Находиться рядом с будущим мужем, видеть всех его любовниц стало неприятно, он не сильно и скрывал свои похождения. Его заставили сделать мне предложение, о чём жених и сказал мне после ритуала. И теперь у Георгиоса два года вольной жизни, в которой он себе ничем отказывать не хочет, да и не будет! — выложила я историю, выдуманную нами с Алией. 

Как сказал Фиолл, это должно подействовать на королеву. Она сама была в подобной ситуации, когда отец Диметриуса окружил себя фаворитами, не обращая на молодую жену.

— Я, конечно, не горю желанием выйти за него замуж. Но воля родителей для меня важна. Но и смотреть, как развлекается будущий муж, я не хочу! — гневно произнесла я, заламывая руки. — Именно по этой причине я приехала совсем в другое королевство. В надежде забыться! Не думать о неверном женихе. Так что я постараюсь сделать всё возможное для того, чтобы наладить контакт с принцессой.

— Что же меня тронули ваши слова, — медленно сказала королева, задумчиво глядя в открытое окно. — Я дам вам шанс. Испытательный срок у вас будет неделя. Не справитесь, поедите домой, наблюдать за любвеобильным женихом, — жестко сообщила она. — Вас проводит главная фрейлина, — дала она понять, что высочайшая аудиенция закончена.

   

***

Луинианна Ульиния, смерив меня пренебрежительным взглядом, приказала следовать за ней. Кажется, я на собственном примере пойму, что значит быть в другой прослойке высшего общества. Пусть не изгоем, но и не наравне с аристократией Натианского королевства. И всё по той причине, что у меня не было плавников на предплечье руки. Такой атавизм ещё присутствовал у женщин местной верхушки власти, и они этим дико гордились! 

Мы же придумали, что я прибыла я прибыла из северного королевства, одного из тех, кто пошёл по другому пути развития. В Арктиании валенианцы женились на попаданках, и с веками из их генов просто пропали такие украшения, как плавники. Да и зачем они на руках, особенно в человеческом теле. Но для аристократии Натиании отсутствие плавников было показателем низшего сословия. Ведь у русалок они отсутствовали, и меня, видимо, сравнили с этой прекрасной расой. Собственно, я была и не против такого!

— Мы почти пришли, луиниана Натария, — называла меня главная фрейлина королевы вымышленным именем. — Уверена, вам это уже говорила Её Величество Октавия, но и я повторю. Будьте построже с принцессой, она очень сложный ребёнок.

И эта… тоже ругает мою крошку! Витталии только четыре года! Да и как Ульиния, вообще, смеет говорить о дочери своего монарха в таком тоне? Сама не знаю, как я сдержалась и не высказала этой стерве всё, что о ней думаю. Может, спасло то, что скоро я увижу мою кроху! 

Открыв дверь, рядом с которой стоял стражник, мы зашли в покои, которые я видела в свои посещения в астральном теле. 

У меня перехватило дыхание от волнения. Моя девочка сидела на полу и играла с двумя куклами, что-то тихо им шепча, не замечая нас. Услышав недовольное покашливание фрейлины, Витта подняла голову. 

Время застыло… Мы смотрели друг на друга… Мама и дочка… Которые впервые увидели друг друга лишь теперь… 

“Мамочка!” — кричала Витта мысленно.

“Доченька!” — вторила ей я.

Волна нежности и любви накрыла нас, сметая на своём пути всё отрицательное, что было до этой встречи. Остались только она и я. Две души, что настрадались вдалеке друг от друга. Которые были насильно разлучены на несколько лет. 

Вокруг плясали фиолетовые искры моей магической силы. Она была рада встретить ту, в ком уже проснулась её маленькая сестричка. Именно в этой искорке когда-нибудь продолжится могущество техногомагии правящего рода Акванианских!

“Теперь я тебя никому не отдам!” — обещала я крохе, глаза которой искрились от восторга.

Сколько длился этот обмен взглядами, я не знаю. Просто поняла, что нужно запускать время. И как-то отделаться от Ульинии, что могла увидеть нечто не предназначенное для этой аристократической особы.



Анна Апрельская

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться