Попаданка в постель Верховного жреца бога смерти

2 Предательство и наказание 

ИСЕН 

  А вечер так приятно начинался... 

  Умывшись, прилёг на постель. Почувствовав запах духов Лиры, стащил бельё и закинул подальше в пустой угол. Поднял руку и мысленно обратился к смертоносному Мароук*, прося сил избавиться от ярости, что изъедала моё нутро. Холодное синее пламя заплясало в ладони, щекоча кожу острыми языками. Бросил шар в груду красного тряпье, раздражаясь ещё больше, зная, что это любимый цвет Лиры, который окружал меня со всех сторон, но жечь стены не стал. Не хватало случайно спалить тут всё .

  Как только она могла?.. 

  Меня не раз остерегали на её счет, говорили, не видать мне счастья с бывшей прислужницей из храма солнценосного Лиала*, но я влюбился, как вкусивший кровь Хатти*. Для меня Лира стала солнцем и смыслом жизни, порой мешая вести службы подобающим образом. А я — Верховный жрец Мароук и служу ни в каком-то захолустье, а в столице Бостеры. Мне нельзя терять хватку. И ни в коем случае нельзя умирать. Мёртвым я смогу прислуживать своему богу, но не нести его слово в люди. 

  Мысли душили, запах гари им способствовал. Дождавшись, когда бельё прогорит, я накинул сутану и вышел, думая пройтись по коридорам, по которым вечно гуляли сквозняки. Но сейчас это было только на руку. 

  Прокручивал последние минуты нашего с Лирой общения, пытаясь найти ответы на свои вопросы. Было бы проще спросить напрямую, но от одной мысли о ней ярость с новой силой затопляла меня, выбивая из колеи.  

  Посвящённый Мароук праздничный вечер прошёл блестяще: приглашённая знать пили, ели и веселились, загадив главный зал и превратив сад в нечто облезлое, источающий дикий смрад алкоголя, блевоты и прочих нечистот. Толку, что гости из благородных семей, пару рюмок браги, и все манеры испарялись, будто никогда и не вколачивались в эти свиные рожи. Арман тоже хорош... Вспомнил, как он фамильярничал с Лирой, и покривил лицом. Сейчас у этого ублюдка есть отличный шанс подбить клинья к моей жене, даже старая дружба со мной может отойти на задний план, если моя супруга поманит его пальчиком.  

  Ярость с ревностью сплелись тугим клубком. Я резко остановился и ударил кулаком о стену, выбивая пыль из старого гобелена, висевшего на ней. Переключившись на саднящее чувство в руке, смог отогнать мерзкую картину, как Лира обвивает руками и ногами вечно готового на подвиги Армана. 

  Скрипнув зубами, предпринял попытку вернуться к разбору очередного покушения на мою жизнь. 

  Лира была игрива весь вечер, бесстыдно кокетничая с гостями храма. Она видела мой недовольный взгляд, но упорно игнорировала его, разжигая во мне ревность и желание утащить её из общего зала в наши покои. 

  В какой-то момент жена ушла, передав через Армана записку, в которой сообщалось, что она ждёт в нашей постели, но долго ожидать меня не намерена. Я трактовал её слова по-своему. Вспыхнув ревностью, покинул гостей, оставив их под присмотром друга. Как начальник охраны он должен был спасти имущество храма от изуверств, что учинили гости, в чьих деньгах мы очень нуждались. Нуждались, но не до такой степени, чтобы разрешать им всё громить. Чинить это на какие средства потом? Но это ладно. После разберёмся.

  Лира встретила меня сияющей улыбкой, в одной сорочке, приняв соблазнительную позу на постели. Я сразу приметил вино и фрукты на столе.

  «С чего вдруг?» – поинтересовался у неё. 

  «Ты так намаялся с приготовлениями к сегодняшнему вечеру. И сам вечер, не скажу, что прошёл легко. А мне хотелось бы, чтобы ты тоже немного расслабился и отдохнул, – игриво прощебетала Лира, подскакивая с кровати. – Выпей же со мной», – добавила она, закинув в рот ягоду, которая попалась под её изящные пальчики. 

  Я охотно избавился от удушающей сутаны. Взгляд Лиры загорелся, ладошки принялись гулять по моему телу, стремясь пальчиками пригладить волосы на груди. Вечно она меня гладила так, будто я диковинное животное...  

  Я замер посреди коридора. Оглянулся. Свернул к выходу на террасу. Шаги гулко отдавались от каменного пола. Самому стало не по себе от тяжести поступи. Положил ладони на широкие, каменные перила и опёрся на них. Их крепость вызывала зависть. Храму больше трёх сотен лет, а с божьей помощью он всё ещё выглядел достойно. И несколько войн, волнами прокатившиеся по нашей стране, не смогли разрушить этот камень или оставить на нём трещин.  

  Захотелось стать камнем. Бездушным и крепким. И ничьё предательство не ранило бы в самое сердце, пробежав трещинами по душе. Камню на всё плевать, хоть в порошок его растирай. 

  – Исен! – окликнул Арман, но я не шелохнулся, мечтая, чтобы весь этот мир провалился в бездну, прямиком к Мароук. – Я отвёл её в темницу, как ты и велел, – отчитался он, приблизившись. – Нам по пути никто не встретился, своих парней я предупредил, чтобы языками не трепали, но хотелось бы разобраться в ситуации.

  – Разобраться?.. Я бы сам хотел... – ответил, взглянув на янтарную Луну, чей свет так хорошо смотрелся, падая на светлые волосы Лиры, заставляя её всю сиять. В такие моменты она выглядела истинной небожительницей, случайно застрявшей на земле среди смертных.

  Крепко сжал камень под своими ладонями, вымещая разгоревшуюся злобу.

  – Давай по порядку, – спокойно предложил Арман.

  – Она пыталась меня отравить, – процедил я, чувствуя ядовитую ярость. – Я ей верил, а она... почему? Если она собиралась сделать это с самого начала, почему сейчас? – бросил я ему вопросы, которые сбивали с толку.

  – Слушай, я не знаю, но попробуем разобраться. Ты остынешь, и можно будет обсудить всё с Лирой. Или хочешь, я сам допрошу её? Тогда мне надо больше узнать от тебя, что у вас случилось.

  Его предложение заинтересовало. Тянуть с этим делом нельзя, с ума сойду. Самому взглянуть в глаза этой предательницы выдержки не хватит. Не сейчас, когда злость и боль душит и убивает меня, а источник всего этого — она. Разум пытается остановить от ошибки, уверяя, что убийство Лиры не принесёт должной благодати для моей души. Но бушующие во мне эмоции застилали глаза, не давали разглядеть правильный путь в сложившейся ситуации.



Виктория Ом

Отредактировано: 17.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться