Попаданка в семье драконов 2

Font size: - +

Глава 1

 

– Ну хотя бы вы объясните этому бешеному виконту с сегодняшнего дня, что я имею право забрать женщин! – с истеричными нотками требует вампир и бросает белый флаг. – Мы два часа здесь торчим, а у меня в одной столице ещё сорок восемь неизъятых осуждённых.

Ещё сорок восемь, помимо бывших работниц Тордоса, существ, которых собираются принести в жертву ради усиления вампиров.

После телепортации немного кружится голова, но я резко поднимаюсь. С Ареном мы выпрямляемся одновременно. За нами встают Элоранарр, Риэль, три его любовницы, имперский маг Эрршам, Бальтар, Вильгетта, Ингар.

Прятавшиеся за земляной насыпью гвардейцы вытягиваются по струнке. Они лишь искоса следят за салоном Тарлона, превратившимся в маленькую крепость. Остальные магазины сверкают витринами и вывесками. Из-за валяющихся на дороге обломков камней и расплавленных кусков стёкол, выросшей из земли стены прикрытия кажется, что здесь просто разыгрались дети.

Только принесение в жертву восьми тысяч существ – совсем не игра.

– Не отдадим, – глухо отвечаю я, от злости растут когти, костяшки покрываются золотыми чешуйками.

В глазах вампира, окружённых вспухшими сосудами, мелькает страх. Он отступает, позвякивая амулетами с магическими кристаллами, гасящими его голод из-за нехватки магии в Эёране, и повторяет нервно:

– У меня разрешение императора. Император отдал нам всех осуждённых. Я имею право их забрать.

«А этого вампира мы порубим? – интересуется Рассекающая. – Я не настаиваю, но…»

«Он всего лишь исполнитель», – напоминает Пронзающий.

Устремляю взгляд на бумажку в руках вампира. Окутываю её магией и выдыхаю рыжее буйное пламя. Огонь облизывает пальцы вампира, тот отшвыривает документ, трясёт рукой, скаля на меня длинные влажные клыки.

Пламя опадает, но лежащая на мостовой бумажка цела.

– Вот видите, – вампир указывает на неё, – это настоящий императорский документ! Он не горит!

Ненавижу этот документ! Мы с Ареном одновременно наклоняемся вперёд, выдыхая белый огонь. Камни мостовой раскаляются докрасна, текут, и защищённый магией документ, выбросив в воздух золотые искры, вспыхивает, мгновенно обращаясь пеплом.

– Я не позволю забрать этих девушек, – перехожу на рык.

Но Арен… чувствую, он сомневается, в нём борется рациональное воспитание военного и политика с гуманностью. Ему проще пожертвовать теми, кто однажды оступился и был за это наказан, в надежде защитить больше солдат. Только этих преступников осудили не на смерть, и если их не хватит, будут убивать невиновных!

– А что нам делать?! – вампир вскидывает руки, изуродованные проступившими венами. – Что делать, если ты, денея, и твой дракон отказались пожертвовать собой ради Эёрана? Не вы двое, так другими придётся жертвовать! И мы многое отдаём, мы умираем от голода потому, что вы не восстановили печать, мы каждый день живём в муках, и это не прекратиться, пока…

– Довольно! – Вокруг Арена вспыхивает огонь.

Вампир вдруг разражается нервным хриплым смехом:

– О да, это так по-драконьи: рыкнуть, припугнуть, надавить. Не думать о последствиях. Не хотите отдавать нам преступников? Эти отбросы общества, которые могли своей жизнью послужить Эёрану… И не отдавайте! – он стискивает кулаки. – Только потом не жалуйтесь, что вместо ублюдков в бою погибнут…

– Праведники? – фыркает Риэль. Она хищно выныривает из-за наших спин, исподлобья смотрит на вампира, скалит драконьи клыки. – А вы уверены, что без жертвоприношения погибнут достойные? Можете поклясться, что в ваших рядах, которые вы так жаждете усилить кровью восьми тысяч одарённых, не окажутся твари, в тысячу раз худшие, чем самые страшные преступники?! А?!

От её вскрика звонким каскадом осыпаются витрины и стёкла, осколки вспыхивают на солнце, разлетаются бриллиантовыми брызгами. В ушах звенит, от изумления я не могу пошевелиться.

– Вы мерзкие, – рычит Риэль, наступая на пятящегося вампира, и серебряная чешуя проступает на скулах, руках, – полудохлые кровососы, вам не место в Эёране, это вас надо…

Элоранарр налетает на неё сзади, их охватывает золотое пламя телепорта. Риэль дёргается вперёд, серебряные когти рассекают языки огня, но оно с рёвом поднимается выше и уносит её вместе с Элоранарром в неизвестном направлении.

Вампир так и стоит, прикрывшись рукой, готовый защищаться. Смотрит на нас ошарашенно.

– Впервые вижу Халэнна взбешённым, – произносит Диора.

– Я и не знала, – тоненько соглашается Сирин, – что он может проявлять столько эмоций.

Поняв, что больше никто нападать не собирается, вампир выпрямляется и вздёргивает подбородок:

– Это оскорбление.

– Всю его семью убили Неспящие, – резко отзываюсь я и чувствую, что Арен собирался сказать то же самое.



Любовь Свадьбина

Edited: 17.12.2018

Add to Library


Complain about a subscription




Books language: