Попаданка в семье драконов 2

Размер шрифта: - +

Глава 4

Спорят, схлёстываются, смешиваются, спорят до хрипа мелодия разрушения Культа и торжественно-возвышенная музыка эёранских бардов.

Убирая Пронзающего в кобуру, оглядываюсь: профессор Гирол целится вверх. Некромантка с серпом и в венце из позвоночника обнимает его сзади, помогает натягивать тетиву, плотно прижимаясь пышной грудью, шепча ему на ухо. И Гирол улыбается, счастливо улыбается, словно самая его заветная мечта осуществилась.

Взвивается в небо фосфорная стрела, описывает дугу. Невидимая никому, кроме меня с даром Видящей, она ныряет в тёмное облако демонической магии, закрывающее армию Культа. Сердце ухает вниз: мог Гирол попасть хоть в кого-то, или он – очередная напрасная жертва? Он хоть видел, в кого стрелял, или бил наугад?

Фиолетовая печать проступает на земле, охватывая пространство почти до горизонта. Тысячи фосфорных нитей вырываются из тьмы и опутывают зомби обеих армий. Толстыми канатами фосфорный свет уходит под землю. Мертвяки, дёрнувшись, протягивают руки к источнику опутавших их нитей.

Похоже, получилось.

Но сердце ёкает: Гирол! Оглядываюсь: из рук почерневшего профессора вынимают проклятый лук. Одно утешение – в последний миг Гирол определённо был счастлив. Третьего тела нет, значит, некромантку с серпом убийственное действие лука не задело.

Отток зомби смешивает наши и вражеские ряды.

«Лера, на щит! – командует Арен. – Нужна помощь».

Его сердце рвёт тревога за родителей. Они ещё перед Заранеей. Ланабет стреляет в трёхглазых тварей. Риэль, твёрдо стоя на земле рядом со сцепившимся с монстром Элоранарром, хлещет многолезвийным гибким уруми подбирающуюся к ним тварь. С её меча срываются огненные, золотые искры, завихряются потоки воздуха, поднимая пыль и песок. Замерев, Риэль оглушительно выкрикивает, и тварь отступает на шаг, давая ей передышку. Риэль проводит ладонью по уруми, наполняя его густым золотым светом.

Развернувшись, проношусь над землёй, рассекая пылающим палашом встречающихся на пути вестников. Рассекающую – в ножны. Взмываю вдоль щита, разливая свою магию на вестников, перескакиваю волну огня Арена и Дегона. В полёте разворачиваюсь и превращаюсь в драконицу, когтями зацепляюсь за ячейки щита и нити Эзалона, выдыхаю. Оставленная мной магия вспыхивает, оплавляя чёрные тела.

Арен срывается к родителям и брату.

«Осторожнее! – молю я. – Не подходи к ней близко!»

Яростной волной прокатывается от него к Заранее волна магии, натыкается на чёрный щит, концентрируется, хоть её и срывает в сторону Пат Турина, норовит вырвать из-под контроля Арена. Его воля пока сильнее. Зависнув в воздухе, он выдыхает, и пламя по золотистому концентрированному лучу бросается вниз, к Заранее.

Её бард ударяет по струнам, и пламя вздрагивает, искажается волной, но мчится дальше. Тварь под Заранеей поднимается, закрывая её и барда брюхом с торчащими рёбрами.

Я снова выдыхаю огонь на вестников, Дегон резко толкает меня в плечо, когти соскальзывают, мы скатываемся ниже, и тут же рядом ударяют, взрываются ядра катапульт. На его передней лапе вспыхивают серебряные чешуйки – они браслетом охватывают её и спускаются на указательный палец.

«Лера!» – Арен ныряет вниз, когтями хватает вцепившуюся в отца тварь за бок и, напрягая крылья, оттаскивает в сторону, поливая огнём, уворачиваясь от шипов извивающегося хвоста.

Визжащие вестники проносятся мимо меня и Дегона к прорехе в защите, ещё не залатанной судорожно дирижирующим нитями демоном-Эзалоном. Выдыхаю, но пламя не достаёт вестников, зато я… соскальзываю по щиту. Взмахиваю крыльями, и Дегон снова толкает меня, отшвыривая с линии огня. Отпрыгивает, щеря в сторону врагов острые зубы.

Лапу пронзает болью – не моей, Арена. Подхваченная им тварь извернулась и прокусила его запястье. Над ним, императором и Элоранарром снова расцветает белая лечебная печать, разливается над нашими войсками, исцеляя раненых. Теперь, когда зомби отступили, наши оборотни сражаются с культистами.

На этот раз я сама замечаю ядра – обычные, не магические, едва заметные в общей свалке и сполохах магии – и отскакиваю в сторону. Культ оттесняет меня от дыр в щите и Эзалона. И там встаёт Дегон, почти беспрерывно поливает вестников огнём, давая своему заместителю возможность закончить плетение демонического щита.

Дегон вскидывает голову в сторону, присматриваясь: два красных дракона летят к флангу армии Культа, несут на канатах капсулу, опутанную светящимся растением, напоминающим лозу в Академии. Музыка барда Заранеи ударяет по ним, выворачивая крылья. Красная пара уходит вниз и вверх, налетает на тёмную массу и разжимает когти. Драконы разлетаются в стороны, на бреющем полёте поливая огнём прущих в сердце вражеской армии зомби. Где-то там за свою жизнь ещё сражается проклятый лич.

Между посеребрённой лапой Дегона и врезавшейся во вражеские ряды капсулой протягивается алая нить, она расширяется, наливается ярким сиянием.

Бахает взрыв, и во тьме вражеской армии распускается огненный цветок. Из капсулы выстреливает фонтан огня, формирует трёхметрового гиганта из лавы, и он, связанный с лапой Дегона огненной нитью, бросается сквозь ряды культистов к Заранее.

Её бард ударяет по струнам, но гиганта это не останавливает. И тогда твари, грызущиеся с Ареном, Элоранарром и императором, тварь, пытающаяся поймать ловко маневрирующую в полёте Ланабет, тварь, прущая на сияющую золотом Риэль, бросаются наперерез лавовому гиганту.



Любовь Свадьбина

Отредактировано: 25.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться