Попаданки на завтрак не остаются

Глава 13. Сквозь тьму

Ть­ма на­вали­лась на нас, ук­ры­вая тя­желым удуш­ли­вым по­логом. Ка­залось, ее мож­но пот­ро­гать — та­кой ося­за­емой она бы­ла. Гэн­дальф за­жег сла­бый свет на кон­це сво­его по­соха, но да­же он с тру­дом про­бивал­ся сквозь чер­ниль­ную тем­но­ту. За сте­ной еще мож­но бы­ло ус­лы­шать сла­бые от­го­лос­ки тво­рящей­ся там бу­ри: что-то скре­жета­ло и сто­нало, на­каты­ва­ясь на го­ру. Мы пос­пе­шили за ма­гом, под­ни­ма­ясь по ши­рокой лес­тни­це. Хо­телось уб­рать­ся от­сю­да как мож­но ско­рее. Нес­коль­ко ко­ридо­ров все ша­гали мол­ча, пе­рева­ривая про­изо­шед­шее. Ес­ли бы не Гэн­дальф, вряд ли нам уда­лось сде­лать боль­ше па­ры ша­гов в быв­шем царс­тве гно­мов — тут и там зи­яли ог­ромные про­валы, ды­ры не­понят­но­го наз­на­чения и тре­щины, рас­се­кав­шие пол. На­конец мы ос­та­нови­лись, тя­жело ды­ша — внут­ри го­ры бы­ло очень теп­ло, хо­тя лег­кий сквоз­ня­чок иног­да ка­сал­ся ли­ца. Гэн­дальф дал нам глот­нуть из сво­ей фля­ги, с со­жале­ни­ем пот­ря­сая ей в воз­ду­хе и сок­ру­шен­но ка­чая го­ловой.

      Мне бы­ло не по се­бе, не от­пуска­ло ощу­щение, что ты заб­рел в ста­рый склеп. В ка­таком­бах в Ри­ме бы­ло то же чувс­тво, но там над то­бой не на­виса­ет ки­ломет­ро­вая го­ра! Ка­залось, что она да­вит свер­ху всем сво­им ве­сом, гро­зясь вот-вот об­ру­шить­ся. Рас­писные ар­ки и лес­тни­цы, вып­лы­ва­ющие из тем­но­ты, толь­ко уве­личи­вали нап­ря­жение. Ста­ра­ясь не впасть в па­нику, я се­ла на пол, об­хва­тывая го­лову ру­ками и тя­жело ды­ша.

       — Мне то­же здесь не по се­бе, — ти­хо про­из­нес Ле­голас, при­сажи­ва­ясь ря­дом. — Ка­жет­ся, тут все про­пита­но злом.

       — Жаль, что я не мо­гу по­казать вам Мо­рию во всем ее ве­личии, — грус­тно ска­зал гном, прис­ло­нив­шись к сте­не ря­дом с на­ми и рас­ку­ривая труб­ку. — Ког­да-то эти ко­ридо­ры бы­ли пол­ны све­та, сме­ха и зво­на мо­лот­ков. Бу­дем на­де­ять­ся, что Ба­лин все же су­мел от­во­евать хо­тя бы часть царс­тва. Мо­жет, они там, даль­ше? — Гим­ли с на­деж­дой пос­мотрел в тем­но­ту. Я ти­хонь­ко вздох­ну­ла, не в си­лах сей­час раз­ру­шить вот эту приз­рачную на­деж­ду.

      Мы вновь шли по бес­ко­неч­ным ко­ридо­рам и ком­на­там. Нас ок­ру­жала ти­шина, лишь то­пот на­ших ног лег­ким эхом от­ра­жал­ся от стен. Ти­шина уг­не­тала не мень­ше, чем тем­но­та, зас­тавляя вслу­шивать­ся в нее, пы­та­ясь раз­ли­чить пос­то­рон­ние шо­рохи или кри­ки. Мысль о том, что где-то в глу­бине есть не­ведо­мое, но очень мо­гущес­твен­ное зло, зас­тавля­ла ис­пу­ган­но сжи­мать­ся. Мы шли вниз, спус­ка­ясь к са­мому сер­дцу гор. На­конец Гэн­дальф ос­та­новил­ся, в раз­думье за­мерев пе­ред тре­мя ко­ридо­рами.

       — Сов­сем не пом­ню это­го мес­та, — про­бор­мо­тал маг, под­ни­мая жезл по­выше и ос­ве­щая чер­ные про­ломы. - Нет, я слиш­ком ус­тал, да и всем нам уже по­ра от­дохнуть. Мы шли всю ночь, ско­ро рас­све­тет, — Гэн­дальф об­вел мес­то вок­руг се­бя по­сохом, ос­ве­щая сте­ны и вет­хую дверь, на­поло­вину от­кры­тую. Же­неч­ка и Мер­ри с Пип­пи­ном вос­торжен­но вскрик­ну­ли и ло­ману­лись бы­ло впе­ред, но вов­ре­мя бы­ли пой­ма­ны Ара­гор­ном и Бо­роми­ром за шкир­ку.

       — А ну стой! — Ара­горн уко­риз­ненно пос­мотрел на Же­неч­ку. — Ку­да ты ле­тишь, как уго­релая? Ты зна­ешь, что там мо­жет быть?!

      Де­вуш­ка на­супи­лась, ис­подлобья гля­дя на сле­допы­та. Она мол­ча вы­дер­ну­ла свою ру­ку из хват­ки во­ина и отош­ла в сто­рону. Гэн­дальф про­шел впе­ред, ос­ве­щая круг­лый чер­ный про­ем, зи­яв­ший пос­ре­ди ком­на­ты. Я ти­хо прис­вис­тну­ла, опас­ли­во об­хо­дя по кру­гу зло­вещую ды­ру.

       — Это бы­ла ком­на­та ка­ра­уль­ных, — Гим­ли про­тис­нулся сле­дом, ки­дая свою пок­ла­жу на пол. — А это ко­лодец, его крыш­ка раз­би­лась. Нам на­до быть ос­то­рож­нее, ко­лод­цы тут очень глу­бокие.

      Мы с об­легче­ни­ем пос­ки­дыва­ли ве­щи на пол, рас­ка­тывая оде­яла и ус­тра­ива­ясь спать. Ус­та­лость приш­ла вне­зап­но, на­поми­ная, что мы пос­ледний раз нор­маль­но от­ды­хали пе­ред подъ­емом на Ка­рад­рас. Те­перь тот от­дых у под­но­жия гор под за­выва­ние вет­ра ка­зал­ся рай­ским. Сне­гопад, подъ­ем и спуск с го­ры, бит­ва с вар­га­ми, спеш­ный от­ход к во­ротам Мо­рии — мы уже нес­коль­ко дней нор­маль­но не от­ды­хали, спа­ли и ели урыв­ка­ми. Я чувс­тво­вала, как во­ет каж­дая мыш­ца на те­ле, про­тес­ту­юще кри­ча и тре­буя пол­но­цен­но­го от­ды­ха. До во­лос бы­ло про­тив­но дот­ра­гивать­ся, все те­ло зу­дело от не­имо­вер­но­го слоя гря­зи. По­доз­ре­ваю, еще нес­коль­ко дней - и на мне по­селит­ся друж­ная семья вшей. Я ус­та­ло вы­тяну­лась на по­лу, за­дум­чи­во наб­лю­дая за Пип­пи­ном, что на чет­ве­рень­ках под­полз к ко­лод­цу и те­перь пы­тал­ся что-ли­бо там раз­гля­деть. Вне­зап­но он схва­тил с по­ла ка­мень и ки­нул вниз, слу­шая, как он от­ска­кива­ет от сте­нок. Сла­бый «плюх» мы ус­лы­шали спус­тя нес­коль­ко се­кунд.

       — Ту­ков­ская ду­рость! — про­вор­чал Гэн­дальф, раз­дра­жен­но гля­дя на съ­ежив­ше­гося хоб­би­та. — В сле­ду­ющий раз пры­гай ту­да сам, ес­ли так хо­чешь про­верить, что там! А те­перь всем ти­хо!

      Мы нап­ря­жен­но прис­лу­шива­лись к нас­ту­пив­шей ти­шине, ког­да из глу­бин го­ры раз­да­лись мер­ные уда­ры. «Тап-том», «том-тап», «тап-тап-том» — та­бун му­рашек пром­чался по спи­не. Звук боль­ше не пов­то­рял­ся, но уж очень он был по­хож на… Я пос­мотре­ла на Гим­ли:

       — Это уда­ры мо­лота! Или я их рань­ше ни­ког­да не слы­шал! — гном убеж­денно пос­мотрел на нас.

       - Да, мне то­же так по­каза­лось, — Гэн­дальф нах­му­рил­ся, — ко­неч­но, ка­мень Пип­пи­на не обя­затель­но в этом ви­новат. Но, мо­жет быть, он раз­бу­дил то, что бу­дить не сле­дова­ло…

       — Эта го­ра ки­шит ор­ка­ми! — на­до же, Же­неч­ка ре­шила о се­бе на­пом­нить. — Не прой­дет и ча­са, как на нас на­падут ор­ки и тролль!

       — Не нак­личь бе­ду! — су­рово ска­зал Ара­горн. — По­ка ти­хо, а нам очень ну­жен от­дых. Хо­тя бы нес­коль­ко ча­сов сна!

       — Ор­ков ма­ло ос­та­лось в этих го­рах, — под­клю­чил­ся Гэн­дальф, — поч­ти все они сги­нули в Бит­ве Пя­ти Во­инств или уш­ли в Мор­дор. В лю­бом слу­чае, мы не бу­дем рас­слаб­лять­ся. Пер­вым бу­дет де­журить Пип­пин.

      Хоб­бит вздрог­нул, по­кор­но са­дясь у вхо­да. Же­неч­ка се­ла ря­дом, что-то бор­мо­ча о «ту­пых де­билах», ко­торые «ско­ро пом­рут» и «луч­ше бы спа­сибо ска­зали, что пре­дуп­ре­дила». Все ос­таль­ные раз­леглись по уг­лам ком­на­ты, за­вора­чива­ясь в оде­яла. Я про­вали­лась в сон мо­мен­таль­но. На­вер­но, ес­ли ос­та­нусь жи­ва, боль­ше ни­ког­да не бу­ду стра­дать бес­сонни­цей.

      Спус­тя нес­коль­ко ча­сов маг раз­бу­дил нас, зас­та­вив нас­ко­ро пе­реку­сить и сле­довать даль­ше за ним. Сред­ний про­ход, ко­торый он выб­рал, вско­ре прев­ра­тил­ся в ши­рокий ко­ридор. Ид­ти ста­ло лег­че, мы ус­ко­рились. Каж­до­му хо­телось как мож­но ско­рее по­кинуть не­гос­тепри­им­ные сво­ды. Бо­ромир не пре­минул уко­лоть Же­неч­ку:

       — Ка­жет­ся, твой дар под­вел те­бя, про­види­ца?

       — Ор­ки на­падут на нас, — уг­рю­мо бур­кну­ла де­вуш­ка, — тог­да пос­мотрим, кто из нас ум­нее! — Же­неч­ка фыр­кну­ла и гор­до прош­ла даль­ше. Я по­чему-то раз­мечта­лась, что мы спо­кой­но пре­одо­ле­ем под­горное царс­тво и не при­дет­ся жер­тво­вать Гэн­даль­фом. От ма­га ис­хо­дило та­кое теп­ло, что его не­воз­можно бы­ло не по­любить. Он ред­ко всту­пал в раз­го­воры, но иног­да рас­ска­зывал ин­те­рес­ные ис­то­рии из древ­них вре­мен, и тог­да слу­шать его бы­ло бе­зум­но ин­те­рес­но. Иног­да на­чина­ло ка­зать­ся, что он зна­ет все и обо всем, прос­то по­ка мол­чит до по­ры. Хо­тя он боль­ше вре­мени про­водил с Фро­до и Ара­гор­ном, но па­ра доб­рых слов для каж­до­го из нас у не­го всег­да на­ходи­лась. Я вдруг с удив­ле­ни­ем по­дума­ла, что впер­вые по­дума­ла о Братс­тве как о «нас», а не как обо мне и Братс­тве. Я ста­ла при­выкать к ок­ру­жав­шим ме­ня лю­дям, хоб­би­там, гно­му и эль­фу. Мы не си­дели за шум­ным сто­лом, не пе­ли пе­сен у кос­тра и не де­лились друг с дру­гом са­мым сок­ро­вен­ным. Да, собс­твен­но го­воря, мы и раз­го­вари­вали ма­ло, пог­ру­жен­ные каж­дый в свои мыс­ли. Тем не ме­нее, ис­пы­тания спло­тили нас, нез­ри­мо свя­зывая друг с дру­гом. Я бы­ла частью это­го пу­тешес­твия, и мне бе­зум­но пон­ра­вилось это ощу­щение!

      Ко­ридор вне­зап­но обор­вался, в ли­цо пах­ну­ло све­жим гор­ным воз­ду­хом.

       — Я был прав, мы поч­ти приш­ли! — Гэн­дальф по­ходил на до­воль­но­го ста­рого ко­та, улы­ба­ясь в усы. — Боль­шая часть пу­ти уже по­зади. Та­кие за­лы обыч­но обо­рудо­вались све­товы­ми шах­та­ми. Ут­ром мы рас­смот­рим все как сле­ду­ет.

      Мы ус­тро­ились на ноч­лег в од­ном из уг­лов — там мень­ше ду­ло. Фро­до и Ле­голас зас­ту­пили на де­журс­тво, со­бира­ясь ох­ра­нять наш сон. Ме­ня де­журить не зва­ли, че­му я бы­ла нес­ка­зан­но ра­да. Все-та­ки при­ят­но быть жен­щи­ной сре­ди ку­чи муж­чин! Же­неч­ка де­жури­ла. Са­ма нап­ро­силась, жут­ко пос­канда­лив при этом с Ара­гор­ном и Бо­роми­ром. Мне сла­бо по­нят­но ее же­лание во всем быть на­рав­не с мо­гучи­ми во­ина­ми. Ведь яс­но, что ей их все рав­но не прев­зой­ти, но нес­носная де­вуш­ка стре­мит­ся до­казать всем, что уже дос­та­точ­но взрос­лая и мо­жет са­ма при­нимать ре­шения. Хо­зя­ин, как го­ворит­ся, ба­рин.

      Я зев­ну­ла и прик­ры­ла гла­за, впо­луха слу­шая рас­сказ Гэн­даль­фа о гно­мах, миф­ри­ле и Глу­бин­ном Ужа­се, что они раз­бу­дили. Раз­ме­рен­ный го­лос ма­га усып­лял, а пе­ред гла­зами вста­вали за­лы, за­литые све­том фа­келов, гно­мы в бо­гатых одеж­дах, гром­кая му­зыка и взры­вы сме­ха. И тут Гим­ли за­пел. Его го­лос был глу­боким и звуч­ным, буд­то сам ка­мень пел вмес­те с ним. Я да­же от­кры­ла гла­за, гля­дя, как свер­ка­ет его взгляд, как из­ме­нилась осан­ка и сле­ды ус­та­лос­ти ис­чезли с ли­ца.

      О, Мо­рия! О, Ка­зад Дум!

      Сле­зы выс­ту­пили на гла­зах, и я ти­хо смах­ну­ла их. Это бы­ло бе­зум­но пе­чаль­но. Я пред­ста­вила, что чувс­тво­вала бы, ес­ли бы вдруг ока­залась в прек­расных двор­цах Пе­тер­бурга, заб­ро­шен­ных и раз­во­рован­ных. Сер­дце при­выч­но за­коло­ло, на­поми­ная о род­ных и близ­ких, что ве­ро­ят­но да­же не зна­ют, что со мной. Я стис­ну­ла зу­бы, зас­тавляя се­бя от­бро­сить эти вос­по­мина­ния до луч­ших вре­мен и на­конец зас­нуть. Пос­леднее, что я ви­дела — фи­гура эль­фа, вы­тянув­ше­гося в струн­ку и, ка­залось, все­го прев­ра­тив­ше­гося в слух.

      Я прос­ну­лась от стран­но­го ощу­щения, от­кры­вая гла­за и ра­дос­тно вы­дыхая, — зал за­ливал сол­нечный свет! Нас­то­ящий, теп­лый свет! За­ливал, ко­неч­но, слиш­ком силь­но ска­зано: сла­бые лу­чи ед­ва про­ника­ли сквозь тол­щу го­ры, но на­доб­ности за­жигать по­сох у Гэн­даль­фа не бы­ло. Он объ­явил, что к ве­черу мы уже вы­берем­ся на­ружу. Это бе­зум­но ра­дова­ло — не хо­телось про­вес­ти еще од­ну ночь в под­зе­мелье. Мы пос­пе­шили соб­рать­ся и по­кинуть зал. Ид­ти ста­ло ве­селее, мы ог­ля­дыва­лись, ком­менти­руя то, что мог­ли раз­гля­деть. Впе­реди по­каза­лась ком­на­та, яр­ко ос­ве­щен­ная сол­нцем. Ко­неч­но, мы не смог­ли прой­ти ми­мо. Тол­стый слой пы­ли ук­ры­вал пол, под но­гами что-то хрус­те­ло и пе­река­тыва­лось. Свет лил­ся из шах­ты, нак­лонно про­руб­ленной в сте­не, в ней мож­но бы­ло раз­гля­деть лос­кут го­лубо­го не­ба. Столб све­та па­дал на пли­ту, ока­зав­шу­юся над­гро­би­ем Ба­лина. Мы ти­хо по­дош­ли и ста­ли вок­руг, Гим­ли мол­ча опус­тил ка­пюшон на ли­цо.

      Пос­корбев нес­коль­ко ми­нут, мы ти­хо ра­зош­лись по ком­на­те, на­конец раз­гля­дывая ее всю. Вдоль стен сто­яли сун­ду­ки, око­ван­ные же­лезом, сей­час от­кры­тые и ра­зорен­ные. В од­ном из уг­лов наш­лась еще од­на дверь, ря­дом ле­жало мно­жес­тво кос­тей. Я с ужа­сом смот­ре­ла на че­репа и об­ломки кос­тей, еще кое-где скры­тые ме­тал­лом дос­пе­хов. Сте­ны бы­ли в за­зуб­ри­нах, буд­то по ним би­ли то­пора­ми. Гэн­дальф на­шел кни­гу на­рода Ба­лина и те­перь изу­чал ее, чи­тая об­рывки.

       — Ну че­го вы все за­мер­ли! — Же­неч­ка не­тер­пе­ливо пры­гала вок­руг нас, поп­равляя спол­за­ющий кол­чан. — Они при­дут сю­да, нам на­до ухо­дить!

       — «Они идут...» — Гэн­дальф ос­то­рож­но зак­рыл кни­гу, про­читав пос­леднюю за­пись. — На этом все об­ры­ва­ет­ся.

       — «Нам не выб­рать­ся...» — пов­то­рил Гим­ли од­ну из фраз, про­читан­ных ма­гом. — На­вер­но, ког­да мы по­дош­ли к во­ротам Мо­рии, озе­ро от­сту­пило, а страж спал да­леко. Нам по­вез­ло, что мы прош­ли.

       — До во­рот уже сов­сем близ­ко, нам на­до спус­кать­ся вниз. Мы на двад­ца­том уров­не, а во­рота на пер­вом. На­до спе­шить.

       — Не­уже­ли, вы все-та­ки соб­ра­лись! — вос­клик­ну­ла Же­неч­ка, мет­нувшись к две­ри. Но ей приш­лось от­прыг­нуть от нее, так как в глу­бине раз­да­лось звуч­ное «ррок!» и по­каза­лось, буд­то вздрог­нул ка­мень вок­руг. Раз­да­лись зву­ки ро­гов, кри­ки и то­пот. «Ррок-ррок!» - буд­то вся Мо­рия прев­ра­тилась в один боль­шой бь­ющий ба­рабан. Его звук от­да­вал­ся эхом в гру­ди, зас­тавляя сер­дце за­бить­ся быс­трее.

       — Они идут! — вос­клик­нул Ле­голас, бро­са­ясь к две­ри и зак­ры­вая ее.

       — Нам не выб­рать­ся! — поб­леднев, ска­зал Гим­ли. Гля­дя на гно­ма, я по­чувс­тво­вала, как у ме­ня за­соса­ло под ло­жеч­кой. Там, под от­кры­тым не­бом, с вар­га­ми все ка­залось про­ще. Бы­ло страш­но, но не так, как сей­час.

       — Это ло­вуш­ка! — Гэн­дальф до­сад­ли­во стук­нул по­сохом по по­лу. — Нас заг­на­ли сю­да, как до это­го заг­на­ли этих гно­мов! Но те­перь здесь я, а зна­чит, мы вы­берем­ся! Зак­линь­те две­ри и не сни­май­те ко­томок!

      За дверью зве­нело же­лезо, раз­да­вал­ся то­пот ног, хрип­лые вык­ри­ки и звон ро­гов. Ле­голас и Бо­ромир по­дош­ли к две­ри, прис­лу­шива­ясь. Отод­ви­нув их, Гэн­дальф пе­рех­ва­тил по­сох по­удоб­нее и гром­ко спро­сил:

       — Кто сме­ет тре­вожить по­кой Ба­лина, Го­суда­ря Мо­рии? — в от­вет раз­да­лись хо­хот и улю­люканье. Маг при­от­крыл дверь, и сто­ящих за ней ос­ле­пила яр­кая вспыш­ка. Гэн­дальф быс­тро за­сунул по­сох на­зад и ед­ва ус­пел зак­рыть дверь — в де­рево вон­зи­лось нес­коль­ко стрел. — Там чер­ные мор­дор­ские уру­ки, злоб­ные и боль­шие. И еще пе­щер­ный тролль, а мо­жет, и не один. Этим пу­тем нам не уй­ти.

       — Здесь по­ка ти­хо, — Ара­горн сто­ял у про­тиво­полож­ной две­ри, чут­ко вслу­шива­ясь. — При­дет­ся ухо­дить здесь, но на­до за­дер­жать ор­ков, ина­че нам не уй­ти.

       — Они на­дол­го за­пом­нят Зал Ма­зар­бул! — Гим­ли вски­нул се­киру, ста­новясь пе­ред над­гро­би­ем. За дверью по­вис­ла ти­шина. Нер­вы бы­ли на­тяну­ты до пре­дела. Я креп­че стис­ну­ла ру­ко­яти сво­их кин­жа­лов, по­обе­щав, что все-та­ки нач­ну серь­ез­нее от­но­сит­ся к уро­кам са­мо­обо­роны, ес­ли вы­берем­ся от­сю­да жи­выми. Тя­желые ша­ги про­реза­ли ти­шину, и дверь ух­ну­ла, про­пус­кая внутрь ог­ромную ру­ку бо­лотис­то­го цве­та. Вот про­лез­ла но­га, и Бо­ромир с кри­ком на­летел на трол­ля, на­от­машь ру­бя его ру­ку ме­чом. Меч от­ско­чил, а на лез­вии по­яви­лась за­зуб­ри­на. Вне­зап­но впе­ред выр­вался Фро­до и с кри­ком «За Шир!» вот­кнул свой меч в но­гу чу­дови­ща. Тролль за­выл и дер­нулся, ед­ва не по­тянув за со­бой хоб­би­та. Фро­до от­ско­чил, ус­пев выр­вать меч, дверь дрог­ну­ла и рас­пахну­лась, впус­кая внутрь ор­ков.

      «Твою ж мать!» — я с ужа­сом смот­ре­ла на приб­ли­жа­юще­еся чу­дище, с жел­тых клы­ков ко­торо­го ка­пала слю­на. Он за­мах­нулся кри­вым ята­ганом, не ви­дя во мне со­пер­ни­ка. В об­щем, так оно и бы­ло: ра­зум оце­пенел, ос­тавляя те­лу пос­ту­пать так, как ему заб­ла­горас­су­дит­ся. Те­ло ме­ня уди­вило — оно дер­ну­лось в сто­рону, пус­кая удар ор­ка по ка­сатель­ной, и вот­кну­ло кин­жал ему в под­мышку. Изум­ле­ние мель­кну­ло в гла­зах ор­ка, на­чинав­ше­го за­вали­вать­ся на бок. Я из­ви­ня­юще по­жала пле­чами — са­ма не по­няла, как это слу­чилось. Ру­ка, про­дол­жавшая жить сво­ей жизнью, рез­ко уш­ла впра­во, рас­по­ров жи­вот еще од­но­му на­падав­ше­му. Я ог­ля­нулась и с виз­гом пыр­ну­ла в ли­цо треть­его ор­ка, ос­тавляя в его глаз­ни­це свой кин­жал и брез­гли­во одер­ги­вая ру­ку. Бой вок­руг ме­ня уже за­кон­чился, ор­ки бы­ли смя­ты Братс­твом, не ожи­дая та­кого ярос­тно­го соп­ро­тив­ле­ния. Я встрях­ну­лась, все еще не­веря­ще гля­дя на по­вер­женных мною вра­гов.

       — Это ты их уби­ла? — по­дошед­ший Ле­голас дер­жал в ру­ках стре­лы: свои и орочьи, он со­бирал их.

       — Ка­жет­ся, да, — я под­ня­ла оша­рашен­ный взгляд на эль­фа. — Толь­ко не спра­шивай, как.

      Ле­голас бро­сил на ме­ня дол­гий за­дум­чи­вый взгляд и ото­шел, про­дол­жив свое за­нятие. Я под­тя­нула ко­том­ку за пле­чом, нак­ло­ня­ясь и рыв­ком вы­дер­ги­вая кин­жал из гла­за ор­ка. Про­тив­ная слизь, в ко­торой он был вы­мазан, хлюп­ну­ла на пол. Я сглот­ну­ла под­сту­пив­ший ко­мок и вы­тер­ла лез­вие об одеж­ду ор­ка. Сэм во­инс­твен­но блес­тел гла­зами, от­ти­рая кровь со ще­ки, — его слег­ка за­дел уби­тый им пос­ле орк.

       — Ухо­дим, по­ка тролль не вер­нулся! — Гэн­дальф то­ропил нас, стоя в две­рях. В этот мо­мент в зал вор­вался ог­ромный орк в коль­чу­ге и шле­ме, дер­жа на­пере­вес копье. Он раз­ру­бил щит Бо­роми­ра, лег­ко увер­нулся от уда­ра Ара­гор­на и, вор­вавшись в наш от­ряд, приг­воздил Фро­до к сте­не. Сэм с кри­ком под­ле­тел к не­му, пе­реру­бая древ­ко копья. Орк от­ки­нул об­ло­мок и схва­тил­ся за ята­ган, ког­да Ан­дирл пе­реру­бил его шлем по­полам.

       — Ухо­дим! — Гэн­дальф под­го­нял, вы­тал­ки­вая из за­ла. Ара­горн под­хва­тил Фро­до, и мы пос­пе­шили вы­бежать, зак­ры­вая дверь и зак­ли­нивая ее об­ломка­ми ору­жия, ва­ляв­ше­гося под но­гами. По­ка Фро­до вста­вал под изум­ленным взгля­дом Ара­гор­на, я на­конец смог­ла стрях­нуть с се­бя ох­ва­тив­шее оце­пене­ние, удив­ленно раз­гля­дывая свои ру­ки. Нет, я, ко­неч­но, слы­шала ис­то­рии, ког­да в от­ча­ян­ных си­ту­аци­ях вдруг лю­ди ощу­ща­ют не­быва­лый подъ­ем сил. Те­перь я убе­дилась, что это прав­да. Свер­ху грох­ну­ло, Гэн­дальф ку­барем ска­тил­ся к нам с лес­тни­цы, быс­тро под­нялся и от­ряхнул­ся.

       — По­ка бу­дем ид­ти в тем­но­те. Я сде­лал все, что мог, но да­же ме­ня ед­ва не раз­да­вило. Гим­ли, иди впе­ред, нам нель­зя ос­та­нав­ли­вать­ся.

      Мы шли в пол­ной тем­но­те, чут­ко прис­лу­шива­ясь. Вок­руг бы­ло ти­хо, ба­рабан гре­мел где-то вни­зу. Ста­нови­лось жар­ко, пот гра­дом ка­тил­ся по ли­цу, зас­ти­лая гла­за. Пе­ред оче­ред­ным по­воро­том Гэн­дальф ос­та­новил­ся, тя­жело ды­ша. Сей­час он боль­ше все­го был по­хож на обыч­но­го ста­рика, а не на мо­гущес­твен­но­го ма­га.
      
       — Да­же ес­ли все ор­ки Мо­рии го­нят­ся сей­час за на­ми, мне на­до от­дохнуть, — он тя­жело ды­шал, опи­ра­ясь на по­сох, - там, на­вер­ху, за дверью был кто-то нам­но­го силь­нее ор­ков. Ког­да он по­явил­ся, да­же они ис­пу­гались. Я пы­тал­ся зак­рыть дверь, но с той сто­роны заз­ву­чал та­кой на­говор, что ме­ня чуть не ра­зор­ва­ло! Тог­да я поп­росту об­ру­шил свод го­ры на всех, кто был в За­ле. Бо­юсь, мо­гилу Ба­лина те­перь не отыс­кать.

      Мы вновь по­бежа­ли, от­ме­чая, что ста­новит­ся свет­лее. Впе­реди по­каза­лось крас­ное за­рево, и мы ос­та­нови­лись. Гэн­дальф про­шел впе­ред и скрыл­ся за по­воро­том. Вер­нулся он че­рез па­ру ми­нут, тя­жело гля­дя на нас.

       — Я по­нял, где мы на­ходим­ся. Это вто­рой уро­вень, ос­та­лось сов­сем нем­но­го. На­до прой­ти че­рез мост, по­том по лес­тни­це на­верх и на­ружу че­рез Пер­вый зал.

      Мы выш­ли, пот­ря­сен­но под­ни­мая го­ловы вверх. Это был са­мый ог­ромный зал из всех, что я ког­да-ли­бо ви­дела. Вы­сокие чер­ные ко­лон­ны в ви­де де­ревь­ев ухо­дили вдаль дву­мя ря­дами. Спо­лохи ог­ня пля­сали на них — зал пе­ресе­кала ог­ромная тре­щина, и пла­мя вы­рыва­лось от­ту­да.

       — Это бы­ла ло­вуш­ка для нас, — Гэн­дальф ука­зал на раз­лом, — прой­ди мы ос­новной до­рогой, и этот раз­лом ос­та­новил бы нас. Те­перь она ог­ражда­ет от ор­ков. На­до сде­лать пос­ледний ры­вок, впе­ред!

       — Они нас не жда­ли! — за­хохо­тал Бо­ромир, ус­трем­ля­ясь за хоб­би­тами.

      Мы по­бежа­ли, ста­ра­ясь как мож­но ско­рее пе­ресечь зал. За пла­менем пля­сали чер­ные фи­гур­ки ор­ков — нас за­мети­ли. Зас­висте­ли стре­лы, со зво­ном уда­ря­ясь в ка­мен­ный пол. Впе­реди по­казал­ся мост, уз­кий, вы­сокий, ар­кой рас­ки­нув­ший­ся че­рез боль­шую глу­бокую про­пасть. Ге­ни­аль­ная за­дум­ка древ­них ар­хи­тек­то­ров — в слу­чае на­паде­ния мост лег­ко мож­но бы­ло об­ру­шить, ос­тавляя вра­гов вне стен древ­не­го царс­тва. Мы ос­та­нови­лись у про­лета, ог­ля­дыва­ясь на­зад, — там ор­ки уже ки­дали ка­мен­ные пли­ты, пе­реби­ра­ясь на дру­гой бе­рег. Ле­голас на­тянул стре­лу, при­цели­ва­ясь, но та вы­пала у не­го из рук, а эльф да­же не за­метил. Там, в глу­бине за­ла зак­лу­билась ть­ма, а огонь ус­лужли­во мет­нулся навс­тре­чу шед­ше­му, об­ли­зывая его но­ги. Вы­сокая фи­гура лег­ко пе­реп­рыгну­ла че­рез про­вал, рас­прав­ляя ог­ромные крылья.

       — О-е! — вы­соким го­лосом зак­ри­чал Ле­голас, опус­кая лук. — Это Бар­лог! Бар­лог при­шел!

       — По­гибель Да­рина, — про­сипел Гим­ли, опус­кая то­пор и зак­ры­вая ли­цо ру­ками.

      Шлейф ть­мы тя­нул­ся за де­моном, бич был за­жат в од­ной ру­ке, а ог­ненный меч в дру­гой. На нас пах­ну­ло жа­ром, та­ким нес­терпи­мым, что ста­ло не­воз­можно ды­шать. Я при­жала ла­донь ко рту, с ужа­сом гля­дя на ус­та­лого Гэн­даль­фа. Вне­зап­но по за­лу раз­лился чис­тый звук, на миг ра­зог­нав жар, по­ве­яв прох­ла­дой гор, — Бо­ромир прот­ру­бил в свой рог. Ор­ки при­сели на миг, да­же де­мон по­мед­лил мгно­вение.

       — Бе­гите за мост! — Гэн­дальф вы­тащил из но­жен меч, ста­новясь пе­ред про­летом. — Я за­дер­жу его!

      За­быв о том, что под на­ми сот­ни мет­ров про­пас­ти, мы ки­нулись бе­жать по уз­кой до­рож­ке. Но, ока­зав­шись на той сто­роне, зас­ты­ли, не в си­лах ид­ти даль­ше. Оди­нокая бе­лая фи­гур­ка ос­та­лась сто­ять по­сере­дине мос­та.

       — Ты не прой­дешь! — мо­гучий го­лос ма­га раз­лился по за­лу, зас­тавляя ор­ков за­мол­чать. Я мо­лилась, вспо­миная дав­но за­бытые сло­ва мо­литв, не чувс­твуя, как сле­зы те­кут по ли­цу. Мо­лилась, что­бы то, что дол­жно про­изой­ти, не слу­чилось. Пусть он ос­та­нет­ся жи­вым сей­час! Прос­то пусть бе­жит к нам, а Бар­лог… Да к Бар­ло­гу это­го де­мона! Сле­пящий свет раз­ло­мил мост над­вое, и я за­мер­ла в на­деж­де, пов­то­ряя про се­бя: «Иди, толь­ко иди, не стой! Ну же!». Но бич не­умо­лимо вспых­нул во ть­ме, зах­лесты­вая но­гу Гэн­даль­фа и ув­ле­кая за со­бой. Его «Бе­гите!» еще зву­чало в го­лове, а мы уже спе­шили из Мо­рии на­ружу.

      Сол­нечный свет сле­пил гла­за, яр­ко-си­нее не­бо рас­ки­нулось над го­ловой. Пос­ле под­зе­мелья крас­ки ка­зались осо­бен­но соч­ны­ми, та­кими жи­выми. Мы по­вер­ну­лись к во­ротам Мо­рии, не в си­лах сдер­жать слез. Пос­леднее «ррок!» до­нес­лось из глу­бин, и Мо­рия за­тих­ла...



Галина Милоградская

Отредактировано: 20.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться