Попаданки на завтрак не остаются

Глава 14. О возрасте и предпочтениях


      Бро­сив пос­ледний взгляд на Мо­рию, я пос­мотре­ла на дру­зей. М-да, ви­док у нас сей­час тот еще: чер­ные от пы­ли и ко­поти ли­ца с бе­лыми по­тека­ми от слез да го­рящие гла­за — ни дать, ни взять — шах­те­ры пос­ле сме­ны. Я под­ня­лась с кам­ня, на ко­тором си­дела, и ти­хо ох­ну­ла от бо­ли, вне­зап­но прон­зившей пра­вый бок. При­ложив к не­му ру­ку, я по­чувс­тво­вала что-то лип­кое. Пол­ная дур­ных пред­чувс­твий, я ос­то­рож­но от­ня­ла ру­ку от бо­ка — так и есть, это кровь! Ос­то­рож­но, ста­ра­ясь не прив­ле­кать вни­мания сво­их спут­ни­ков, я ощу­пала се­бя, пы­та­ясь по­нять, с чем свя­зано ра­нение. Ни­каких стрел ниг­де не тор­ча­ло, да и са­ма ра­на на ощупь ока­залась не бо­лее чем ца­рапи­ной. Ви­дать, за­цепи­ло, ког­да бе­жали к мос­ту. Го­рящий зал сно­ва воз­ник пе­ред гла­зами, зас­тавляя су­дорож­но вздох­нуть, — сей­час Гэн­дальф ле­тел ту­да, в глу­бочай­шую гор­ную впа­дину, сго­рая в пла­мени древ­не­го де­мона…

       — Нам по­ра ухо­дить, — Ара­горн по­мог под­нять­ся Пип­пи­ну, оки­дывая всех тя­желым взгля­дом, — сей­час пол­день, до за­ката ор­ки не вы­сунут­ся. Сто­ит уй­ти как мож­но даль­ше от во­рот.

      Мы пос­мотре­ли впе­ред, на уз­кую гор­ную до­лину, что рас­ки­нулась пе­ред на­ми. С юга, ку­да поз­во­лял про­ник­нуть взор, тя­нулись гор­ные хреб­ты. Три вер­ши­ны вы­деля­лись на фо­не не­ба: Ке­леб­дил, Фа­ну­идол и Ка­рад­рас. Ущелье пе­ресе­кала шум­ная гор­ная ре­ка, ис­крясь во­допа­дами. Яр­кое сол­нце ос­ве­щало ее; в не­бе, не­види­мый нам, ле­тал орел — его прон­зи­тель­ный крик до­носил­ся до нас, па­дая с вы­соты.

       — Мы дол­жны бы­ли спус­тить­ся там, вдоль ре­ки, — вздох­нул Ара­горн. — Я пре­дуп­реждал те­бя, Гэн­дальф, — чуть слыш­но про­из­нес он, об­ра­ща­ясь к Мо­рии. - И ока­зал­ся прав. Но от это­го мне не лег­че...

      На вос­то­ке го­ры вне­зап­но об­ры­вались, даль­ше смут­но си­нели не­ведо­мые зем­ли. Не­пода­леку, мет­рах в пя­тис­тах, ле­жало озе­ро в фор­ме на­конеч­ни­ка копья. Ров­ную и глад­кую по­вер­хность не на­руша­ла рябь. Но ес­ли озе­ро у вхо­да в Мо­рию выг­ля­дело мут­ным, а во­да в нем ка­залась от­равлен­ной, то от это­го ве­яло ве­личи­ем и по­ко­ем, ес­ли мож­но так ска­зать про во­до­ем.

       — Там дрем­лет наш ле­ген­дарный Ке­лед За­рам, — пе­чаль­но про­из­нес Гим­ли. — «Да воз­ра­ду­ет­ся твое сер­дце, ког­да ты уви­дишь его…» Сколь­ко до­рог я те­перь прой­ду, преж­де чем оно сно­ва воз­ра­ду­ет­ся?

       - Я, воз­можно, не силь­но те­бя уте­шу, — я ти­хо по­дош­ла к гно­му, - но я уве­рена, нас­ту­пит то вре­мя, ког­да ты боль­ше не бу­дешь ис­пы­тывать этой бо­ли... — я по­ложи­ла ру­ку ему на пле­чо, ос­то­рож­но сжав.

       — Ты же зна­ешь, что Гэн­дальф жив, — про­шеп­та­ла Же­неч­ка, ког­да мы на­чали спус­кать­ся вниз, — к че­му де­лать вид, что те­бе так же тя­жело, как и им? Да­вай рас­ска­жем все, как есть!

       — Я те­бе рас­ска­жу! — я зло пос­мотре­ла на де­вуш­ку. — Да­же то, что мы идем с Братс­твом, мо­жет все из­ме­нить, что слу­чит­ся, рас­ска­жи ты им все?

       - Ой, да все нор­маль­но бу­дет, — от­махну­лась Же­неч­ка, — Бо­ромир вы­живет, Хал­дир вы­живет и… и…

       — А даль­ше что?! — я с ин­те­ресом пос­мотре­ла на нее. — Что бу­дет даль­ше? Ес­ли все Братс­тво пой­дет с Фро­до, они не спа­сут Те­оде­на, Ро­хан, а зна­чит, и Гон­дор. А ес­ли Фро­до пой­дет с Братс­твом, во­об­ще не­из­вес­тно, что бу­дет. И, кста­ти, Хал­дир во­об­ще уми­рать по­ка не со­бира­ет­ся, зря ты его хо­ронить ре­шила. Хо­тя ес­ли ты по­явишь­ся, все мо­жет быть…

      Я пос­пе­шила впе­ред, пы­та­ясь не об­ра­щать вни­мания на тя­нущую боль в бо­ку. Мы выш­ли на ос­татки ши­рокой мо­щеной до­роги, ра­ду­ясь воз­можнос­ти хоть нем­но­го прой­тись по ров­ной зем­ле. По бо­кам от нее сох­ра­нились ос­татки зда­ний, все это очень по­ходи­ло на тот тракт, по ко­торо­му мы шли к Мо­рии. Вот толь­ко ру­ны здесь бы­ли дру­гие, гномьи. Гим­ли и Фро­до уш­ли пос­мотреть озе­ро, мы же по­ка при­сели, поль­зу­ясь лю­бой ми­нутой, что­бы пе­редох­нуть.

       — Ев­ге­ни­ель, что с тво­им гла­зом? — Ле­голас ос­то­рож­но обо­шел Же­неч­ку, раз­гля­дывая ее ли­цо. Бо­ромир за­ин­те­ресо­ван­но по­дошел поб­ли­же и да­же чуть при­сел. Я прис­мотре­лась пов­ни­матель­нее и, не удер­жавшись, прыс­ну­ла со сме­ху, хва­та­ясь за боль­ной бок.

       — У те­бя ус от­кле­ил­ся! — про­гово­рила я на­конец сквозь смех. Двое муж­чин не­до­умен­но ус­та­вились на ме­ня как на по­ло­ум­ную. Вид­но, по­ка мы бы­ли в Мо­рии, ши­кар­ные на­рощен­ные рес­ни­цы ти­па «нор­ка» от­кле­ились на­конец от од­но­го гла­за. Ин­те­рес­но, ко­неч­но, как они умуд­ри­лись про­дер­жать­ся все это вре­мя, по­доз­ре­ваю, что Же­неч­ка как-то их под­кле­ива­ла в Ри­вен­делле. Те­перь один глаз хвас­тался поч­ти пол­ным от­сутс­тви­ем рес­ниц, а на вто­ром уже уг­ро­жа­юще тре­пыха­лись угол­ки бы­лого ве­лико­лепия. Я как мож­но бод­рее под­ня­лась и, ос­то­рож­но взяв­шись за кон­чик, по­тяну­ла его, сни­мая. Же­неч­ка всхлип­ну­ла, зак­ры­вая глаз ру­кой. Я по­мота­ла в воз­ду­хе опа­халом, по­казы­вая его удив­ленным во­инам.

       — Что это? — на ли­це Бо­роми­ра от­ра­зилась не­быва­лая гам­ма брез­гли­вос­ти.

       — Этим юные, да и не юные то­же, де­вы мо­его ми­ра ук­ра­ша­ют се­бя, да­бы нра­вить­ся муж­чи­нам! — я по­ложи­ла рес­ни­цы ему на ла­донь. Бо­ромир пос­пе­шил вы­кинуть ос­татки рес­ниц по­даль­ше, вы­тирая ру­ку о шта­ны.

       — Ин­те­рес­но, к че­му им это? — гон­до­рец оки­нул Же­неч­ку по­доз­ри­тель­ным взгля­дом, за­тем пос­мотрел на ме­ня. — А что еще де­ла­ют де­вы, что­бы нра­вить­ся муж­чи­нам?

       - О, мой друг, мно­го че­го! — я нак­ло­нилась к уху Бо­роми­ра и про­шеп­та­ла: — Но те­бе об этом знать не­обя­затель­но. Это на­ши жен­ские сек­ре­ты.

      Ес­ли чес­тно, я дав­но по­доз­ре­вала, что Же­неч­ка но­сит пуш-ап, — мне сла­бо ве­рилось, что у шес­тнад­ца­тилет­ней очень ху­день­кой, ес­ли не ска­зать то­щей, де­вуш­ки мо­жет быть грудь ми­нимум треть­его с по­лови­ной раз­ме­ра. Об­ра­тив вни­мание на то, как вспых­ну­ла де­вуш­ка, я по­няла, что бы­ла пра­ва. Те­перь уже и Ле­голас с ин­те­ресом пос­мотрел на нее, слов­но пы­та­ясь уга­дать, в чем еще мо­жет быть под­вох. Да, се­год­ня я бы­ла очень злой, по­это­му, воз­можно, пе­ребор­щи­ла с жес­то­кими шут­ка­ми, вон сто­ит те­перь чу­до в перь­ях и сле­зы гло­та­ет. Ну ни­чего, быс­трее пой­мет, как выг­ля­деть хо­рошо, не об­ма­нывая ок­ру­жа­ющих.

      Мы сно­ва бе­жали впе­ред, на хо­ду гло­тая ос­татки во­ды и раз­ма­зывая ее по ли­цу. Пос­ле душ­ных под­зе­мелий воз­дух был слиш­ком чис­тым и хо­лод­ным. Я чувс­тво­вала, как ме­ня бь­ет оз­ноб и кру­жит­ся го­лова. Не хо­телось за­дер­жи­вать всех из-за од­ной се­бя лю­бимой, бла­го Ара­горн за­метил, что Фро­до то­же очень ус­тал, и ве­лел ос­та­нав­ли­вать­ся на при­вал. Мы дав­но уже шли вдоль ручья, пос­те­пен­но раз­ливше­гося ре­кой. Ара­горн ска­зал, что это Се­реб­рень, она впа­да­ет в Ан­ду­ин, про­легая че­рез Ло­ри­эн. Бе­рега об­ле­пили низ­ко­рос­лые пих­ты и за­рос­ли ягод, га­леч­ный пляж по­лого вхо­дил в проз­рачную во­ду.

      Про­бор­мо­тав что-то о край­ней не­об­хо­димос­ти по­мыть­ся, я поб­ре­ла вдоль бе­рега, ста­ра­ясь да­леко не от­хо­дить. Чис­тая ру­баха и шта­ны ак­ку­рат­но рас­по­ложи­лись ря­дом со сбро­шен­ным в ку­чу гряз­ным тряпь­ем, три не­дели слу­жив­шим мне одеж­дой. Во­да по­каза­лась ле­дяной, тол­па му­рашек мо­мен­таль­но про­бежа­ла от кон­чи­ков паль­цев до кор­ней во­лос, пе­рех­ва­тывая ды­хание. Но, по­нимая не­об­хо­димость ку­пания, я глу­боко вздох­ну­ла и ныр­ну­ла, мо­мен­таль­но вы­ныри­вая и хва­тая ртом воз­дух. Схва­тив при­гор­шню пес­ка со дна, я при­нялась ярос­тно се­бя скрес­ти, от­ти­рая грязь, пыль и пот, рас­ти­рая те­ло до крас­но­ты. Оку­нув го­лову, по­тер­ла ее пес­ком, по­нимая, что силь­но тут де­лу не по­можешь и без теп­лой во­ды хо­рошо не от­мо­ешь. Од­на­ко ре­зуль­тат все же был - во­лосы на­чали пос­кри­пывать, из­бавля­ясь от ль­ви­ной до­ли гря­зи. Все ку­пание за­няло не боль­ше пя­ти ми­нут. Щел­кая зу­бами, я втис­ну­лась в шта­ны и на­кину­ла на се­бя ру­баху, на­конец по­лучив воз­можность рас­смот­реть свою ра­ну. Ско­сив гла­за на бок, я по­чувс­тво­вала, как ме­ня за­мути­ло: ца­рапи­на ока­залась глу­биной поч­ти в два сан­ти­мет­ра, про­поров слой ко­жи и под­кожно­го жи­ра (ни­ког­да не ду­мала, что ска­жу это, но спа­сибо те­бе, жир!). Кровь уже пе­рес­та­ла ид­ти, по­рез сла­бо поб­лески­вал от сук­ро­вицы. На­до бы­ло чем-то его пе­ревя­зать, ведь по­ка мы до­берем­ся до эль­фов, все мо­жет стать го­раз­до ху­же. По­зади пос­лы­шались ша­ги, и я спеш­но опус­ти­ла ткань, по­вора­чива­ясь к шед­ше­му. Это ока­залась Же­неч­ка. Она с не­навистью смот­ре­ла на ме­ня, яв­но со­бира­ясь выс­ка­зать все, что обо мне ду­ма­ет.

       — Как ты мог­ла так пос­ту­пить со мной?! — де­вуш­ка пе­ресек­ла по­ляну, ос­та­нав­ли­ва­ясь пе­редо мной. — Уни­зить ме­ня пе­ред Бо­роми­ром и Ле­гола­сом?! Сна­чала я бы­ла зла, но по­том по­няла — ты прос­то мне за­виду­ешь! - Же­неч­ка упер­ла ру­ки в бо­ки и ус­та­вилась на ме­ня, про­жигая во мне взгля­дом ды­ру.

       — За­видую? — я удив­ленно пос­мотре­ла на Же­неч­ку, опус­ка­ясь, что­бы под­нять гряз­ные ве­щи. Я по­нима­ла, что это­го раз­го­вора не из­бе­жать, но при чем тут об­ви­нения в за­вис­ти?!

       — Ко­неч­но, за­виду­ешь, мо­ей кра­соте и мо­лодос­ти, то­му, что Ле­голас лю­бит ме­ня, а не те­бя! — де­вуш­ка тор­жес­тву­юще ус­та­вилась на ме­ня. - Ты ста­рая ду­ра, ни­кому не нуж­ная! — еще нем­но­го, и де­вуш­ка бы­ла го­това пе­рей­ти на визг.

       — Ста­рая?! — я воз­му­щен­но пос­мотре­ла на Же­неч­ку. Нет, вся­кая наг­лость дол­жна иметь свои пре­делы! Да я да­же ком­менти­ровать это не со­бира­юсь! Го­лова нем­но­го зак­ру­жилась, ког­да я рез­ко под­ня­лась. Раз­вернув­шись, я пош­ла к мес­ту сто­ян­ки, по­нимая, что без по­мощи Ара­гор­на мне все же не обой­тись.

       — Бе­ги-бе­ги! Ту­пая ста­руха! — го­лос Же­неч­ки раз­несся по во­де, до­летая до ла­геря.

       — Это она ко­го там ста­рухой наз­ва­ла? — Бо­ромир под­нял взгляд от ме­ча, ко­торый то­чил. — Те­бя, что ли?

      Я по­жала пле­чами, под­хо­дя к Ара­гор­ну. Он толь­ко за­кон­чил вра­чевать Фро­до и под­нял на ме­ня гла­за. Я при­села, мол­ча при­под­ни­мая край ру­бахи.

       — Что же ты сра­зу не ска­зала? — сле­допыт уко­риз­ненно по­качал го­ловой, ос­то­рож­но дот­ра­гива­ясь до кра­ев ра­ны.

       — А это что-ни­будь бы из­ме­нило? — я заж­му­рилась, чувс­твуя, как за­щипа­ло края от при­кос­но­вения теп­лой тка­ни. 

       - Ра­на, ко­неч­но, не глу­бокая, но все же не сто­ит скры­вать та­кие ве­щи, - муж­чи­на про­маки­вал ко­жу, сти­рая кровь и сук­ро­вицу. Он ос­то­рож­но стя­нул края, нак­ла­дывая зе­леную жи­жу из листь­ев на по­рез. - А ес­ли бы мы бы­ли да­леко от лю­бой по­мощи, ты бы то­же мол­ча шла с на­ми, по­ка не сва­лилась бы от вос­па­ления? А нам бы по­том приш­лось те­бя на се­бе та­щить!

      Я стыд­ли­во опус­ти­ла го­лову, приз­на­вая пра­воту ду­нада­на. Ре­шила, что не сто­ит тре­вожить, а ока­залось, ду­мала толь­ко о се­бе.

       - Прос­ти, Ара­горн, - я под­ня­ла гла­за, встре­ча­ясь с по­нима­ющим взгля­дом. - Я дей­стви­тель­но ду­мала, что так бу­дет луч­ше, но, вы­ходит, оши­балась.

       - Я по­нимаю твое же­лание не быть обу­зой, - во­ин ос­то­рож­но по­ложил ла­донь на мои паль­цы, те­ребя­щие край тка­ни на ко­ленях. - Но я так же хо­чу, что­бы ты пом­ни­ла, что не од­на, а ря­дом друзья, го­товые по­мочь и под­держать. - Он так пос­мотрел на ме­ня, что я сра­зу по­няла - сле­допыт зна­ет про мои слез­ли­вые ис­те­рики по до­му, в ко­торые я иног­да впа­дала, ког­да ду­мала, что ник­то не ви­дит.

       - Спа­сибо, - я с тру­дом прог­ло­тила сто­ящий ком в гор­ле. Ара­горн на­ложил по­вяз­ку, и я бла­годар­но кив­ну­ла ему, при­сажи­ва­ясь на по­вален­ный ствол де­рева. Я всег­да нем­но­го ро­бела пе­ред этим муж­чи­ной, приз­на­вая его опыт и си­лу. Он ка­зал­ся та­ким муд­рым и ус­та­лым, что да­же шу­тить на лю­бые те­мы с ним не очень по­луча­лось. Вот Бо­ромир - дру­гое де­ло.

       — Так сколь­ко же те­бе лет? — гон­до­рец с лю­бопытс­твом под­сел поб­ли­же, про­тяги­вая мис­ку с пох­лебкой. Я пос­пешно су­нула лож­ку в рот, ра­ду­ясь то­му, что на­конец по­яви­лась го­рячая еда. Это был вто­рой или тре­тий раз за весь по­ход, ког­да мы раз­во­дили кос­тер, что­бы нор­маль­но по­есть, так что оче­редь про­яв­лять свои ку­линар­ные та­лан­ты до ме­ня по­ка не дош­ла. Се­год­ня го­товил Гим­ли, точ­нее, ра­зог­ре­вал ос­татки су­хого мя­са со смор­щенной кар­тошкой, за­валяв­шей­ся в меш­ке у Сэ­ма. Ес­ли бы не Ло­ри­эн под бо­ком, вско­ре приш­лось бы вы­ходить на охо­ту.

       — Шри­шать два, — я все-та­ки обож­глась и те­перь ос­то­рож­но ду­ла на лож­ку. Бо­ромир прис­вис­тнул, гля­дя на ме­ня вни­матель­нее.

       — Мно­гова­то для не­замуж­ней де­вы, — он ос­мотрел ме­ня. — Будь ты по­пыш­нее, — во­ин слег­ка ущип­нул ме­ня за бед­ро, — я бы на те­бе, мо­жет, и же­нил­ся.

       — Не же­нил­ся бы, — я улыб­ну­лась, — ро­дом для те­бя не выш­ла. 

       — Мо­жет, и не же­нил­ся бы, — лег­ко сог­ла­сил­ся во­ин, — но на се­нова­ле бы не раз по­валя­лись, это точ­но! - он оба­ятель­но улыб­нулся и под­мигнул. - А сколь­ко же тог­да Ев­ге­ни­еэль?

       — Шес­тнад­цать, — из ни­от­ку­да воз­ник Ле­голас, при­сажи­ва­ясь с дру­гой сто­роны от ме­ня. — Слиш­ком ма­ло для то­го, что­бы так вес­ти се­бя со стар­ши­ми. — Эльф под­жал гу­бы, не­одоб­ри­тель­но гля­дя на толь­ко что по­явив­шу­юся де­вуш­ку. Она де­монс­тра­тив­но отош­ла на дру­гой ко­нец по­ляны, при­сажи­ва­ясь ря­дом с Фро­до.

       — В са­мый раз, что­бы же­нить­ся! — жиз­не­радос­тно зак­лю­чил Бо­ромир. — Вот толь­ко она сов­сем для ме­ня то­щая!

       — Я с то­бой сог­ла­сен пол­ностью, — под­клю­чил­ся Гим­ли, — в де­вуш­ке все дол­жно быть прек­расно — и грудь, и бед­ра… — гном по­казал на се­бе, как имен­но все дол­жно выг­ля­деть на его иде­але.

       — Ха-ха-ха, мас­тер гном зна­ет толк в жен­ской кра­соте! — за­хохо­тал Бо­ромир, хло­пая се­бя по ко­леням.

       - Я, ес­ли чес­тно, то­же пыш­нень­ких люб­лю, — сму­щен­но про­гово­рил Сэм.

       — И мы! — хо­ром от­ве­тили Мер­ри и Пип­пин. Ара­горн про­мол­чал, вспо­миная свою лю­бимую, а Фро­до прос­то ти­хо дре­мал, за­вер­нувшись в плащ.

      Сол­нце кло­нилось к за­кату, ког­да впе­реди воз­никла се­рая сте­на. Из­да­лека бы­ло не ра­зоб­рать, что это, но Ара­горн и Ле­голас за­мет­но обод­ри­лись.

       — Это Лот­ло­ри­эн! — гла­за эль­фа за­ис­кри­лись. — В пес­нях мо­его на­рода мно­го го­ворит­ся о не­увя­да­ющих ле­сах! Как бы воз­ра­дова­лось мое сер­дце, при­ди мы сю­да вес­ной!

       — Мое воз­ра­ду­ет­ся и зи­мой, — от­ве­тил Ара­горн, ус­ко­ря­ясь. Вско­ре ог­ромные де­ревья уже зак­ры­вали не­бос­вод от нас; в звез­дном све­те се­рые ство­лы та­инс­твен­но мер­ца­ли. Се­реб­рень ныр­ну­ла сле­дом, приг­ла­шая ид­ти за со­бой.

       — Эль­фы жи­вут даль­ше, в глу­бине, — сле­допыт ука­зал на лес, — но се­год­ня мы боль­ше не пой­дем, за­ночу­ем здесь. На­де­юсь, ча­ры бла­гос­ло­вен­но­го на­рода убе­регут нас от на­пас­ти.

      Мы прош­ли еще нем­но­го, навс­тре­чу сбе­гала еще од­на реч­ка, звон­кая и иг­ри­вая, пол­ная нег­лу­боких во­дово­ротов. Зо­лотые листья кру­жились в ней, по­хожие на ред­ких ры­бок.

       — Это Ним­ро­дель, — с не­быва­лой неж­ностью в го­лосе про­гово­рил Ле­голас. — В Су­меречье по­ют пес­ни о ней. Да­вай­те пе­рей­дем ре­ку вброд, воз­можно, она по­может нам на вре­мя за­быть свою скорбь и смыть ус­та­лость.

      Мы с го­тов­ностью ра­зулись, вхо­дя в хо­лод­ную во­ду. Стран­но, но она не ка­залась ле­дяной, мяг­ко об­во­лаки­вая, неж­но плес­ка­ясь вок­руг ступ­ней. Я ос­то­рож­но шла по глад­ким кам­ням, чувс­твуя, как ухо­дит ма­лей­шая боль и ста­новит­ся лег­че ды­шать. На дру­гом бе­регу мы рас­по­ложи­лись на при­вал, и Ле­голас пел нам чу­дес­ную пес­ню. Ка­залось, что лес вок­руг за­тих и прис­лу­шива­ет­ся к нам, под­пе­вая.

       — Это прек­расная пес­ня и пе­чаль­ная, ибо рас­ска­зыва­ет о том, как Зло про­буди­лось в го­рах и мно­гие эль­фы из на­рода Ним­ро­дели уш­ли за мо­ре. Но она заб­лу­дилась в го­рах и не ус­пе­ла по­пасть на ко­рабль, где ждал ее воз­люблен­ный Ам­рот. Го­ворят, по вес­не зву­чит го­лос Ним­ро­дели и тог­да мож­но ус­лы­шать, как ей от­ве­ча­ет Ам­рот, — Ле­голас вздох­нул, об­во­дя взгля­дом бе­рега ре­ки. — Она жи­ла здесь, на бе­регу ре­ки, на де­реве, как это при­нято у ло­ри­эн­ских эль­фов, их да­же на­зыва­ют Га­лад­рим, Дре­вес­ный На­род. Ду­маю, там, даль­ше, мы обя­затель­но встре­тим до­ма-на-де­ревь­ях. Дре­вес­ный На­род не за­рыва­ет­ся под зем­лю, как гно­мы, и ра­нее не стро­ил ук­репле­ний, по­ка не приш­ла Тень.

       — И я прек­расно их по­нимаю, — про­вор­чал Гим­ли, вы­рази­тель­но гля­дя на до­рогу, по ко­торой мы приш­ли. — Это нам­но­го бе­зопас­нее, чем спать на зем­ле.

       — Я сог­ла­сен с то­бой, друг, — Ара­горн под­нялся, — нам сто­ит уй­ти с до­роги по­даль­ше. Хо­тя рань­ше ор­ки не ос­ме­лива­лись по­яв­лять­ся на гра­ницах Зо­лото­го Ле­са, но кто зна­ет, как из­ме­нил­ся мир вок­руг.

      От­ряд уг­лу­бил­ся в лес, де­ревья ста­ли по­падать­ся боль­шие, не­кото­рые в нес­коль­ко об­хва­тов. В тем­но­те мел­лирн ма­ло чем от­ли­чались от обыч­ных де­ревь­ев. Ду­маю, зав­тра, при сол­нечном све­те, все бу­дет ка­зать­ся дру­гим, но сей­час я ви­дела пе­ред со­бой обыч­ный ноч­ной лес. Вет­ки гус­то пе­реп­ле­тались над го­ловой. Ле­голас ре­шил про­верить, смо­жем ли мы заб­рать­ся на од­но из де­ревь­ев, и без раз­го­на под­прыг­нул на­верх, за­цепив­шись за вет­ку и рас­ка­чива­ясь, что­бы прыг­нуть даль­ше.

       — Да­ро! — Ле­голас от не­ожи­дан­ности вы­пус­тил вет­ку и мяг­ко при­зем­лился на но­ги. Свер­ху раз­дался смех и го­лоса на не­понят­ном язы­ке. На син­да­рин он поч­ти не по­ходил, но Ле­голас лег­ко от­ве­тил им, по­вора­чива­ясь к нам.

       — Это ло­ри­эн­ские эль­фы, и они дав­но уже наб­лю­да­ют за на­ми, — он с улыб­кой пос­мотрел на Сэ­ма, — и они ска­зали, что ты так пых­тишь, что в те­бя лег­ко по­пасть да­же в пол­ной тем­но­те.

      Сэм в ис­пу­ге за­жал ру­кой рот, гля­дя на­верх.

       — Мы с Фро­до под­ни­мем­ся на­верх, они пре­дуп­режде­ны о на­шем при­бытии, — с эти­ми сло­вами Ле­голас лег­ко вска­раб­кался по сла­бо мер­цавшей лес­тни­це, спу­щен­ной свер­ху. Сле­дом по­лез не­от­вязный Сэм, мы же по­ка се­ли под де­ревом, ти­хо об­суждая про­изо­шед­шее. 

      Спус­тя пол­ча­са Ле­голас вер­нулся и по­вел нас к дру­гому де­реву, рас­ска­зывая, что се­год­ня мы за­ночу­ем здесь, а зав­тра стра­жа от­ве­дет нас в го­род. Мы заб­ра­лись на­верх, ос­матри­ва­ясь. Под но­гами был креп­кий де­ревян­ный нас­тил, но ни пе­рил, ни стен вок­руг не бы­ло. Ук­ла­дыва­ясь в центр, мы пос­та­рались при­жать­ся друг к дру­гу поб­ли­же и по­оче­ред­но про­вали­лись в сон, бо­ясь к ут­ру ока­зать­ся на зем­ле. ​​



Галина Милоградская

Отредактировано: 20.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться