Попаданки на завтрак не остаются

Глава 30. Пьянству - бой!


      День нехотя вполз в комнату, заставляя открыть глаза. Некоторое время я просто лежала, тупо изучая балдахин над головой. Спустя несколько минут до меня постепенно дошло, что с моей комнатой этот балдахин не имеет ничего общего. Томимая страшными предчувствиями, я заглянула под одеяло, с ужасом осознавая, что на мне ничего нет. Переведя взгляд на пол, я обнаружила свое платье, кучкой лежавшее у кровати. «М-ма-ма! Это я что?! Это я где?!» Я попыталась осмотреться, отмечая, что подушка рядом смята. "Божечки, это с кем же меня угораздило-то?! Твою ж мать!" - я увидела корону, стоящую на тумбочке у окна…

      Я осторожно выбралась из-под одеяла, опуская ноги на пол и шаря по холодному камню в поисках туфлей. Легкое шевеление у окна заставило меня замереть, и я медленно повернула голову на это движение, молясь, чтобы это был просто ветер.

       — Как самочувствие? — в холодном голосе отчетливо проступала насмешка. Его обладатель стоял у окна, даже не повернувшись в мою сторону, но я почувствовала дикое желание втянуть голову внутрь, как черепаха. А еще лучше — стать песчинкой и раствориться в воздухе.

       — С-спасибо, — я попыталась глотнуть, но в «джунгли пришла великая сушь», и сухой глоток лишь поцарапал глотку. — Хорошо. Или..?

       — Ты спрашиваешь меня, как тебе спалось? — король все же соизволил обернуться, и я поспешно опустила глаза, пытаясь спрятаться от смеха, искрящегося в льдистом взгляде. — После того, как ты просила тебя… поцеловать, — тут он немного замешкался, видно, воспоминания о поцелуи были постыдными для Трандуила, — ты прошла к кровати, разделась, легла в постель, похлопав по подушке рядом с тобой, и заснула.

      Кажется, мое облегчение можно было потрогать рукой. Значит, у нас все-таки ничего не было! Спасибо тебе, Господи! Но как же сты-ы-ыдно! Я продолжала сидеть на кровати, отчаянно не зная, куда деть глаза, прижимая одеяло к груди и чувствуя, как кровь прилила к щекам. Трандуил медленно прошел мимо меня к двери и, взявшись за ручку, остановился.

       — Это была самая удивительная ночь в моей жизни, — мне показалось, что он прыснул от смеха, поспешно скрываясь за дверью. Я глухо застонала от злости на саму себя, хватая платье с пола и спешно натягивая его на голову, путаясь в рукавах. Кое-как натянув его, дернув вниз, чтобы расправилось, я сунула ноги в туфли и поспешила покинуть королевские покои. В коридоре было пусто: скорее всего, король велел охране следовать за ним. Еще бы, едва ли мое появление из его спальни можно было считать уместным. Я выскользнула за дверь, пытаясь определиться, в какой именно части дворца я нахожусь. Не могу сказать, что успела хорошо изучить все многочисленные коридоры и переходы, поэтому пришлось полагаться исключительно на интуицию. Нужный коридор обнаружился спустя несколько минут и пару встреченных слуг, с понимающей улыбкой опускавших глаза. Судя по тому, что участников вчерашнего пиршества пока не наблюдалось, погуляли на славу вчера все без исключения.

      Наконец очутившись в своей комнате, я глухо застонала, хватаясь за голову и сползая по стене. Я больше никогда не буду пить! Никогда, ничего и ни с кем. Это насколько можно было забыться, чтобы так вести себя перед королем эльфов?! Твою мать, он же меня голой видел! Пойду утоплюсь на хрен. Даже похмелье не желало приходить, отодвигаемое едким вкусом во рту, тошнотой в животе и мучительным чувством стыда. Мое самоуничтожение отдалил стук в дверь, который я уже не могла проигнорировать… Открыв дверь, я пропустила Женечку, сиявшую, как свежая роза.

       — А я всегда говорю — нельзя столько пить! — безапелляционно заявила девушка с порога, окидывая взглядом мою жалкую фигуру. Я вздрогнула — неужели уже знает? Но откуда?!

       — Опять с Гимли всю ночь пили? Только назад пришла? — я тихо выдохнула, про себя посмеиваясь от приступа паранойи. Молча мотнув головой, я с трудом оторвалась от пола, скрываясь за дверью купальни. Когда я вернулась, обмотанная длинным отрезом ткани, Женечка уже расположилась на моей кровати, закинув ногу на ногу и мечтательно размахивая ей в воздухе. Она грызла яблоко и пела «О боже, какой мужчина!».

       — Ты еще здесь? — я мрачно прошла к шкафу, доставая оттуда зеленое платье. Ну да, еще и в зеленое теперь одеваться, решит, что я что-то себе возомнила… Я швырнула неповинное платье внутрь, доставая серо-голубое. Ну конечно, прям как его глаза, точно решит, что подкатываю… Это платье полетело следом, а я достала коричневое, то, что привезла из Лихолесья, и тупо уставилась на него, чувствуя, как на глазах закипают злые слезы.

       — Только не говори, что тебе одеть нечего, — Женечка догрызла яблоко и выкинула объедок в окно, легко поднимаясь с кровати. — Хочешь, я тебе штаны с рубашкой притащу?

      Я молча покачала головой, запуская руки в волосы и подходя к окну. Там вовсю светило солнышко, рыжий кот медленно пересекал двор, куда-то спешили трое слуг. А я даже выйти из комнаты теперь стесняюсь. Докатилась. А почему, собственно говоря, я должна запирать себя в четырех стенах до отъезда эльфов?! Всё, что могло случиться, уже случилось, так к чему теперь переживать? Начудила, но не вешаться же из-за этого… Я подошла к шкафу, вытянула первое попавшееся платье, оказавшееся серо-голубым, и натянула на себя.

       — Знаешь, мне кажется, я влюбилась, — Женечка подошла к окну, выглядывая наружу.

       — В кого? — я принялась расчесывать мокрые волосы.

       — Ну как «в кого»? В Трандуила, конечно, в кого же еще!

       — В кого? — я даже остановилась, глядя на улыбающуюся девушку. — А как же Леголас?

       — При чем тут Леголас? — скорчила недовольную мину Женечка. — Пострадает немного и забудет меня. У него вон, Гимли есть. А Трандуил… он такой… — она мечтательно закатила глаза, — холодный, величественный, неприступный…

      Я покачала головой, мысленно жалея короля и думая о том, как ему повезло, что скоро надо будет уезжать. Может, шустрая Женечка не успеет к нему в покои проникнуть. Думаю, второй голой девицы он не вынесет… Я хмыкнула, закончив наконец возиться с волосами.

       — Он узнает меня получше и влюбится, — продолжала разглагольствовать Женечка, падая на кровать и раскидывая руки в стороны, — мы поженимся, и я рожу ему сына…

       - Ага, и дочку, — добавила я. В полку тайных поклонниц короля прибыло…



Галина Милоградская

Отредактировано: 20.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться