Попасть в сказку и не выйти замуж? Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 16

Ночь провела беспокойно. Ванюшка меня звал испуганным голосом, я бежала по огромному полю и искала сынишку, но никак не могла найти, а надо мной летал черный ворон и громко каркал, еще больше ввергая меня в уныние.

- Да, кар, Маша, - раздраженно голосил Шур. - Сколько можно тебя будить! Ты за сыном намерена отправляться или нет?

- Вот нигде мне, горемычной от тебя, вредная птица, спасу нет. И во сне меня терроризируешь и наяву, - кряхтя, выпрямляла я затекшую спину.

- А я тебе даже во сне терроризирую? – заигрывающим шепотом спросил меня ворон.

- Да, - ответила я.

- И что я делал? – не унималась вредная птица.

- Каркал! – припечатала я.

- Кто бы сомневался! – разочаровано проскрипел Щур.

Это что ж! У ворона и чувство юмора имеется? Сказка переходит в режим активного бреда! Нужно срочно исправлять положение!

- Весь вопрос в том, откуда ты знаешь значение слова «терроризм»? - подозрительно прищурилась я, уперев взгляд в черные глаза ворона.

На что птица лишь противно каркнула и, расправив свои огромные крылья, улетела прочь, не удостоив меня ответом. Ничего-ничего, я подожду…

В лагере уже бурлила активная деятельность. Все собирались в путь-дорогу. Оправившись и умывшись под зоркими взорами вредных старушек, я спешила отправиться в путь.

- Машенька, ты готова? – мои бабульки явно были в приподнятом настроении.

- Всегда готова! – по-пионерски отрапортовала я и самостоятельно залезла на злосчастную телегу. – Далеко нам до того болотца, где редкие травки растут для расколдовывания хлопчика горемычного нашего?

- Малия Фасильевна, - загундосил кривенький: - Не големычный я, плосто мне немного не повезло.

- По бабам меньше нужно шастать за огородами, и везения прибавиться, - огласила я корень проблемы.

- Кто бы говорил?! – возмущенно заступилась за внучка Яга. - Саму-то вчера от березки Любомир еле отлепил, как тебя Тихон к ней пылко припечатал!

- А это лишь яркое подтверждение моих слов, - вдохновенно голосила я. - Вы только приглядитесь к  лицам Тихона и Любомира, ведь без слез не взглянешь!

И, действительно, правый глаз старшего стрельца заплыл алым цветом, плавно переходя в синий. Градиент цветов был упоителен! Нос старшего конника был перебит так, что черные припухшие подглазины активно подчеркивали мужественность Любомира.

- Вот, Елисей, смотри и запоминай, как делать не нужно, - поучительно вещала я.

Мне вторили кивки бабы Яги и Янины, но как только они натолкнулись на хмурые  взгляды Тихона и Любомира, тут же потупили взоры и ушли в несознанку. Я же, преисполненная мстительности, широко улыбалась во все свои тридцать два зуба.

- Ну, что ж, если воспитательный процесс завершен, то предлагаю ехать, а то мне к Кощею по-быстрому нужно смотаться. Бледненький ждет, нехорошо старичка заставлять волноваться, вдруг сердце не выдержит. Если оно у злодея, конечно, есть, - пропела я.

На что боевое сопровождение остолбенело, бабуськи понимающе хмыкнули, Елисейка насупился, а Щур возмущенно каркнул.

- Да, да, прав, дорогой ты мой будильник, - похвалила я пернатого, - нечего рассиживаться, когда мой Ванюшка у Кощея без присмотра в плену находится.

Все наше боевое сопровождение, уже привычно, выстроилось в строгом порядке и двинулось в путь. Баба Яга традиционно возглавляла шествие.

- Машенька, что ж ты на Кощея наговариваешь! – неожиданно начала заступаться за злыдня баба Янина. - Он, конечно, не в меру коварен и беспощаден, но детей ему доверить можно безоговорочно. И покормит, и погуляет, и спать уложит.

- Главное, чтобы после кормежки и выгула детей, он их не ел, - от озвучивания собственных слов все внутри захолодело, и я, с перепугу, чуть не вывалилась из телеги, которая так неудачно подскочила на кочке.

- Тьфу, на тебя, глупая, - махнула на меня рукой пенсионерка. - Кощей человечины не ест. Он же не изверг какой-нибудь!

- А кто? – выдохнула я.

- Кощей обыкновенный! Ну, живучий не в меру! Подумаешь! – качала головой Янина. – Мы тоже тут не идеальны!

Действительно, чего это я привязалась к мужику? Живет себе спокойненько, помереть не может, от скуки чужих детей подворовывает, а я, бессовестная, придираюсь.

Так, мерно переругиваясь для поддержания оптимизма в наших рядах, мы и ехали по лесу безостановочно полдня, ровно до тех пор, пока баба Яга не встала, как вкопанная и не начала ругаться:

- Да, что б вам всем облысеть и на сварливых девках жениться!

От таких угроз окружавшие нас мужчины обреченно ссутулились, принимая свое неприглядное будущее. И они были совершенно правы, спорить с самыми могущественными колдуньями тридесятого царства было бесполезно.

- Чего у нас опять стряслось? – слегка приоткрыв глаз, спросила я.



Инга Ветреная

Отредактировано: 18.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться