Попасть в сказку и не выйти замуж? Книга 3

Глава 10

После этого оглушительного произвола меня накрыла абсолютная тишина, уши не просто заложило, их замуровало. Ну вот, если не ослепну от добродушного оскала Кощея, то оглохну от  веселого свиста Соловья. Видимо, без повреждений покинуть эту сказку мне никак не удастся. Ладно, куплю себе слуховой аппарат и буду жить долго и счастливо.

Я равнодушно смотрела на свечи. В ночи они очень ярко горели и напоминали маленькие костры. Их пламя освещало стол мягким теплым светом. Странно, почему свечи не гаснут? Мы находимся высоко над землей, примерно, на крыше пятиэтажного дома. По логике вещей, здесь должно быть холодно и ветрено, но здесь тепло, огоньки свечей горят ровно, не колышутся.

- Костя, а почему нет ветра? – ну вот и первая хорошая новость: незаметно для меня слух восстановился.

Ответом на мой вопрос послужил звук удара, идущий откуда-то сверху. Я посмотрела вверх и увидела, как тело Змея Горыныча распласталось на невидимой крыше и теперь скользит по ней вниз, норовит упасть.

- Костэк, убери защитный купол! – орал динозаврик в три горла.

Костя тут же махнул рукой, и нас накрыла какофония звуков: крики перепуганных птиц, людей, завывание ветра. Свечи на столе погасли, и стало неуютно. Я тут же замерзла, прохладная погода и сильный ветер не располагали к вечерним посиделкам на открытом воздухе. Но как только рептилия приземлилась на площадку, вокруг нас вновь образовался уютный вакуум: порывистый ветер пропал, на столе загорелись свечи. Костя, как опытный фокусник, взмахнул рукой, и в ней появилась красивая белая шаль, в которую он укутал мои озябшие плечи.

К столу подошел Горыныч и, усевшись за стол, поприветствовал меня:

- Мария, а ты еще от нас не сбежала?

- Я бы рада, да пагубные привычки не отпускают, - отшучивалась я, демонстрируя свой бокал.

 - Это которые? – в глазах Змея появился азарт, видимо, с ним никто так не шутил.

- Вино у тебя вкусное, - я сделала глоток. - Решила, что пока все не выпью, домой не вернусь.

- Ммм, так ты у нас на веки вечные решила остаться?!! – разулыбался Змей.

- Вот, зря ты в меня не веришь, я талантливая! – игриво насупилась я.

- Никто в твоих талантах не сомневается, - принялся меня успокаивать чешуйчатый. - Я просто рад, что ты с нами надолго.

- Сомневаюсь, что ты мне обрадуешься после сегодняшних новостей, - нагло улыбалась я.

- Это ж каких? – рептилия была восхитительна в своем бесстрашии.

- Слышал, что после купания в чудодейственном озере баба Янина изменилась до неузнаваемости, став молоденькой девушкой? – начала я свой рассказ.

На это горемычный лишь торжествующе улыбнулся, мол, знаю и бесконечно этому рад.

- Так вот это ее сильно опечалило, - продолжала я.

Змей насторожился.

- Ибо в ее голову вложили крамольную мысль, что ее суженному сама Янина не нужна, а нравится она ему только в виде чурки бессловесной, но привлекательной наружности, - насмехалась я.

Горыныч впал в ступор, все три головы открывали и закрывали рты, издавая невнятные звуки и глупо хлопая глазками. Наконец, средняя голова прокашлялась и начала мямлить в свое оправдание:

- Так она же сама захотела и молодой стать, и чтобы румянец, и чтобы тут прибавилась, и тут закучерявилось. Я же пожелал все, как она хотела, пришлось даже наизусть выучить, чтобы ничего не запамятовать. 

Правая голова разозлилась и пошла в наступление:

- И кто же вложил в красивую головушку моей Яниночки эти крамольные мысли?

Все три головы разгневанно зашипели.

- Я! – безрассудно рубила я правду-матку, попивая рубиновое вино, которое успело ударить мне в голову. – Все еще рад тому, что я остаюсь здесь на долгий срок?

- Уже нет, - косясь на Костю, честно ответил Змей. – Вот что вы за создания такие, женщины? Если не делаешь, так как вы хотите – вы недовольны, если делаешь, как вы хотите, вы в бешенстве!

Несчастный Горыныч уперся в правую и левую головы лапами и пригорюнился. Я наблюдала за

страданиями ближнего и попивала вкуснейшее вино.

- И как она теперь выглядит? – не сдавался несчастный динозаврик.

- Молода, свежа, румяна, неотразима, стервозна, - я кратко охарактеризовала преображение старушки.

- Янинушка, - нежно протянула зверюга, расплывшись в улыбке.

- Щгорыныч, мы щтебя по щделу щзвали, а не щглупости о щтвоей щзазнобе щлушать! – прервал романтические завывания друга Соловей. - Нам щтарелка с щголубой щкаемочной щнужна.

Змей насупился и молча достал из-под своего огромного крыла крохотную, по сравнению с ним, тарелочку и аккуратно поставил ее на стол, продолжая также нежно поскуливать.

- Зачем она вам? – полюбопытствовал бронтозаврик.

- Щмарья щхочет щполюбоваться на щвое ущтопление, - пояснил Разбойник.



Инга Ветреная

Отредактировано: 26.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться