Попасть в сказку и не выйти замуж? Книга 4

Глава 18

- Почему? – с надеждой спросила седенькая старушка.

- Если колдун решил укокошить нашего Елисея, даже ради спасения самого Кощея, - я сделала длинную театральную паузу, давая возможность своим коллегам посмотреть на открывшиеся факты с другой стороны. – Тогда он пошел на прямое нарушение личного распоряжения своего патрона -  «не трогать  Елисея»! О какой такой славе и почете советника может идти речь?

От моего вопроса бабуськи и царенок ненадолго подзависли.

- А что грозит за прямое нарушение приказа царя-батюшки? – усугубляла я.

- Смелть! – огласил однозначный ответ Елисей. – Могут быть лазличные валиации исполнения плиговола, но это детали, к сути дела не относящиеся.

От столь спокойного тона внучка, брови старших царских родственниц поползли вверх.

- Елисеюшка, помилосерднее надо быть, - прохрипела осипшим голосом баба Яга. - Иначе из тебя душегуб вырастет, и нам с Яниной придется самолично тебя упокоить. Милок, не доводи до греха!

- А этого очень не хотелось бы делать! Ты уж нас не подводи! – взмолилась юная зараза.

От такой откровенности и решительного настроя любящих его людей с лица косенького сошла краска.

- Тогда, по какой причине главный колдун идет на такие риски? – после небольшого лирического отступления баба Яга вернулась к обсуждению насущных проблем.

- Мне кажется, такое возможно исключительно из собственных интересов, - поделилась я своим мнением. – Какие будут последствия после убийства Елисея?

- Ну, как - какие? – недоумевала баба Яга. – Ждан смерти младшего сына не простит и с рук не спустит, даже самому Кощею Бессмертному. Соберет войско великое, да кличь по соседям пустит о скором походе на общего ворога. Те на Бессмертного тоже немало обид имеют! Может, кто оружием, кто деньгами, кто дружиною  царю-батюшке поможет! И пойдет Ждан Годинович войной на супостата! А чем дело кончится – это уж, как бог рассудит!

- Все верно, - согласилась я с опытной старушкой: - Война – дело непредсказуемое. Но ты нам рассказываешь вариант развития событий с точки зрения тридесятого государства, а теперь давайте рассуждать с точки зрения Кощеевых советников. Кому больше всех будет выгодно объявление войны со стороны соседа?

- Военному советнику! – чуть ли не кричал, радостный оболтус. – Он же, наконец, войско собелет и в настоящий военный поход отплавится на совелшенно законных основаниях! Будет льяно защищать свою лодину и Кощея!

- Мда, мужик явно в казарме засиделся, в бой рвется. За всю карьеру одна-единственная заварушка случилась со слабым противником. Определенно Радзимиш совсем заскучал! – недовольно пыхтела румяная вредина.

 - А если Ждан наш нападет, то ярый главнокомандующий в белом мундире с  шашкой наголо, да на боевом коне притащит блестящую, оглушительную, головокружительную, а, главное, неоспоримую победу. Одновременно вернув себе почет, уважение и былую власть, став вторым после Кощея лицом в государстве и навеки избавившись от позорного постыдного ярлыка «свадебного генерала»! – подытожила наши рассуждения ветхая интриганка.

- Неплохая версия, вполне рабочая, – одобрила я старушку под ее недовольное сопение. - Спать пора, утро вечера мудренее! – нарочито бодро проговорила я. – Елисей, благодарю за отлично выполненное задание.

Царенок засиял, услышав мою похвалу, бабульки горделиво погладили его светлую вихрастую головушку.

- Права, Машенька, на боковую пора, вороги не дремлют, нам завтра клевать носом нельзя будет, - согласилась со мной седенькая старушка.

- Елисей где ночевать будет? – уточнила я.

- Так он у нас в комнатах которую ночь спит, от греха подальше, - грустно глядя на оболтуса, проговорила Янина.

- Разумно, - одобрила я решение опытных старушек.

Откланявшись, я, тяжело вздохнув, вышла в коридор и услышала, как за моей спиной дверь заперли на запор, и судя по звуку, впечатляющих размеров.  Стоило поднять уставшие глаза, увидела стоявшего, оперевшись о стенку и сложив руки на груди, Константина, наблюдавшего за мной наряженным взглядом.

В груди кольнуло от всплывшего перед глазами дежавю. Точно так же он стоял у дверей в спальню Змея Горыныча, с единственной поправкой: тогда его глаза светились любовью и счастьем. Жаль, что счастье и любовь были великолепной актерской игрой секретаря Бессмертного.

- Решил подождать тебя и проводить до твоей спальни, - чуть нервно проговорил парень, косясь на меня. - Вдруг заблудишься?!

- Спасибо, - спокойно ответила я.

Тут он был совершенно прав, что-что, а блудиться я умею. И вдруг к моему удивлению и к изумлению кучерявого с потолка по гранитной колонне спустился вожак горгулий. Рогатенький обезьян невозмутимо втянул в лапы каменные когти и молча встал между мной и секретарем Кощея.

- Пошел прочь! – холодно приказал разозлившийся Константин.

Мой отважный охранник не двинулся с места, прикидываясь глухим, только прижал к голове каменные ушки.



Инга Ветреная

Отредактировано: 09.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться