Попробуй спрятаться

Размер шрифта: - +

5 отрывок

 

Раздражение Арсения немного улеглось, когда на четвертый день Тамара-Миранда поменяла мешковато сидящий спортивный костюм Марьи на один из купленных в райцентре – на два размера меньше. За неполные четыре дня Миранда умудрилась привести Тамару в относительно приемлемое состояние: носитель уж не шатался и не шаркал, словно паралитик. Не подволакивал ноги и не хватался за все подряд, чтоб не свалиться.

На пятый день Тамара-Миранда смогла прожевать жестковатый шашлык из придорожной таверны.

На шестой, когда Гелендваген медленно полз в пробке, образовавшейся из-за ремонта автотрассы,  п о б е ж а л а  рядом с автомобилем.

Потом, правда, весь вечер в полуобмороке провела, но ничего – очнулась и «поела» протеиновых коктейлей.

А затем случилась первая из неприятностей, предсказанных Фаиной. Из-под колес впередиидущего грузовика вырвалась шрапнелью горсть тяжелого гравия и вдребезги разнесла ветровое стекло!

Арсений выдавил остатки стекла. С горем пополам добрался до ближайшего городка, где был не чрезмерно отстойный автосервис.

Но запасных стекол для «мерседеса» G-класса там почему-то не запасали.

Хотя пообещали доставить из ближайшего города в самые кратчайшие сроки.

Три «кратчайших» дня, пока Журбин в нетерпении грыз ногти, Тамара-Миранда провела в единственном спа-салоне городка, где ее массировали, парили, скоблили…

Перенервничавший Сенька почти и не заметил, как очередной – на размер меньше – спортивный костюм стал ладненько обтягивать фигурку Томы. Как подтянулись мышцы живота.

В истекшие десять дней, Арсений, дабы не вызывать у себя лишнего раздражения, старался меньше смотреть на рыхловатую спутницу. Когда же Тамара-Миранда снова попросила позволить ей пробежку рядом с автомобилем, он крайне удивился, заметив, как притормаживают проезжающие машины и из их окон высовываются заинтересованные мужики. Посвистывают и причмокивают. Предлагают подвезти бегунью.       

Сенька немного снизил скорость, позволил Тамаре-Миранде чуть-чуть уйти вперед...

Оба-на! А где ж дрожащий студень вместо задницы?!

Там, где и следовало, подпрыгивала аккуратная, спортивная попка. Длинные стройные ножки уверенно уминали обочину дороги. Коса моталась за спиной укрощенной черной мамбой.

Журбин нагнал Тамару-Миранду и повел машину вровень, закрывая девушку от заинтересованных автомобилистов.

Помогало, впрочем, слабо, точеная фигурка, выбравшаяся из оков жирка, притягивала мужиков, как свежая коровья лепешка тучу мух!

Через пару часов, сидя в небольшом кафе на окраине транзитного города, Арсений, пожалуй впервые за последние дни, присмотрелся к лицу напротив.

Раньше он приглядывал за Тамарой-Мирандой лишь из опасения, как бы та не подавилась. Девчонка-диверсантка выглядела полусонной коровой, тупо пережевывающей корм.

Когда дела пошли живее, Сенька на нее вообще перестал смотреть, нос утыкал в тарелку.

Тамара его дико раздражала! Торчала перед глазами напоминанием обмана, заставляла переживать и снова думать: «Ну на черта ты нам сдалась?!..»

Да и Миранда, сосредоточенная на внутренних проблемах носителя, к общению не взывала. Прислушиваясь к малейшим импульсам организма, она  р а б о т а л а  до изнеможения. Вся, без остатка, отдавалась делу. Поскольку привести в боеспособность доставшееся тело - первостепенная задачей. Тамара должна стать не обузой, а помощницей.

И, кажется, становилась ею. Напротив Журбина сидела практически незнакомая девчонка. Куда-то подевались пухлые, белоснежные щечки Спящей Царевны. Загорелая кожа туго обтянула высокие изящные скулы, глаза – и без того огромные! – вылезли из жирноватых складок и превратились в истинно цыганские очи. Крепкие белые зубки терзали куриную ножку с умелостью и жадностью оголодавшей собачонки.

…Тамара-Миранда отложила обглоданную косточку, подхватила с тарелки кусочек грудки и мельком глянула на визави. Неожиданно, откинувшись на спинку стула, усмехнулась:

-  Ну слава богу! Очнулся,  м и л е н ь к и й.

-  Не понимаю… Ты о чем? – стушевался Сенька и «отвлекся» на бифштекс.

-  Да все о том же! Десять дней сидишь, как неродной… Я уж было подумала, что ты у нас на девочек не реагируешь. - Тамара-Миранда заметила, как Журбин сдвинул брови, и отбросила шутливый тон: - Да ладно, не парься. Все в порядке. Я б и сама огорчилась, если бы мне вместо прынца, рыхлую жабу подкинули. Все нормально, Сенька, прости, если обидела.

-  Проехали. Как ты себя чувствуешь? Пробилась через «стену» Томы?

Лицо девушки стало мрачным.

-  Да я и не пыталась. Других проблем навалом.

-  Понимаю. Работы хватило. Теперь попробуешь?

Тамара-Миранда задумчиво ковырнула вилкой горку спагетти, но подцепила стебелек петрушки из тарелки с салатом.

-  Не знаю, Сеня, нужно ли нам это. Сейчас я альфа, да? – Тамара-Миранда покусывала стебелек и, прищурившись, смотрела на Арсения. – И нас это устраивает. Но с чем я столкнусь, выпустив Тамару наружу? Какова будет реакция организма в целом? Если при выбросе адреналина сознание носителя устроит сбой в самый неподходящий момент, то мой носитель окажется неадекватным. Я не профессор-психиатр, Сенька, могу не справиться с «заштормившим» носителем. – Девушка-диверсантка поморщилась и отшвырнула стебелек. - Я, безусловно, способна полностью подавить интеллект Тамары! Ты знаешь, что способна. Но девушка и так больна. Я могу еще больше ей навредить, а вернуть Фаине внучку с мозгом, разнесенным вдребезги, непорядочно. Согласен? Так что предлагаю: пусть наша Тома пока  д р е м л е т. Фиг ее знает, что там у наследственных колдуний в голове намешано...        



Оксана Обухова

Отредактировано: 11.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться