Попробуй укротить меня

Размер шрифта: - +

Глава 4

 

 

– Ари! – Лизетта даже встала и протянула руки навстречу инкубу. – Какой приятный сюрприз! Не ожидала, что ты почтишь своим присутствием наше скромное собрание.

– Тётушка Лиззи! – Арсенио приблизился к леди и расцеловал её в обе щеки. – Сегодня утром я понял, что так давно вас не видел, что просто-таки обязан навестить.

Тётушка?

Лорд?!

И, если мне память не изменяет, приставка «эль» указывает на древнейшие демонические роды.

Как и приставка «де» у теней, которой в нашей семье уже давно никто не пользуется.

Арсенио отстранился, и Лизетта окинула инкуба внимательным взглядом любящей мамочки.

– Мне кажется, или ты опять подрос?

– Тётушка, в моём возрасте расти уже некуда, – ласково заверил Арсенио.

– Значит, это я к земле клонюсь, – явно покривила душой Лизетта, в свои года щеголявшая осанкой куда лучше моей, и опустилась обратно в кресло. – Ты на минуту или посидишь с нами?

– Посижу, конечно же. Леди, – инкуб отвесил поклон всем присутствующим дамам, огляделся в поисках свободного места и… сел на занятый нами диван, рядом с Рианн.

Что любопытно, бывшие сотоварищи по оргии старательно избегали смотреть друг на друга, будто были и вовсе незнакомы. Или племянничек Ари скрывал от тётушки, с кем дружил вне светских гостиных?

– Добрый день, Рианн, Тесса, – поздоровался Арсенио.

– Ты уже знаком с кузиной Рианн? – удивилась Лизетта.

– Немного.

Зато как ярко и плодотворно!

Арсенио подали чай, Лизетта возобновила беседу, гости продолжили внимать, но теперь не забывали заинтересованно поглядывать в сторону новоприбывшего. Байрон слегка помрачнел, и в движениях появилась скованность, словно он делал всё через силу, нехотя.

– Ты прекрасно выглядишь сегодня, Рианн, – шёпотом выдал Арсенио незамысловатый комплимент.

– Благодарю, – ответила девушка, не поворачиваясь к инкубу.

– Ты тоже, Тесса, – подумав, добавил Арсенио.

– Спасибо, – особенно за «тоже».

– Как устроилась на новом месте?

– Неплохо устроилась, спасибо за заботу.

– Я же говорил.

Может, похвалить его, догадливого такого, по чьей милости я вообще оказалась в Лилате?

Я придвинулась ещё ближе к Рианн и прошептала на самое ухо:

– Ты не сказала, что они родственники.

– Ради Лаэ, какие они родственники? – возразила Рианн. – Разве что чисто номинально.

– Во всяком случае, не кровные, – вмешался Арсенио. – Моя родная тётя, сестра моего отца, овдовела и вышла замуж во второй раз за человека, брат которого женат на сестре покойного супруга Лизетты.

Понятно, что ничего не понятно.

По крайней мере, без пол-литра чего-то повкуснее этого чая.

– Разве это считается родством? – уточнила я.

– Моим родным выбирать не приходилось, и потому цеплялись за любые возможные связи.

– Ты же лорд.

– Ну да, лорд. И на этом всё.

Вроде и сказано тоном нарочито небрежным, даже равнодушным немного, но чувствовалось, что тема для Арсенио не из любимых, рождающая глухое недовольство, мелькнувшее сейчас в синих глазах.

– Ш-ш! – неожиданно шикнула на нас дама почтенных лет, сидевшая в соседнем кресле.

Мы послушно умолкли и чуть отодвинулись друг от друга.

Время тянулось медленно. Очень медленно. Беседа всё больше походила на монолог или лекцию: Лизетта говорила и говорила, лишь иногда интересуясь мнением гостей, а те слушали не перебивая и с такими одухотворёнными лицами, словно им вот-вот поведают божественное откровение. Леди рассказала в деталях о деятельности благотворительного комитета за прошедшую неделю, напомнила о важнейших постулатах общества благородных дам, забывать о которых не следует никогда и ни под каким видом, и перешла к обсуждению последних светских новостей и перемыванию косточек неизвестных мне личностей. Здесь дамы приняли уже более активное участие – как-никак, сплетничать в одиночку всё равно что пить в компании зеркала. Потом была донельзя дурацкая игра в угадывание слов.

Потом по просьбе хозяйки одна из женщин села за стоящее у стены пианино и сыграла.

Потом к ней присоединилась другая и под аккомпанемент первой спела старую песенку о пастушке, овечке и волке, при ближайшем рассмотрении оказавшимся оборотнем. Помнится, в школе я слышала неприличную версию приключений пастушки в объятиях оборотня, но в гостиной Лизетты, естественно, всё было исключительно чинно и пристойно, включая тексты исполняемых песен.



Серина Гэлбрэйт

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться