Попробуй укротить меня

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

 

Тишина.

Нехорошая такая, можно сказать, мёртвая. Надеюсь, что не в прямом смысле мёртвая.

Ладно. Я думаю – следовательно, существую. Сердце бьётся – пожалуй, его заполошный стук, барабанной дробью отдававшийся в ушах, был единственным, что нарушало для меня эту зловещую тишину. Я свободно дышу – значит, потолок и всё, что выше оного, не обвалилось, погребя нас под неизвестным количеством земли и камней. Под спиной по-прежнему ощущается жёсткая кушетка, и ремни впиваются в запястья.

Похоже, магия не возымела должного эффекта.

Я открыла глаза.

Темно. И впрямь не видно ни зги – все лампы вырубились, а других источников освещения в лаборатории не наблюдалось. Кромешная тьма давила на сознание не хуже тишины, вызывая мерзкую ассоциацию с деревянными ящиками, в которых в стародавние времена люди хоронили умерших. Страх окатил ледяной волной, паника взметнулась, вызывая острое желание забиться в путах под собственный истеричный визг. И воздуха как будто стало меньше, он судорожными вдохами проникал в лёгкие, комковатый, сухой и пропитанный пылью. Сейчас воздух совсем закончится, и я умру, задохнусь и умру…

– Рианн? – позвала я неуверенно, и сама вздрогнула от того, как жалко и неуместно прозвучал мой осипший голос.

В ответ раздались звяканье цепочки и глухое мычание.

Слава всем богам, человеческим и не очень! Наверное, я бы с ума сошла, если бы осталась одна в этой тьме.

– Как думаешь, что там могло случиться?

Мычание.

– Если мы для них заказ, то должны же они подумать о нашей сохранности? За нас ведь какие-то деньги уплатили и вряд ли сумма маленькая, – если говорить, то почти и не страшно. И иллюзия дефицита кислорода отступает на задний план. – Рианн, а ты не сможешь прямо так ипостась сменить?

Новое мычание и выразительный звон встряхнутой цепочки.

– Значит, не можешь, – с сожалением констатировала я. – Ты не подумай, я не жалуюсь, просто эта темнота… и тишина… и вообще понимание, что мы под землёй… у меня паника начинается… и я задыхаюсь… Мне с инкубами не так страшно было… может, попроситься к ним обратно? Если выберемся, конечно. Хотя не уверена, что Байрон согласится… по-моему, у нас с ним взаимная антипатия с первого взгляда. И Арсенио ты нравишься, а я же не стерва какая и парней у подруг не увожу. Я вообще чужих парней не увожу… – и несу откровенную ерунду, но молчать куда страшнее. – У Эвана случайно нет подружки или невесты? А то нехорошо получается – живу с холостым мужчиной под одной крышей, вдруг ещё подумают о нас что плохое? Или непристойное…

Вспыхнул свет. Яркий, аж до рези в глазах и невольных слёз. Я зажмурилась и отвернулась. Хлопнула дверь, зазвучали шаги.

– Обычный толчок, – деловитый голос Дипэка породил смешанные чувства.

С одной стороны, если бы не путы, я бы бросилась расцеловывать дварфа – ура, о нас не забыли и даже свет включили! С другой – эй, а где команда по спасению бедных похищенных девиц из плена?

– Но один из тоннелей уровнем выше обвалился, – продолжил Дипэк, гремя чем-то. – Вроде никто не пострадал, но проверить не помешает, так что придётся вам, леди, немного побыть в одиночестве. Не волнуйтесь, я скоро вернусь.

Я поморгала, пытаясь привыкнуть к свету. На самом деле освещение в лаборатории неяркое, рассчитанное на чувствительное зрение подгорного народа, но после непроглядной тьмы и пламя свечи показалось бы мощным прожектором. Несколько потрёпанный и пропылившийся дварф, выудив откуда-то небольшой чёрный саквояж, ходил вдоль стеллажей, выбирал коробочки и флакончики и складывал в импровизированный походный кофр. Наконец остановился, окинул полки задумчивым взглядом и, видимо, удовлетворившись уже собранным, закрыл саквояж. Махнул мне рукой и снова вышел.

– А развязать? А перевести в камеру покомфортабельнее? А если кто-то из нас в туалет захочет? – возмутилась я.

Рианн лишь презрительно передёрнула плечами.

Сколько уже могло пройти времени? Хватился ли Эван сестры, учитывая его привычку работать допоздна? К Лизетте мы приехали где-то около пяти, ассамблея длилась часа два с лишним… эх, жаль, я не догадалась посмотреть на часы, благо что они были и в гостиной, и в холле вроде тоже. В первый раз я пробыла без сознания не очень долго… наверное, а во второй уже вурдалак разберёт сколько. Может, столько же, может, больше. В любом случае подсчёт гипотетического времени оптимизма не добавлял.

Рианн замычала, привлекая моё внимание, и повела левым плечом. Затем ещё раз и посмотрела на меня выразительно, совсем как брат. Я покачала головой.

– Извини, я не понимаю.

Девушка бросила взгляд на потолок и снова дёрнула плечом. Яснее не стало.

Из-за двери не доносилось ни звука, от осевшей на коже пыли настойчиво чесалось, казалось, всё тело и время тянулось резиной, сводя с ума неопределённостью. К нервной чесотке вскоре добавилось онемение – лежишь в одном положении, на бок не перевернёшься, на живот тем более. Рианн прислонилась спиной к решетке, уронила голову на плечо. И вдруг вскинула резко, предупреждающе зазвенев цепочкой. Спустя минуту-другую и я услышала шорохи и возню за дверью.



Серина Гэлбрэйт

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться