Попытка №1

Глава 1 ()

Утро возвестило о себе наглым и напористым звоном будильника. Рука через мгновение упавшая на полку с означенным предметом беспокойства, несколько секунд безрезультатно шарила по ней, прежде чем накрыть своей ладонью жужжащее безобразие и тут же прекратить всякие посягательства на безмятежность утренней неги. 
За окном разгорался рассвет, глашатай еще одного обычного дня. Аким встал и посмотрел на раскинувшиеся за горизонт громады зданий, угрожающих проткнуть собой небесную гладь, на мельтешащие тут и там дроны, словно эритроциты разносящие по капсулам и модулям жизнеблоков заказы их обитателей. Тихо вздохнул и произнес. 
- Авторизация , пользователь Антонидас восемьдесят четыре, запрашиваю блок питания А45. 
- Авторизация подтверждена, запрос принят. Запрос одобрен, с вашего счета будет списано 5 кредитов, на вашем счете 1725 кредитов, приятного аппетита. 
Аким машинально поморщился. Он морщился так каждый раз, когда слышал о списаниях средств со своего счета, ему шел 15 год, и того, что удавалось добывать с горем пополам хватало, дабы обеспечить состояние гражданина категории Д. 
Например если его счет больше чем на месяц упадет ниже отметки 1000 кредитов, система автоматически понизит его в категорию Е. Тоже самое относилось и к другим шкалам существующих для гражданина Д, если коротко то это шкала социальной активности, суть которой отмерять количество и важность социальных деяний, и шкала потенциала, формирующейся на основе продемонстрированных навыков, знаний, умений, умственных и телесных характеристик. 
Аким окинул быстрым взглядом серые с металлическим отливом стены своего жизнеблока. Квадратное помещение с одним дешевым модулем на две стандартные опции за 450 кредитов в месяц было едва ли намного шире этого самого модуля. 
Потертая панель управления камеры, красноречиво говорила о древности и ветхости жизнеблока. Об этом же периодически напоминала и система климатконтроля, иногда сбоящая и словно по повиновению чей-то коварной воли, устраивающая то пробуждение от резко понизившийся температуры, то посиделки в горячей сауне после выматывающего трудового дня. 
Бросив еще один тоскливый взгляд на спальное место Аким подошел к контрольной панели и трансформировал модуль в компактный гимнастический зал. В интерпретации этого дедушки всех модулей это значило кольца турник и брусья, прикрепленные к стене и потолку. 
Проделав небольшой комплекс упражнений, он согрелся и окончательно проснулся. 
Прошло не полных семь минут с того момента как Аким заказал свой завтрак, но вот уже коммуникатор разгорается оповещением о доставке и тут же затухает после подтверждения заказа. 
Мгновение, и через специальный шлюз поступает коробка с фирменным логотипом фудлокоса. 
В принципе, еда, доступная для граждан категории Д и Е, да и нижних рангов категории С мало чем отличалась друг от друга. Синтетика, она синтетика и есть, в какую бы красивую коробочку её не заворачивали. Разница была в подходе и обслуживании. 
Городская инфраструктура подразумевала низкоприоритетное обслуживание машинерией для категории гражданства Е. И потому, чтобы получить свою порцию синтетической бурды, на нижних уровнях в некоторых местах приходилось простаивать по нескольку часов. 
Ещё одно напоминание, вспыхнувшее на коммуникаторе разноцветными переливами, заставило торопиться. 
Завершив утренние упражнения, Аким быстро прикончил нехитрую снедь, хоть и обогащенную полезными веществами и витаминами зато абсолютно безвкусную. Эмуляторы вкуса стоили дополнительных кредитов, да и кроме того едва их можно назвать полезными для здоровья. 
Сегодня обязательные занятия в академии должны начаться раньше, а это значит, чтобы успеть вовремя придется поторопиться. Аким еще раз оглядел себя, проверил все ли на месте, и покинул свой жизнеблок. 
Ради поддержания своего счёта на необходимых отметках Акиму приходилось жесточайше экономить на всём. Он ел самую дешевую еду, из той, что могла хотя бы как то поддержать расход энергии и веществ для гражданина Д, одевался в самую дешевую одежду, снимал самое дешевое жилье. И при этом он по прежнему оставался бедняком и не мог позволить себе потратить даже два кредита на использование экспресса для путешествий между уровнями. 
Из за этого Аким выглядел хуже своих сверстников, когда он приходил в академию все смотрели на неказистого парня как на пустое место. Если прибавить к внешности Акима довольно заурядные, а местами и ниже онных отметки шкал потенциала, картина получалась удручающая. Он был изгоем как для своих одноклассников, так и для учителей. Одни предпочитали не замечать его, другие взваливали на него самую тяжелую и неблагодарную работу, а третьи и вовсе норовили сделать все, чтобы перевести этого не весть что о себе думающего неудачника на положенное ему природой место. 
Если Аким не понимал что-то или опаздывал на урок, ему не у кого было просить пересказать или пояснить материал. Если он спрашивал пояснения у учителей, то чаще всего слышал - У меня нет времени чтобы тратить его на такого бесталанного ученика как вы, да к тому же, даже если я поясню все равно вы ничего не поймете, - все это сопровождалось издевательским смехом в классе. 
Для набора индекса общественной полезности в академии Акиму доставались самые тяжелые задания. Например, если ломался дрон уборщик, или дрон грузчик, ему приходилось выполнять всю работу за них. Но и в дни когда все работало исправно группа единогласно, возлагала на Акима самую черную и неблагодарную работу. 
Чтобы набрать положенные для своего гражданства 100 единиц общественной полезности в месяц, Акиму приходилось работать втрое, а иногда и в пятеро от того, что делали его одноклассники. При этом не имея ни поддержки семьи, ни стипендиального обеспечения, Аким брался за любую работу которая только могла поддержать его. 
Не удивительно, что с таким графиком у парня не было достаточно времени на учёбу. Его бесконечные опоздания из за вынужденных подработок, даже являясь уважительной причиной , не добавляли ему очков популярности у учителей, и рушили и без того хрупкие отношения. Возможность Акима набирать необходимые для поддержания статуса баллы шкалы потенциала через академию были недостаточны. Потому чтобы хоть как то соответствовать минимуму, Аким научился использовать любую подвернувшуюся возможность для улучшения своих способностей, знаний, навыков. 
Он выработал в себе привычку тренировать ментальные навыки во время физических нагрузок. Так он мог повышать свои характеристики, выполняя механическую или грубую физическую работу. Например, сейчас спеша к очередному месту подработки, он занимался счетом в уме, исчисляя степени тройки. Сбившись после 14 миллионов 348 тысяч 907, он окинул взглядом суету, творящуюся вокруг. 
Весь уровень был подобен растревоженному муравейнику, люди одетые в разномастную одежду, спешили по своим делам. Кто то торопился к экспрессу, чтобы добраться до рабочего места, вторые, наоборот, хотели скорее добраться до своего жилого модуля и отдохнуть после смены, третьи занимались мелкой торговлей, норовя всучить торопящимся прохожим товары на все случаи жизни. 

С 30 метровой высоты его родного жилищного уровня вещал нестройный хор голосов голограмм, призывающих попробовать ту или иную новинку. Борясь за внимание аудитории, они расплывались различными образами, переливались яркими цветами, обволакивая прохожих сладкой паутиной грез и обещаний. 
Взгляд Акима предательски задержался на юной красавице, уверяющей, что новая добавка лайснэк позволит получать от еды незабываемые ощущения. 
Парню показалось, что в чертах девушки есть что-то смутно знакомое. 
Эта задержка продлилась всего несколько секунд, но её вполне хватило, чтобы программа признала его потенциальным покупателем и озарила наручный коммуникатор рекламным сообщением с предложением попробовать новинку уже сегодня. 
Отправив сообщение в спам, Аким укорил себя за потраченное зря секунды и двинулся к станции перехода между уровнями.



Роберт Разумов

Отредактировано: 10.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться